Интервью

Главное наше восхождение – от земли на Небо

Главное наше восхождение – от земли на Небо 12.09.2017

12 сентября отмечает день тезоименитства митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил (Доровских), постриженный в монашество с именем Даниил – в честь преподобного Даниила Московского – в 1985 году в Троице-Сергиевой лавре. Человек, призванный Богом к монашеству, должен стремиться подражать своему небесному покровителю, и в данном случае можно провести такую параллель: получив в княжение маленькое незначительное Московское княжество, святой благоверный князь Даниил Московский был этим доволен и все свои силы направил на то, чтобы дать мощный импульс духовному и материальному развитию «бедной деревушки». Он, четвертый сын святого благоверного князя Александра Невского, заложил основы возвышения Московского княжества и основал одну из первых на Москве обителей, впоследствии названной Московским Даниловым монастырем. Наш современник, владыка Даниил возглавил вначале одну дальнюю кафедру Русской Православной Церкви – Южно-Сахалинскую, затем стал главой тоже дальней, окраинной митрополии – Архангельской. Но, по сердечному убеждению архипастыря, с окраины начинается Россия. И митрополит Даниил старается, чтобы под его духовным руководством развивалась и крепла приходская и монашеская жизнь на Русском Севере, который в одном из интервью он назвал местом притяжения человеческих сердец, где уцелели островки подлинного Духа Божия. Мы побеседовали с Владыкой в преддверии дня его тезоименитства.

Путь к «собственности покаявшихся»

Владыка, в предыдущем своем интервью «Монастырскому вестнику» – «Святитель Игнатий (Брянчанинов) открыл мне путь к монашескому житию» – Вы поведали, какой переворот произошел в Вашей душе после знакомства с творениями «учителя покаяния», как называют выдающегося богослова, духовного писателя, проповедника, подвижника XIX века. И нашу очередную беседу хочется начать с мысли святителя Игнатия, писавшего, что «от лица покаяния бежит всякий грех» и именно оно отличает «избранников Божиих от сынов мира». Скажите, встречались на Вашем пути люди с непрестанным покаянием?

Был такой замечательный иерарх Русской Православной Церкви архиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий (Кривошеин). Человек с яркой биографией – сын министра земледелия Российской империи, участник Белого движения, студент университета Сорбонна в Париже, принявший монашество после паломничества на Святую Гору Афон в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре, известный патролог и богослов – он мечтал побывать дома, в родном Санкт-Петербурге, на тот момент – Ленинграде. Став архиереем, он смог приезжать в Советский Союз. Но была у него еще одна мечта – казалось, несбыточная. Чтобы похоронили его там, где лежат его близкие. На Серафимовском кладбище в городе на Неве. Он молился об этом. А у Бога ничего невозможного нет! В последний свой приезд на Родину в 1985 году Владыка, ровесник века, скончался. Хотели гроб с телом покойного перевезти в Бельгию, где он четверть века возглавлял кафедру нашей Церкви, – оказалось, что очень дорого. И «несбыточная» мечта Владыки осуществилась: архиепископ Василий упокоился рядом с почившими родными. Я часто его вспоминаю, рассказываю о нем другим, и вот в связи с чем. Однажды Владыку попросили рассказать о преподобном Силуане Афонском, так как они жили какое-то время в одном монастыре на Святой Горе. На что Владыка ответил: «Я ничего не могу сказать, я его не видел. Он не был тогда духовником, он был простым монахом – кротким, скромным, смиренным – и прятал благодать Божью». Вот оно, главное – духовный человек не выставляет напоказ дары, полученные от Бога! Не кричит о них повсюду, не хвастается. Приведу для наглядности такой пример: представим, что вам выдали в «Сбербанке» большую сумму денег. Но ведь вы не положите их в авоську – сумку, содержимое которой открыто для всеобщего обозрения! Вы не пойдете с этой авоськой, полной купюр, по городу. Так и с духовными дарами от Бога...    

И все же по Своей великой милости Господь дал мне возможность увидеть степень духовного созревания разных людей. У нас в Троице-Сергиевой лавре был архимандрит Сергий (Петин), ризничный, замечательный батюшка. Идет соборное служение, архимандрит Кирилл (Павлов) возглавляет его, мы сослужим ему, и отец Сергий тоже служит и так плачет, так плачет, стараясь при этом скрыть свои слезы от посторонних глаз! Прежде у него не было такого дара слез, а когда оставалось несколько лет до перехода в вечность, появилось глубочайшее покаяние... Как писал архимандрит Киприан (Керн), чьи фундаментальные труды по патристике, литургике и пастырскому богословию вошли в сокровищницу богословской науки, вначале у нас бывает ревность, потом может наступить некое охлаждение, а к старости зачастую предчувствие смерти, приближения к вечности острее воспринимается человеком, и он вновь становится более ревностным. Это я не раз замечал. Отвечая на Ваш вопрос о покаянии, давайте вспомним и того, на кого указал батюшка Серафим Саровский, когда его спросили, кто в обители выше всех стоит перед лицом Божиим?

