Епископ Иаков: Духовное возрождение Русской Арктики есть веление Божие

Дата публикации:20.11.2012

Епископа Нарьян-Марского и Мезенского Иакова еще до назначения в Ненецкий округ «крайности» словно притягивали: либо самый восточный российский рубеж, Сахалин с Курилами, либо край земли, Арктика. В своих фильмах, фотоальбомах и книгах он с благоговением раскрывал то, что наблюдал в экспедициях, - красоту человеческих душ, Церкви, Божьего мира. Командировки в Заполярье, а потом и служение на самой северной православной кафедре утвердили владыку Иакова в мысли о духовной мощи первопроходцев этих земель и о стремлении наших современников возвратиться к истокам святой веры. Свое видение духовного возрождения Севера России епископ Иаков представил Святейшему Патриарху Кириллу. Предстоятель Церкви благословил проект, дав ему название «Русская Арктика». О замысле и начальных этапах проекта владыка рассказал «Вестнику Архангельской митрополии».

Возвращение к Богу

События, участником и совер­шителем которых мне довелось быть, являются свидетельством возрождения Православия в север­ных землях, несмотря на смутное время и попытки некоторых людей скомпрометировать Церковь и ее служителей.

В прошлом году я участвовал в крестном ходе с иконой святителя Николая Чудотворца и ковчегом с частицей мощей святого по аркти­ческим границам, морям русской Арктики и Дальнего Востока. Мне также пришлось отправиться в даль­нее странствование, чтобы взойти на вулкан Богдан Хмельницкий, который высится над Курильском, воздвигнуть там крест, освятить молитвой и благословением Божиим Курильские острова. Курилы, которые были открыты русскими первопроходцами и ознаменованы поморскими крестами. Искусные в плаваниях в северных морях по­моры шли на восток через Сибирь, Камчатку, открывая новые земли не для того, чтобы обрести тленное богатство - пушнину, злато, серебро, которых искали французы и голланд­цы, а для того, чтобы эти земли, по слову Христа, стали святыми. Воис­тину они и стали таковыми - неотъ­емлемой частью Святой Руси. Каким вдохновляющим был подвиг русских первопроходцев и как сильна была их вера! Нам есть на кого равняться. Процесс возрождения и возвра­щения к живоносным источникам Православия непреодолим, потому что это возвращение к Богу. Истина оказывается сильнее всего.

Связи духовности и веры

Освящение храма в честь св.Николая Чудотворца на земле Франца Иосифа по сути стало на­чальным этапом большого проекта - святого дела, на которое мы призва­ны в северные и заполярные земли. И в самой северной епархии Русской Православной Церкви, и в самой дальней, Сахалинской, святитель Николай - покровитель, заступник и молитвенник. Неслучайно доселе живет в православном народе присловие: «От Архангельска до Колы 33 Николы». Множество церквей и часовен севера посвящены именно этому святому, и первый храм на Курилах был воздвигнут русскими первопроходцами в честь святителя Николая. Так что здесь связи очевид­ны и неразрушимы, ибо это связи молитвы, духовности и веры.

Сейчас государственные люди озаботилось очисткой Арктической земли, омываемой Ледовитым океаном, названным нашими пред­шественниками святым морем за безмолвие, сияющие снега и стро­гую красоту. Церковь занимается тем же очищением, только прилагая усилие к самому главному - челове­ческим душам.

Мы должны заботиться о своей земле, обретающей храмы, чтобы была возможность молиться, ощу­щать благодать. Нам предстоит соблюдать и возделывать землю, которую дал Господь и которую сво­ими трудами, молитвами, подвигом стяжали для нас предшественники.

Благословение преподобного Сергия

В июле, в день памяти препо­добного Сергия Радонежского, в Нарьян-Марской епархии прошел крестный ход в Пустозерск. Сергий Радонежский - единственный в великом сонме русских святых наименован Игуменом всея Руси, то есть ее хозяином, покровителем. Здесь не просто совпадение. Препо­добный стоял у истоков грандиоз­ного замысла создания духовного фундамента того явления, которое мы видим в российской истории, - продвижения Руси на север и се­веро-восток. Именно святой Сергий Радонежский благословил создание Северной Фиваиды, множества мо­настырей и скитов, основанных его учениками и заложивших фунда­мент духовности, которая обеспечи­ла благоуспешность дальнейшего устроения северной Русской земли.

