Явление Божией Матери в Архангельске: благословение на мученический подвиг

Дата публикации:18.02.2013

Русская Православная Церковь подверглась в XX в. жесточайшим гонениям, которые по своим масштабам и изощренности превзошли гонения на первых христиан, она явила христианскому миру великий сонм подвижников благочестия, мучеников и исповедников. В соборном сознании немалой части русского православного народа все эти годы сохранялась глубокая вера в то, что мученической кровью и молитвенным предстательством этих подвижников Церкви суждено выстоять в испытаниях, которые обрушились на страну в годы безбожия[1].

Мученичество есть «свидетельство о непреходящей ценности жизни во Христе и со Христом, о радости быть всегда с Ним, о готовности пребывать всецело верным Ему даже до смерти... в исповедании Его имени[2].

В чем же причина героических актов самопожертвования как в прошлом, так и в настоящем? Мученики ранней Церкви были, как гласит само слово, свидетелями, но свидетелями совершенно уникального события, которое Павел выразил тоже совершенно уникальным образом: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал 2, 19-20). …Это и есть отличительная, особенная черта христианского мученика: он «сораспялся Христу», его жертвование жизнью есть акт достойного ответа, само собой разумеющегося благодарения. Он умирает не за идею, будь то даже высочайшая в светском понимании для человеческого достоинства… Он умирает за Того, Кто раньше умер за него»[3].

2 марта 1917 г., в день отречения царя-мученика Николая II от престола, была явлена миру икона Пресвятой Богородицы «Державная». Икона сразу стала почитаться как чудотворная, с нее делали списки, возили на молебны в храмы, на фабрики и заводы Москвы, в Коломенском она оставалась только по воскресным и праздничным дням[4].

Царственный вид иконы, знаки царской власти — скипетр и держава — словно подчеркивают, что в день отречения царя Николая Царица Небесная приняла на Себя заботу и окормление верных чад Церкви Российской. Алая порфира Богоматери, словно отражает цвет крови. И благословение Богомладенца Иисуса Христа как благословение народу Российскому.

19 января 1918 года, в канун открытия 2-й сессии Поместного Собора, Святейший Патриарх Тихон в своем знаменитом Послании анафематствовал «творящих беззакония и гонителей веры и Церкви Православной». Святейший призвал верующий народ: «Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери нашей… А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной верою зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, …зовите не нуждою, а доброй волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви Христовой будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова…»[5].

Поместный Собор 25 января 1918 года призвал верующих встать на защиту своих святынь: «Объединяйтесь же, православные, около своих храмов и пастырей, объединяйтесь все — и мужчины, и женщины, и старые, и малые — составляйте союзы для защиты заветных святынь… Лучше кровь свою пролить и удостоиться венца мученического, чем допустить веру православную врагам на поругание. Мужайся же, Русь святая. Иди на свою Голгофу»[6].

В ответ на эти призывы в городе Архангельске 6 и 13 февраля 1918 года в кафедральном соборе состоялись многолюдные собрания прихожан с участием всего городского духовенства во главе с викарным епископом Павлом (Павловским). Собрание приняло развернутое постановление о недопустимости гонений на Православную Церковь, призвало верующих встать на защиту храмов; причты, церковные старосты обязывались не допускать захватчиков в храмы, не давать им описывать имущество, в случае тревоги поднимать набатный звон. Для укрепления веры и поднятия духа верующих решено было провести 18 февраля Крестный ход с участием всех православных приходов города.

В ходе участвовали причты почти всех церквей города и окрестных деревень. В шествии принимали участие лютеранами во главе со своим пастором… По словам епископа Павла (Павловского)[7], «это было необычайное, небывалое, трогательное зрелище. ...Участников хода было не менее 25-30 тысяч человек (население Архангельска составляло 37 тысяч, вместе с пригородами — 65 тысяч человек). ...Многочисленный Крестный ход ясно доказал, что православный народ любит свою веру и свято чтит свои исконные обычаи».

Тем временем в большевистской России, на окраинах нашей области, занятой большевиками уже проливалась кровь новых мучеников за веру Христову. 16 апреля 1919 г. Союз духовенства и мирян г. Архангельска представил Временному правительству Северной области Послание Мирной конференции в Париже, в котором рассказывает о злодеяниях большевистской Красной армии на занятых ею участках области.

