5 вопросов о катастрофе на Русском Севере

Дата публикации:15.03.2012
16 марта в Москве будут обсуждать трагедию. Это случится в рамках конференции с безобидным названием «Возрождение деревянных храмов Русского Севера». На самом деле речь идет не столько о возрождении, сколько о спасении сохранившегося, ведь шедевры русской архитектуры исчезают сегодня именно с катастрофической скоростью. О том, что сегодня можно и нужно сделать, чтобы этой катастрофы не произошло, «Фоме» рассказал руководитель проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера» священник Алексий Яковлев.

1. Отец Алексий, какова сейчас ситуация с деревянными храмами Русского Cевера? Она как-то изменилась за последнее время?

 До нас дошло около 30% деревянных храмов и часовен Русского Севера, которые существовали до революции. В настоящий момент большинство из них находятся в совершенно критическом состоянии и в течение жизни еще нашего поколения могут полностью исчезнуть. Средства, которые выделяет государство, могут помочь сохранить только незначительную их часть . Это касается в том числе и памятников федерального значения. Внешне многие храмы еще стоят, но внутри разрушения столь значительны, что нужна их немедленная реставрация.

Как правило, все эти храмы недействующие и связано это с тем, что в результате коллективизации и укрупнения колхозов земли Русского Севера опустели и продолжают пустеть. Многие из деревянных храмов находятся в деревнях, где живет всего несколько человек, а некоторые — в тех местах, где теперь уже нет людей.

2. А в чем их уникальность?

Деревянные храмы и часовни составляют самую уникальную часть русской архитектуры. Если каменные храмы так или иначе создавались по определенным образцам, то деревянные храмы делались по образцам только в самом начале развития деревянной архитектуры. Далее же они строились так, как пела русская душа, — совершенно удивительно, потрясающе красиво вписываясь в окружающий ландшафт. Если посмотреть на любой такой храм, сохранившийся до наших дней, то видно, что особенно красивым он бывает именно в сочетании с тем местом, где находится. Храм — это место, соединяющее землю и Небо. Стоит заметить, что такого разнообразия памятников деревянного зодчества, как в России, нет ни в одной стране мира. Некоторым храмам на Севере уже более трехсот лет. Такое уникальное национальное достояние является своеобразным генофондом нашей культуры. Его утрата будет колоссальнейшей потерей в эпоху глобализации и унификации различных культур.

3. Проводились ли подсчеты: сколько вообще было построено таких храмов и сколько из них сохранилось ?

Мы не знаем точно. Известно, что лет двадцать назад их насчитывалось около 600. Очевидно, что сейчас их уже намного меньше. Проблема еще и в том, что некоторые из этих храмов известны и стоят на государственном учете, а о некоторых вообще никто не знает. Участники нашего движения находили такие часовни, в частности, в Вологодской области. Но даже статус памятника федерального значения не спасает от разрушения. Сейчас нам известны около 150 заброшенных храмов и часовен, в которых мы провели определенные аварийные работы.

4. А в чем главная угроза? Климат? Просто время?

На мой взгляд, главная угроза для деревянной архитектуры заключается в том, что о такой красоте никто не знает. В 80-х годах прошлого столетия возник определенный интерес к русскому деревянному зодчеству, который поддерживался самим государством, существовали специальные отряды, которые следили за их состоянием. К сожалению, потом все это исчезло, были лишь отдельные, редкие инициативы. Поэтому, повторюсь, первая опасность в том, что деревянные храмы и часовни никому не известны, и, по большому счету, не открыты.

Вторая опасность связана с тем, что деревянные постройки достаточно уязвимы— они и горят, и гниют, и так далее. Дерево требует постоянного ухода. Незначительные повреждения могут привести к быстрому разрушению даже очень большого храма.

5. А что могли бы сделать общество, Церковь и государство?

На данный момент, по благословению архипастырей Архангельской епархии, и протоиерея Димитрия Смирнова в 2008 году создан проект «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера» поддержанный благотворительным фондом Содействие возрождению храмов Отечества. В проекте участвует молодежь, пока в основном, из Москвы. Совместно со специалистами — архитекторами и реставраторами — участники проекта проводят аварийные и реставрационные работы в деревянных храмах и часовнях Русского Севера. Но совсем молодое движение без поддержки государства не в состоянии решить все вопросы сохранения деревянного зодчества. Для этого и проводится конференция, целью которой является объединение усилий профессионалов, народа и Церкви. Предполагается обсуждение Народной программы по спасению деревянных храмов и часовен Севера России. Мы надеемся, что государство эту программу поддержит.

Справка

«Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера»

В целях сохранения исторической, культурной и культурно-нравственной преемственности, по благословению почившего Преосвященнейшего Тихона, епископа Архангельского и Холмогорского, и протоиерея Димитрия Смирнова, председателя Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами, в 2008 году была создана группа любителей Русского Севера, разработавшая проект «Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера». Проект активно поддерживает митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил.

Сергей МИЛОВ
Журнал "ФОМА"

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.