Протоиерей Алексий Уминский о Заостровском конфликте

Дата публикации:14.01.2013

Хотел бы сказать несколько слов о событиях в Заостровье.

Я лично очень мало знаю отца Иоанна Привалова, виделся с ним буквально минуту в свою поездку по Архангельской епархии и он произвел на меня очень благое впечатление. При этом я очень хорошо и много лет знаю и митрополита Даниила. Знал его еще как епископа Сахалинского и как настоящего миссионера. Мы все время говорим об открытости Церкви, о катехизации, о необходимости сделать Церковь открытой и доступной, чтобы она радовала людей – вот владыка Даниил – тот человек, кто знает об этом не понаслышке и много лет ведет очень успешную миссию.

По своему характеру Владыка воспитан в серьезной монашеской традиции. Эта монашеская традиция воспринимается как воинское послушание, он очень прямой человек и настоящий боец. Он легко воспримет открытую и прямую критику. Когда он стал Сахалинским епископом, он оказался в епархии, где не было почти ни одного православного храма (может быть несколько — Сахалин был одной их самых атеистических областей, может быть первой атеистической – по отсутствию храмов – там не было ни одного храма) а несколько лет назад было больше 60, были и монастыри — мужской и строился женский монастырь.

Человек старорусских церковных традиций Владыка Даниил при этом часто использовал и русский язык на богослужениях, проводил миссионерские службы. Храмов на Сахалине не было, то, что становилось храмами – бывшие детские сады, магазины, склады. Там проходили богослужения как в первохристианские времена. Владыка Даниил знает, что такое первохристианская община — не искусственным образом, выстраивая ситуацию из книг, а живым христианским опытом, настоящим пониманием того, что такое первохристианское богослужение. Там, где никогда не было христианства, где атмосфера была напряженно антихристианская. На Сахалине продолжает служение его родной брат — владыка Тихон.

Происходящее сегодня в Заостровье — это не вопрос конфликта двух хороших людей, не вопрос конфликта хорошего и плохого человека, настоящего и ненастоящего христианина, не того, кто понимает, что такое хорошее богослужение и кто не понимает, не «хорошего священника и плохого архиерея». Конфликт совсем в другом.

Конфликт возникает вокруг той идеологии, которая позиционируется в общине о.Георгия Кочеткова. В моем понимании — и меня это расстраивает — о.Георгий Кочетков создает идеологически партийное мышление внутри членов своей общины, которые изначально настроены враждебно и высокомерны по отношению ко всем, кто не придерживается их принципов, и это очень грустно. Очень многие вещи, которые эта община пытается позиционировать как настоящее христианское богослужение, по-настоящему ценны и дороги. Но становясь идеологией отдельного прихода они входят в конфликт с общецерковной традицией. Это конфликт непонимания и необъясненности. Мне кажется, его можно было бы преодолеть.

Однако идеология вросла в контекст нашей современной церковной жизни. Ряд вопросов, по которым существует много разномыслий, обсуждались на конференции, которая была более 20 лет назад организована протоиереем Владимиром Воробьевым по благословению о.Иоанна (Крестьянкина). К сожалению, она была только одна, на ней выступали представители разных общин.

Мы не должны превращать наше разномыслие в скандалы. Те, кто пытается использовать эти вещи в примитивных скандалах — неправы. Нам всем есть о чем поговорить — есть масса неразрешенных вопросов. Есть масса вопросов о том, что такое евхаристическая община, что такое христианская община, что такое жизнь церкви под управлением архиерея, что такое церковное послушание, что такое наше понимание единства во Христе.

Если мы будем все низводить это до уровня «плохой архиерей» –«хороший священник» – то никогда эти проблемы разрешать не сможем. Мы не имеем права на такую подтасовку понятий. Нам надо выйти из состояния конфликта – слушать голос архиерея, слушать голос верующих людей, создавать площадку для серьезного обсуждения и диалога.

Подчеркну важную вещь – мы не должны забывать слов, которые сказал всем нам священномученик Игнатий Богоносец: «Где является епископ, там да будет народ, а где Иисус Христос, там кафолическая Церковь». И мнение епископа, тревога епископа – должна служить не поводом для конфликта, а поводом для проявления внимания и попыток наладить общение и контакт.

На 100% уверен, что в данной ситуации этот контакт возможен. Было бы желание.

По материалам: pravmir.ru

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.