«Православная Церковь переживает …гонение от руководителей большевистской фракции Российской социал-демократии. Где только Правительству народных комиссаров удается захватить власть в свои руки, там начинаются надругательства над религиозными убеждениями православных. Храмы Божии не только запечатываются, но обращаются в кинематографы, в чайные, в казармы для солдат. В алтарях устраиваются оргии, причем святые престолы обращаются в «мерзость запустения». Пастыри Церкви при нашествии большевистских отрядов вынуждены или бежать из своих мест, или готовиться к мученической кончине. Имена всех таких священномучеников, в различных концах земли Русской показавших силу своей веры, с точным описанием их страданий установить пока невозможно; но и то, что известно про некоторых, свидетельствует об озверении мучителей. Здесь приводятся только несомненные факты, бывшие в пределах Северной области.

В Пинежском крае священник Михаил Шангин убит, тело его разрублено на куски. В Печорском крае протоиерей Аифал Суровцев был многодневно бит, а затем расстрелян и тело его сброшено в реку. Там же священника Иосифа Распутина, 60-летнего старца, привязали к телеграфному столбу и убили залпом, а тело оставили грызть собакам, угрожая смертью всем, кто вздумал бы хоронить его. Подобным же варварским способом убит протоиерей Шенкурского женского монастыря Николай Попов. Псаломщика Селецкого прихода Афанасия Смирнова расстреливали за совершение панихиды над умершим союзником — французом, и когда он, раненный, имел силы бежать, был пойман, снова поставлен над собственноручно вырытою могилой и убит.

Жизнь за монастырскими стенами и удаление от мирских дел не предохраняют от насилий гонителей. Жестоким образом убиты настоятель и насельники Кожеозерского монастыря, оказывавшего широкую помощь окрестной бедноте; а монастырь разграблен.

Создается убеждение, что против Православной Церкви, ее святынь и пастырей советские властители ведут систематический поход не только мерами гражданского порядка (отобрание церковных типографий, закрытие учебных заведений), но и мерами вооруженного насилия против лиц, по своему сану не берущих в руки оружие.

Ввиду такого бесчеловечия Союз духовенства и мирян г. Архангельска считает необходимым выразить перед Временным правительством свой решительный протест по поводу отношения советской власти к Православной Церкви, ее святыням и церковнослужителям. Мы протестуем по поводу мучений и убийств безоружного православного духовенства: против всякого рода арестов и лишения свободы, применяемых представителями советской власти за исполнение служителями церкви их пастырских обязанностей. Мы не только не доверяем сообщению красных газет об аресте Святейшего Патриарха Тихона, Первоиерарха Православной Русской Церкви, святителя высокой духовной жизни и опытного администратора, но и требуем для него полной свободы действий в духовной области, без всяких ограничений и стеснений. Времена Малюты Скуратова не должны возвращаться.

Мы протестуем против осквернения православных храмов и святынь; оно в глубинах народного сознания возбуждает и воспитывает ненависть к гонителям христианства. Мы протестуем против гонений вообще на Православную Церковь, эту величайшую святыню и объединяющую силу русского народа на всем протяжении его существования.

И так как, по нашему глубокому убеждению, христианская вера есть величайшая основа современной цивилизации и духовного развития всех великих народов, то для защиты ее мы просим Временное правительство обратиться к авторитетному голосу Мирной конференции и довести до ее сведения настоящий протест с просьбою принять решительные меры к прекращению ужасных и позорных деяний, проявляемых большевистскою властью в отношении к Православной Церкви».

Протест с подписями более 1000 верующих был вручен 16 апреля 1919 года особою делегацией, состоявшей из протоиерея Иоанна Попова, мирян Д. Соколова и К. Матфеева, председателю Временного Правительства П.Ю. Зубову, которому попутно было сказано о тяжелом положении духовенства в деревне. «Можно питать надежду, что Временное правительство, будучи русским по духу, не только передаст петицию на конференцию, но и само присоединится к ней. Тяжкие государственные бедствия ярче показывают, какое значение в жизни народа имеет религия»[8].

Правительство присоединилось к петиции, и протест был передан Главе правительства Северной области Н.В. Чайковскому для заявления на Мирной конференции в Париже.