Как ни странно, на повара из бывших солдат на кухне...

Оказалось, ничего странного в том не было. Указав на повара, Преподобный объяснил это следующим образом: «Характер у повара от природы огненный. Он готов в запальчивости убить человека, но его непрестанная борьба внутри души привлекает к нему великое благоволение Божие. За такую борьбу ему подается свыше благодатная сила Святого Духа, ибо непреложно Божие слово, которое говорит: " Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его (Откр 3:21) "». То есть у этого гневливого человека шло непрестанное покаяние, не прекращающееся ни на миг, что стало залогом его спасения для жизни вечной. Воодушевляют слова святителя Игнатия (Брянчанинова): «Очевидно, что Царство Небесное делается неотъемлемою собственностью покаявшихся»!   

Что нас отлучает от Христа

Владыка, не раз приходилось встречаться с мнением, что горько оплакивать свои грехи, каяться в них до конца жизни должны те люди, которые что-то украли или, может даже кого-то убили. Словом, нарушили какую-то из евангельских заповедей. А кто, допустим, любит «перемывать косточки» своим ближним или просто их осуждает, так это и грехом не считается. Дескать, все мы любители посудачить! Что Вы можете сказать по этому поводу?

По этому поводу четко и ясно высказался святой апостол Павел в Первом послании к Коринфянам, написанном в 54 или 55 году от Рождества Христова: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1Кор 6:9-10). Для меня эти слова когда-то стали настоящим потрясением. Обратим внимание, что злоречивые поставлены на один уровень с блудниками, ворами, пьяницами и так далее. А что значит злоречивые? Высказывающие что-то плохое в чей-то адрес. В начале 90-х годов я приехал в Германию, и во время Петровского поста мы решили выпить по чашке кофе с одним из священнослужителей. Смотрю, он добавляет в чашку сливки. Перехватив мой взгляд, произносит: «Желудок у меня слабенький, а что тут эти сливочки? Всего чуть-чуть». Вот у нас многие и считают: как молочные сливки в кофе нарушением поста не являются, так и посудачить о ком-то – тоже ничего страшного. Посудачат, потом еще возьмут и выложат в Интернете свои «злые речи». Не хотят понять, что, не вступая в решительную борьбу с этим грехом, все глубже укореняющимся в их сердце, они легкомысленно преграждают себе путь в Царство Небесное. Впрочем, не только миряне, но и священнослужители, и монашествующие не всегда удерживают свой язык и ум от осуждения.

Некоторые сестры Усть-Медведицкого Спасо-Преображенского монастыря выказывали недовольство своей настоятельнице, игумении Арсении (Серебряковой), возглавлявшей обитель во второй половине XIX века. Говорили: ну почему Матушка к нам придирается? Мы девственницы. Мы отреклись от своей воли. Мы ходим на послушания. Мы правило вычитываем. Разве этого недостаточно?! А Матушка, любившая собирать к себе сестер для духовных бесед, указывала им как на величайший грех вспыхивающую у них неприязнь друг к дружке, зависть, пересуды и прочее, прочее. То, по чьему-то разумению (точнее – непониманию), «мелкое» и «несущественное», что на самом деле отлучает нас от Христа, какие бы другие добродетели у человека не были... В письменном наследии преподобной Арсении, которая в прошлом году была причислена к лику местночтимых святых Волгоградской митрополии, мы можем прочитать следующие строки о покаянии: «Покаяние, так же как и молитва, не должно быть мечтательно. Истинное покаяние – дар Божий, оно полно сокрушения. А наше покаяние должно быть только сознание, уверенность в нашей греховности, неупование на себя. Это-то и приводит к вере». Чувствуется духовное пересечение со святителем Игнатием (Брянчаниновым), чьи труды были Матушке особенно близки и дороги.

Святые отцы пишут, что истинного покаяния не бывает без плача духа. Плач – свидетельство истинного покаяния. Но слезы-то могут появиться, а могут и не появиться! Мы должны просить у Господа дар слез. Я часто задаю верующим вопрос: «Скажите, вы просите у Бога дар слез?» – «Нет», – отвечают многие. – «А вечерние молитвы читаете?» – «Читаем». – «Зачем же вы тогда обманываете архиерея? Там ведь есть слова святителя Иоанна Златоуста: "Господи, даждь ми слезы, и память смертную, и умиление"». Некоторые люди обижаются на Бога. Да-да, обижаются! И называют причину своей обиды: Он не дает просимое по их молитвам. Представим себе человека, который заходит в учреждение, чтобы попросить о чем-то служащих, но невнятно произносит слова, рассеянно смотрит в окно. Откликнутся ли на его просьбу? Может быть, те, кто механически произносит слова молитвы про слезы и память смертную, так же просят у Бога и все остальное? По поводу слез святитель Феофан Затворник заметил, что их цена не водою, текущею из глаз определяется, а тем, что бывает на душе при них и после них.

