"Главное - создать альтернативу соблазнам"

Дата публикации:05.01.2012

Беседа с вельским священником Артемием Ведерниковым

Православный храм Успения Божией Матери в Вельске практически не закрывался на протяжении всей советской эпохи. Только одно десятилетие, с 1936 по 1946 годы, в нем действовала пошивочная мастерская. Однако по разным причинам в последние годы на приходе часто менялись настоятели. Всего два года назад туда попал молодой московский священник.

Отец Артемий Ведерников родился на Урале, в небольшом городке. Учиться поступил в Московскую духовную семинарию, которая находится в Троице-Сергиевой Лавре. Там же, при Духовной академии, располагается и регентское отделение, куда принимают девушек. Как это нередко бывает, среди студенток школы семинарист нашел свою будущую супругу. Они обвенчались, и через год, на третьем курсе, его рукоположили во диакона, на четвертом – во иерея. Окончив семинарию, молодой батюшка поступил в Академию, служил в разных храмах столицы.

«Я очень хотел здесь служить»

После женитьбы у отца Артемия появилось много родственников в Архангельской области: матушка Валентина родом из Коряжмы.

«Я часто приезжал сюда – Котласский район, Виледь… Мне очень понравились люди: в них чувствуется подлинная, еще не растраченная русскость. В центре все уже испорчены материальными благами, деньгами, для них соль жизни – в деньгах, люди жесткие, замкнутые. Северяне более открытые, добрые, готовы помогать друг другу». Поездки на Север укрепили желание служить где-нибудь здесь, в провинции. Нетрудно было заметить, как нужны в этих краях священники: «Я видел, что нет воскресных школ, сектантов много. Было жалко местных жителей, я очень хотел здесь служить», - вспоминает батюшка.

Перебираться на Север было непросто. Нужно было оставить и родную Челябинскую епархию, и Москву, где предлагали найти жилье и оставить священником при Богородице-Рождественском женском монастыре. Однако все получилось. В 2009 году в Вельск перевели бывшего коряжемского настоятеля игумена Антония (Яворского). Он и пригласил туда молодого священника. Обучение в Академии пришлось продолжить заочно.

«Сразу после приезда матушка взялась за создание профессионального хора. Сначала не получалось, никто не откликнулся, но сейчас в хоре уже четыре человека, все профессионалы – преподаватели музыкальной школы, поют, воцерковляются. К сожалению, поющих мужчин в Вельске нет, так что будем искать. Хотелось бы слышать смешанный хор, но пока женский».

Первой заботой самого священника на новом приходе была воскресная школа. По разным причинам ее так и не удалось открыть при прежних настоятелях. Желающих учиться было много, и с каждым годом их число только растет. Самое интересное, что знания о вере и Церкви оказались еще более востребованы среди взрослых, чем среди детей (и так зачастую перегруженных разного рода дополнительными занятиями, кружками и секциями) поэтому примерно через полгода после начала занятий в обычной воскресной школе пришлось открыть еще одну, для старшего поколения.

Отец Артемий подробно, с удовольствием рассказывает о школе. Дети – примерно 45 человек – делятся на семь групп, все обучение рассчитано на 9 лет. Дошкольники (6 лет) изучают подготовительный курс – основы Православной культуры. Второй год – православный месяцеслов, жития святых и праздники. Затем основы нравственности, основы богослужения, Священная история, история Церкви, литургика, история Русской Церкви. Последний год – катехизис, серьезный обобщающий курс. Изучение того или иного предмета связано с возрастом учащихся, их интересами и возможностями. Уроки идут между службами в субботу и воскресенье, взрослые занимаются в будние дни по вечерам. С этого года работает еще и военно-патриотический клуб для детей и подростков, создается детский хор.

Взрослые «школьники» – в основном женщины, это и педагоги, и врачи, и пенсионерки, большинство учеников имеют высшее образование. «В основном это активные прихожане. Еще учатся их знакомые, кто интересуетсяся Православием. Кто-то и в храм не ходил, а начал ходить в воскресную школу. Некоторые родители, чьи дети учатся в воскресной школе, стали ходить с ними, в храм при этом тоже не ходили. Узнав, что есть школа для взрослых, начали ходить туда, а потом уже и на службы; через школу воцерковляется много людей. Сейчас, спустя два года, уже и знакомые учащихся, околоцерковные, тоже заинтересовались и стали ходить». Молодых немного: «Кто сейчас обращается к Церкви из молодежи? В храм приходят через разум, задумавшись о смысле жизни. А в провинции такой молодежи вообще очень мало, школьники уезжают учиться в институтах и не возвращаются. А кто остается? Те, у кого более скромные запросы, следовательно, и вопрос о смысле бытия их меньше волнует».