В воскресенье, 3 августа 1919 года, в Архангельске происходит поистине знаменательное событие. Семеро детей от 10 до 14 лет — Галина и Ольга Зеленины, Эмилия, Валентина и Виктор Перешневы, Сергей Попов, Юлия Киселева — из двора дома по Новгородскому проспекту наблюдали на небе Пресвятую Богородицу.

Видение Божией Матери с Младенцем продолжалось около получаса. Потрясенные дети рассказали об увиденном родителям, а затем и настоятелю Воскресенского храма протоиерею Михаилу Попову. Отец Михаил засвидетельствовал их рассказ епископу Павлу (Павловскому)[9]. Владыка написал: «Милость Божия и заступление Божией Матери да будет с нами и над градом нашим». Известие о явлении Царицы Небесной было помещено в «Архангельских епархиальных ведомостях»[10].

В августе 1919 года начался вывод союзнических войск из Северной области. По предложению церковно-приходского совета Благовещенской церкви г. Архангельска «Союз духовенства и мирян Арангельска» принимает решение послать телеграфное обращение к архиепископу Кентерберийскому Рэндаллу Томасу Дэвидсону с просьбой «не лишать архангельских христиан братской помощи в деле защиты их от ожидаемого за уходом английских войск нашествия врагов… Жители г. Архангельска и всей Северной области питают надежду о Господе, что благородные сердца английских христиан преисполнятся ангельского сочувствия к ним, так нуждающимся для своего спасения от грядущих бед в сильной братской помощи. Они уповают, что английские христиане, проникнутые желанием помочь своим братьям, скажут своему правительству, что теперь еще преждевременно лишать братской помощи Северную область, но надлежит оставить ее там до того момента, когда по прошествии грозы положение русского народа прояснится, и он сам в состоянии будет охранять свою безопасность и свои святыни. Духовенство и христиане г. Архангельска имеют надежду, что английские христиане не отвергнут их настоящего моления о благовременной помощи для сохранения Божиих святынь от поругания и смиренных людей Божиих от ужасов голода и истребления…»[11].

Было решено для личного ходатайства послать в Англию особого представителя в составе обшей делегации от области, коим единогласно был избран протоиерей кафедрального собора Иоанн Лелюхин.

Союз духовенства и мирян обращается также к главам Церквей союзников с просьбой убедить правительства своих государств оставить войска в Архангельске для защиты мирного населения от большевиков.

С восстановлением власти большевиков 21 февраля 1920 года в губернском центре началась расправа с врагами революции. Военный историк В.С. Малаховский установил, что жертвами красного террора за полтора года стало 25640 жителей губернии[12]. С.П. Мельгунов в книге «Красный террор»[13] пишет, что после ухода из Архангельска английских войск и «торжественных похорон пустых красных гробов» начался такой террор, что город «стонал целое лето», он стал «городом мертвых». Автор сообщает, что «в первую очередь» было убито в апреле 1920 г. восемьсот офицеров, которые не успели уехать в Лондон по Мурманской железной дороге[14]. В мае 1920 г. на территории Соловецкого монастыря комиссией под руководством чекиста М.С. Кедрова создан первый лагерь принудительных работ для заключения военнопленных Гражданской войны и лиц, осужденных на принудительные работы[15]. К началу 1921 г. в губернии действовало пять ЛПР: Архангельский, Исакогорский, Пертоминский, Соловецкий и Холмогорский[16]. Со временем Архангельский и Холмогорский лагеря были закрыты, а Соловецкий стал главным лагерем страны.

В северных лагерях сидели более 150 тысяч заключенных со всей страны, в том числе более 3160 человек пострадали за веру Христову (жители Архангельской губернии — Архангельской области, священнослужители и миряне других епархий, отбывавшие наказание на этой территории, в том числе на Соловках)[17]. Всего за годы политических репрессий было репрессировано более 20000 жителей области[18].

К началу Второй мировой войны на всей территории СССР на кафедрах осталось всего 4 архиерея (из примерно 200): митрополиты Московский Сергий (Страгородский) и Ленинградский Алексий (Симанский) и по одному викарию у того и другого, служение в церквях продолжали несколько сот священников (ранее было более 50000). Можно предположить, что репрессиям подверглось не менее 90% духовенства и монашествующих (большинство из них были расстреляны), а также значительное число активных мирян. Некоторые исследователи оценивают общее количество пострадавших за веру в СССР числом до 1 миллиона человек[19].