То есть насколько этими слезами вымываются из сердца грехи?

Да. Говоря, что есть слезы от слабости сердца, от большой мягкости характера, от болезни, Святитель указывает и на слезы от благодати. Именно дар благодатных слез о своих грехах следует верующему человеку просить у Бога.

«У нас на Севере удивительные святые, и мы с ними дружим»

Владыка, если вернуться к вопросу духовного созревания, к разным ступеням этого процесса, то вот что поражает: один из шести монастырей Архангельской митрополии, находящийся в самом что ни есть «медвежьем углу», среди лесов и болот, назван в честь праведного отрока Артемия, Веркольского чудотворца. Отрока! Выходит, святой уже в ранние годы созрел для Царства Божия?

И не просто созрел. Он не только спасенный, но еще и другим помогает спасаться. Ведь спасенный и спасающий – это разные вещи. Вообще житие этого угодника Господня являет пример того, что «иной суд Божий, и иной человеческий». Благочестивый отрок, погибший от удара молнии в возрасте 12 лет, был осужден суеверными односельчанами, и его тело, как умершего от внезапной смерти, оставили без отпевания. Положили в лесу, прикрыв хворостом и берестой... Не могло человеческое сознание прийти к тому, что в 12 лет можно полностью созреть для Царствия Небесного, принести плод святости, кротости, смиренномудрия и чистоты. Люди подумали, что какой-то тайный грех у него был, или, быть может, у его родителей, коль мальчик умер внезапно. Тело его пролежало всеми забытое более трех десятилетий. В 1577 году мощи были обретены нетленными и прославились многими чудесами и исцелениями болезней. На месте их обретения основан монастырь. Сейчас в Веркольской обители хранится только маленькая частица мощей святого чудотворца. Ведь что произошло в 1918 году? Нетленные мощи святого являлись обличением той безбожной власти и всех ее проектов, которые она пыталась реализовать. Невыносимо было большевикам слышать от верующих: праведный отрок Артемий с нами, он нам помогает. Богоборцы решили сжечь «эту куклу». Однако произошла «утечка информации», и предупрежденные монахи укрыли святыню от поругания. Когда отряд ВЧК прибыл сюда, монахов построили на берегу Пинеги и стали допрашивать. Не добившись ответа, ничего не узнав, некоторых тут же на берегу реки расстреляли. А в конце кровавого XX века открылась новая страница истории монастыря. Уроженцем села Веркола был известный советский писатель Федор Абрамов, и его вдова Людмила Владимировна предприняла огромные усилия, чтобы обитель не превратили в туристический центр, как собирались сделать в начале 90-х годов, а чтобы в ней вновь началась монашеская жизнь. Радостно сегодня видеть, что монастырь возрождается. Братия старается, трудится.

А там, где есть монастырь, там есть и просвещение народа Божия. И Артемиево-Веркольский, и Свято-Троицкий Антониево-Сийский мужские монастыри окормляют близлежащие деревни – совершают в храмах богослужения, духовно просвещают северян. Также они ведут активную социальную деятельность. Принимают людей, вышедших из заключения в колонии и не имеющих работы и места жительства. (Естественно, это люди православные, согласные жить по монастырскому уставу). Реабилитируют наркоманов. Не одной медицинской помощью их поднимают – духовно, молитвами, что помогает тем быстрее выбраться из трясины, восстановить свою личность. Есть конкретные свидетельства избавления от наркозависимости. Так, например, один мальчишка, школьник из Петербурга, крепко подсел на эту гадость, и родители привезли его в Антониево-Сийскую обитель. Здесь он какое-то время пожил, слава Богу, отошел от своей пагубной «привязанности» и вернулся домой.

Конечно, монашествующим трудно приходится с бывшими заключенными, наркоманами и с теми, кто из-за всяких там неурядиц в миру теряет «почву под ногами». Но братия несет их немощи. И все же самое главное в монастыре – не социальная работа. Бес – он ведь пытается сделать абсолютно все, лишь бы только ты не молился! Занимайся детьми, занимайся бездомными, алкоголиками, наркоманами – чем угодно и кем угодно, только бы у тебя не хватало времени на молитву. Но в наших монастырях помнят о главном предназначении – внутреннем молитвенном делании, покаянном плаче о своих грехах, соборных молитвах за род человеческий, родное Отечество и наш народ...