Школа стала для прихода «кузницей кадров», именно она формирует общину. Отец Артемий и матушка Валентина, на которых пока практически полностью лежит преподавание (причем своих детей у них уже двое), надеются воспитать в ней и будущих учителей. С этой осени одна из прихожанок начинает помогать в младшей группе детской воскресной школы.

«В Вельске очень ожил интерес к Церкви»

Не забывает священник и обычную школу: «В школы вначале не пускали, не то чтобы не пускали, но - «Отец Евгений у нас бывал…» Но мы хотели организовать все более основательно, провести анкетирование и выяснить, что действительно нужно». Целый год ушел на подготовку, и теперь план лекций по ОПК в среднем звене уже должен быть разработан до летних каникул. Не останутся в стороне и педагоги:

«Для преподавателей русского языка и литературы будут читаться лекции по основам Православия. Формат – раз в месяц, в этом году шесть встреч, учителя будут приезжать со всего района. Сначала основы Православия, первые две встречи, потом введение в христианскую письменность – о Священном Писании, вообще о церковном наследии, потом перейдем на русскую литературу». Преподавать русскую классику в отрыве от Православия невозможно, считает отец Артемий, а в светских и, тем более, советских вузах этому никого не учили.

Еще при игумене Антонии (теперь он настоятель архиерейского подворья в Березнике) в городе начали проводиться Кирилловские чтения – памяти праведного отрока Кирилла Вельского. В них участвуют в основном ученики воскресной школы, но есть надежда, что после курса ОПК и другие школьники проявят активность.

Привлечь, заинтересовать людей помогло еще одно начинание отца Артемия с матушкой: Рождественские и Пасхальные спектакли. Их показывали сначала на городской сцене, потом повторили в пригородах. Полгода назад рождественская постановка задействовала почти полсотни участников, а на Пасху совместно с Вельской гимназией искусств был подготовлен концерт. Некоторых зрителей это привело в храм, а кроме того, активное вмешательство православного прихода в общественную жизнь не осталось незамеченным: «В Вельске очень ожил интерес к Церкви. Постепенно люди понимают, что Церковь – это не бабушки-платочки, что она отвечает на самые насущные вопросы человека».

«А почему нам всего этого не говорили?»

К сожалению, почти любой православный пастырь в своей практике сталкивается с сектантами, отец Артемий – не исключение. Однажды настойчивые проповедники из числа свидетелей Иеговы попытались завербовать самого священника прямо у него на дому: «Вы, - говорят, - не хотите Библию изучать?» – «А вы не хотите Библию изучать?» – «У нас проводятся собрания…» – «У нас тоже проводятся». – «Ой, мы видим, вы человек верующий… - и убежали».

Сект много. Еще один феномен Севера: его жители при всей своей доброте и открытости склонны к сектантским настроениям, считает батюшка. Приятно почувствовать себя избранным: несмь, якоже прочии человецы, - слова фарисея из евангельской притчи. С другой стороны, вовлечению людей, преимущественно интеллигенции, в секты немало способствуют прозападные настроения, когда Православие отметается вместе со всем русским. Главное сейчас – создать альтернативу соблазнам. На это и направлены все усилия вельского священника.

Вера должна быть осознанной, считает вельский священник, только это и поможет избежать опасных заблуждений. Для желающих принять Таинство Крещения, крестных, родителей младенцев на приходе введены обязательные беседы. Они начинаются с традиционного вопроса – зачем нужно креститься? Продуманный ответ можно услышать редко и, как правило, от приезжих. Вельчан вопрос порой ставит в тупик: «Просто креститься», «Креститься и все», «Какие вы нам вопросы странные задаете…» Проще с детьми: «Чтобы Бог хранил», «Чтобы Ангел Хранитель был».

За полтора часа (в лучшем случае) разговора священник пытается донести до слушателей самое главное. От понимания смысла жизни отец Артемий переходит к догмату о спасении, совершенном Христом, которое человек может усвоить через веру и Крещение. Затем возникает следующий вопрос – об ответственности крещеного человека.

«Здесь я привожу простой пример. Некоторые говорят: я верю, вера у меня в душе. Но представим двух людей: они говорят, что любят друг друга, и даже, может быть, живут вместе, но свободное время проводят отдельно, с друзьями, и гуляют направо и налево. Поверим мы им? Нет, отвечают все хором. А если я говорю, что верю в Бога, но в храм не хожу, добрых дел не делаю и грешу так же, как грешат другие – я разве верю в Бога? Нет, не верю».