Когда крестный ход переправ­лялся по реке Печоре, была редкая тишина вод. «Благорастворение воздухов», безмолвие, сияние солн­ца - я видел, как все это остается глу­боким воздействующим началом, искрой веры, которая прозябает в сердцах людей, может быть, дотолене очень задумывающихся о смысле жизни. Слова, произносимые в день памяти всех русских святых, «Русь Святая, храни Веру Православную, в ней же тебе утверждение!» - знамя истории самой северной епархии, округа и города Нарьян-Мара, который с полным правом может именоваться преемником великой исторической миссии Пустозерска и быть столицей Русской Арктики. Это и есть свидетельство наших времен, духовного возрождения, которое совершается и будет со­вершаться, несмотря на преграды, потому что это есть веление Божие.

Парадигма государствен­ного устроения

Не стоит преувеличивать ситу­ацию с Пустозерском, как местом, почитаемым старообрядцами, по­скольку здесь был сожжен прото­поп Аввакум и его соратники. Точка зрения людей, которые ассоцииру­ют город со старообрядчеством, ошибочна. Эта ситуация обусловле­на прежде всего псевдотрадицией и не особенным знанием русской истории. Упомяну пример, который позволит расставить точки над i.

Пустозерск был создан по воле са­модержца Ивана III, благословением Церкви в 1499 году. Тогда шел важ­ный процесс присоединения север­ных земель к великой московской Руси, становившейся средоточием бытия христианского православного мира. Византия пала, Московское государство возвышалось, и про­движение на Север было одним из стратегических приоритетов власти Руси XV столетия. Пустозерск стал первым городом русского Заполя­рья, его столицей. Факт того, что в нем воздвигли четыре храма и подворье монастыря, свидетельствовал о напряженной духовной жизни, которой жил русский человек.

Наименования праздников или имена святых, в честь которых были освящены церкви, очень значимы. Они являют собой парадигму го­сударственной политики, которую Михаил Васильевич Ломоносов позже определил, как «приращение России Севером и Сибирью». Со­борный Преображенский храм сим­волизировал духовное преобра­жение и освящение Севера светом Православия. Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Все главные храмы Московской Руси были посвящены Божией Матери, и Введенский означал приращение северными землями православного государства. Храм в честь Георгия Победоносца. Образ этого святого покровителя Православия над вратами Спасской башни, главного входа в святыню нашего Отечества, символизировал неотъемлемую принадлежность Московскому государству. Никольский храм был посвящен святому, особо почитав­шемуся русскими первопроходца­ми, поморами, мореплавателями Севера. Единство государства, духовных устремлений знамено­валось храмами, которые были созиждены в Пустозерске.

Превратное понятие о Пустозерске как о вотчине раскола - не что иное, как историческое заблужде­ние. Достаточно сказать о славной Соловецкой обители. Был период, когда Соловки затворились и не хотели признавать власть москов­ского государя и противились вла­сти церковной. Но мы же никогда не провозглашали монастырь оплотом бунтовщиков. Государственные преступники содержались и в Соло­вецком, и в Кирилло-Белозерском, и в Суздальском монастырях. Ни один из них не славен тем, что там находились люди, совершившие преступления против государства либо против Церкви. Они славны другим: святостью тех, кто созидал Святую Русь, хранил и приумножал таланты веры, благочестия, кто со­хранил доныне величайшее богат­ство православной культуры и духовности. Таковым был Пустозерск.

Путь промысла Божьего

В сложной истории города, пре­терпевшего запустение, поскольку Печора изменила русло, опреде­ленным образом виновны люди, которые вопреки стратегии русской государственности пресекли век­тор развития северных территории.

Я имею в виду прежде всего Иоанна Грозного, открывшего беспош­линные пути для иностранцев и перечеркнувшего дело, начатое в XV веке его предшественниками. За­пустение Пустозерска сокровенным образом явилось свидетельством того, что все в мире имеет свои при­чины и последствия.

Но история не закончилась на тех событиях. Столицей Русской Арктики стал Нарьян-Мар. Пер­спективы этого заполярного го­рода, его значимость в стратегии по развитию и сохранению наших позиций в Арктическом регионе, по возобновлению транспортного сообщения по Северному морскому пути, по разработке колоссальных запасов природных богатств, есть путь Промысла Божьего.

Подготовила Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.