Одна из особенностей севера – большие расстояния. В прежние времена монахи на севере удалялись от мирских искушений в безлюдные места. Продолжение этой традиции можно увидеть на примере одного из самых труднодоступных монастырей России – Свято-Богоявленского Кожеозерского, где служит иеромонах Михей (Разиньков), на сегодняшний день его настоятель и единственный насельник. В монастыре нет электричества. Туда нет проезжей дороги. Пешком, по лесной тропе, надо идти к обители километров тридцать.

Вы там были?

Нет, пока не добрался. Знаю, что отцу Михею помогают сестры, и он там больше как духовник небольшой сестринской монашеской общины. Интересен его путь к молитвенному уединению: сын священника, дирижер и музыкант по светской профессии, он нес послушание регента братского хора вначале в Оптиной пустыни, затем в Троице-Сергиевой лавре. Потом отправился на Север, где в Антониево-Сийском монастыре принял монашеский постриг и уже без малого два десятка лет подвизается в пустынной обители, настолько отдаленной от цивилизации, что даже слова из известной песни – «только самолетом можно долететь» – не отражают того, что есть на самом деле.    

Ради чего он забрался в такую глушь? Ради возможности в безмолвии возносить Господу неустанные молитвы, как это делали основатели Кожеозерского монастыря преподобные Нифонт и Серапион, вокруг которых постепенно стала собираться братия, что положило во второй половине XVI веке начало обители Богоявления. Причем преподобный Серапион по своему происхождению не был северянином, даже русским не был! Он был сыном казанского татарского царька. После взятия Казани Иваном Грозным мальчик попал в плен, воспитывался в благочестивой семье, принял Святое Крещение с именем Сергий и так полюбил православную веру, что ему оказалось мало быть христианином, монахом какого-то столичного монастыря (он ведь в Москве жил). Раб Божий Сергий отправился странствовать по монастырям. Ходил, ходил, пока не нашел это место. И навсегда остался здесь, а спустя время, принял от преподобного Нифонта постриг с наречением имени Серапион. Из истории этой пустынной обители не меньше меня поразил и другой факт: святой, живший уже после Серапиона и сотворивший много чудес во время своей земной жизни и творящий их после преставления, подвизался в совсем маленькой келейке. Он сам ее обустроил на реке Хозьюге. Правда, она уже разваливалась. Почитавшие старца-молитвенника люди построили для него новую келью – чуть выше по реке. Попросили переселиться. Ответной просьбой отшельника было: ископать возле нового его убежища глубокую яму. Когда яма была готова, преподобный Никодим часто в нее спускался – уходил для молитвы в затвор. Однажды он пробыл в той яме 40 дней и 40 ночей без пищи и питья, день и ночь вознося молитвы Спасителю и питаемый единственно Божьей благодатью. У нас на Севере удивительные святые, и мы с ними дружим. У нас с ними тесная дружба.

Ваше Высокопреосвященство, что Вы вкладываете в понятие «тесная дружба со святыми»?

На земле дружба с человеком заключается в том, что ты ему звонишь, тепло общаешься, помнишь про его день рождения, с любовью подбираешь подарок на именины. Так и здесь: мы знаем дни рождения в вечность святых, ставших для нас родными, и тоже стараемся делать им подарки. Мы постоянно им «звоним». Молитва – это как звонок по телефону.

Постоянно бываем на связи с теми, кто будет нас там ждать и реально помогать нам за гробом. Святитель Игнатий (Брянчанинов) указывает, что главное наше восхождение – от земли на Небо. На этом пути каждого из нас будут встречать духи злобы поднебесной, которые станут предъявлять мыслимые и немыслимые грехи (коих мы, может, даже и не делали). Но они же клеветники, они будут всячески нас оговаривать! И наша надежда, наше упование – на близких друзей из святых, которых мы, живя на земле, должны приобрести «богатством неправедным». («И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным» (Лк. 16:9)). Часто люди спрашивают, искренне удивляются: почему неправедным? Потому что мы его не заработали. Ни за свое здоровье, ни за свои способности или талант и прочее, прочее мы ничего не заплатили. Получили это богатство от Бога и должны им хорошо распорядиться: приобрести с его помощью замечательных друзей, святых угодников Божиих, что не просто нам помогут, но никогда от нас не отвернутся во время земной жизни, как бы низко мы ни пали, что бы с нами ни случилось, они всегда будут нас любить, молиться за нас. У нас в крае известен подвиг многих новомучеников и исповедников Церкви Русской. Далеко не все имена явлены, но у Бога все мученики святы, Церковь знает о неведомых святых. Последний старец Оптиной пустыни преподобный Нектарий Оптинский писал: «Как скажешь: «Вси святии, молите Бога о мне!» – так все святые воскликнут на небе: «Господи, помилуй!» – и будет тебе приобретение». Представляете, все Небо в эту минуту начинает молиться за нас!

Фотографии из архива Архангельской митрополии


Беседовала Нина Ставицкая

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.