Рассказать о самом Таинстве времени уже не хватает. Приходится останавливаться и давать пояснения прямо во время Крещения. А потом новокрещеных ожидает еще одна небольшая беседа – о Святой Евхаристии.

В результате в Церкви остается примерно десятая часть крещаемых. Разумеется, хотелось бы видеть всех, но даже скромные плоды показывают, что труд небесполезен. Порой крестные, которые крестились раньше, по окончании беседы спрашивают: «А почему нам всего этого не говорили?» Такая реакция очень вдохновляет священника.

Что такое Церковь?

Основная проблема современного сельского прихода, считает батюшка, - нехватка священников, образованных, болеющих душой за свое служение. В Вельском районе пастырей всего восемь. Нужны и богословски образованные миряне. Люди должны перестать воспринимать Церковь как организацию, должны понять, что Церковь – это они и есть.

Пример совершенно неправильного представления о Церкви и ее иерархии – ситуация с вельским собором. Спасо-Преображенский собор был построен перед самой революцией, что называется, «всем миром». Поначалу была надежда возобновить службы к 100-летию храма, в 2013 году. Но теперь в нем располагается Дом культуры, и вопрос о возврате храма Церкви отложен до тех пор, пока не будет построено новое здание. Между тем, комментирует батюшка, речь идет не о передаче Московской Патриархии вельского ДК, а о возврате самим вельчанам их святыни:

«Кто собор-то строил? Вельчане строили, на свои собственные средства. Сколько сил было вложено, несколько тысяч жителей трудились. А сейчас говорят о возврате Церкви так, как будто это какая-то финансовая структура, которая содержит штат священнослужителей. Сами вельчане – они и есть эта Церковь. Пока собор не будет возвращен, у Вельска нет будущего. Нельзя так попирать святыню, особенно в наше время, когда уже понятно, что все нужно ставить на свои места».

«Работы у нас очень-очень много»

«Хочется, чтобы поменялось сознание людей, - продолжает отец Артемий, - чтобы они сами осознали себя Церковью. Раньше люди были намного беднее, чем сейчас, а какие храмы строили! Сейчас строят отдельные организации, предприниматели, а большинство остается в стороне и живет по принципу «на Тебе, Боже, что нам негоже».

Встречая нового батюшку, прихожане какого-нибудь сельского храма зачастую ждут: посмотрим, что он умеет, что сделает для нас, для храма. Но священник должен представлять общину перед Богом, совершать богослужения, молиться, а не заниматься ремонтом или стройками; быть организатором и вдохновителем, а не бизнесменом или рабочим.

Отец Артемий старается включить прихожан в общую деятельность. Ученики воскресной школы для взрослых по очереди выходят на дежурство в храме – следят за порядком, зажигают лампады, отвечают на вопросы приходящих. Своими силами делается ремонт, проводятся субботники. Конечная цель – наладить приходскую жизнь так, чтобы она не замыкалась на священнике: если с уходом любимого настоятеля паства разбегается и все дела встают, значит, что-то было не так: «В идеале прихожане должны сами обращаться к священнику, если он чего-то не знает или не понимает: «Батюшка, нужно сделать то-то и то-то, а то будет плохо. Мы готовы это сделать. Благословите».

Спустя два года после приезда в Вельск за усердные труды во славу Святой Церквинастоятель вельского прихода был награжден наперсным крестом, а несколько раньше назначен благочинным Вельского округа. Забот, разумеется, только прибавилось. Одна из первостепенных – опять-таки создание воскресных школ там, где их еще нет. «Работы у нас очень-очень много», - подчеркивает священник.

Беседовала Ирина Козьмина

Возврат к списку




Публикации

Епископ Тихон (Шевкунов): Для Церкви критика власти не является самоцелью
22 Ноя 2017

Епископ Тихон (Шевкунов): Для Церкви критика власти не является самоцелью


В интервью Зое Световой, журналисту сайта "Открытой России", епископ Тихон (Шевкунов), которого называют "духовником Путина", рассказал, что не смотрел фильм Кирилла Серебренникова "Ученик" и не показывал его Путину, объяснил, почему Церковь поддерживает государство, и сообщил, что знает, что некие силы готовят серию заказных публикаций против Русской Православной Церкви, чтобы ослабить ее влияние на народ.

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.