В конце ХХ века начался процесс канонизации новомучеников и исповедников Российских. Великий сонм мучеников был прославлен Собором Русской Православной Церкви зарубежом в 1981 году, затем в Отечестве в 2000 году. К настоящему моменту поименно прославлено уже около двух тысяч подвижников (включая месточтимых), причем надо понимать, что это лишь малая часть из тех, кто беспорочно пострадал за веру от богоборческой власти, тех, кто, несомненно, прославлен у Бога[20]. База данных Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета располагает сведениями о более чем 32000 пострадавших за Христа в годы гонений[21].

Прославленный Русской Православной Церковью Собор новомучеников и исповедников представляют собой лишь малую толику сонма подвижников благочестия, утвердивших духовно-историческое торжество Церкви в эпоху беспрецедентных по своей кощунственности и жестокости коммунистических гонений. Русская Церковь противопоставила гонителям христианства сонм своих новомучеников и исповедников, явила миру неодолимость Церкви в ее духовном противоборстве с одним из самых страшных мировоззренческих искушений в истории человечества[22].

В Сонме прославленных мучеников и исповедников Архангельских священномученики: митрополит Петроградский Вениамин (Казанский), архиепископ Верейский Илларион (Троицкий), архиепископ Крымский и Симферопольский Лука (Воино-Ясенецкий), архиепископ Ананьевский Парфений (Брянских), епископ Белгородский Никодим (Кононов), епископ Вельский Николай (Караулов), преподобномученики: игумен Леонид (Молчанов); архимандриты Павел (Моисеев) и Феодосий (Соболев), иеромонахи Никодим (Щапков) и Серафим (Кулаков); архимандрит Вениамин (Кононов) и иеромонах Никифор (Кучин), преподобный Никон (Беляев) исповедник Оптинский, священномученики протоиереи Николай Родимов, Николай Пискановский и псаломщик Александр Якобсон-Зайдман, мученицы Антонина (Брянских), Апполинария Тупицына…

Хотя физически к концу 1930-х гг. Русская Церковь была практически полностью уничтожена, духовно она оказалась не сломлена, ибо, по слову митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), «смерть мучеников за Церковь есть победа над насилием, а не поражение»[23]. Именно благодаря подвигу новомучеников и исповедников Русская Православная Церковь и была спасена. В этом и заключается его непреходящее значение[24].

Их великое множество, очистивших в земных страданиях грехи свои и попавших в Царствие Божие. Очень трудно назвать даже приблизительно их число. Далеко не все имена явлены в Церкви. Но у Бога все мученики святы, Церковь знает о неведомых святых, слава которых не открыта на земле.

Сила и единство любого народа определяются, прежде всего, его духовной крепостью. Вершина же духовного возрастания — святость. Святые исповедники веры объединяли, объединяют и будут объединять народ России. Подвиг новомучеников имеет непреходящее значение. Сила святости, явленная ими, победила злобу большевиков-богоборцев.

Почитание новомученников и исповедников на наших глазах объединило Русскую Церковь, внешне стараниями богоборцев, казалось бы уничтоженную. Их жизнь, подвиг — величайший живой пример для подражания, исповедания веры даже до смерти. Без возвращения к истинным ценностям, идеалом которых является святость, наше общество останется обреченным. Если у народа нашей страны есть будущее, то только в следовании той Истине, верность которой явили наши святые, ближайшие из которых к нам — новомученики и исповедники Российские.

Иеродиакон Феофил (Волик),

насельник Свято-Троицкого Антониево-Сийского мужского монастыря

Архангельской и Холмогорской епархии Русской Православной Церкви



[1] Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. О Синодальной комиссии Русской Православной Церкви по канонизации святых // Исторический вестник, №9-10, 2000 г.

[2] Ср.: «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10,32).

[3] Ханс Урс фон Балтазар. Мученичество и Миссия. «Новая Европа. №16, 2003. http://www.agnuz.info/tl_files/reading_room/baltasar

[4] Донесение Св. Синоду митрополита Московского и Коломенского Тихона (Белавина) о обретении 2 марта 1917 г. иконы Божией Матери «Державная» от 13 октября 1917 г.

[5] Деяния Поместного Церковного Собора 1917-1918 гг. Кн.VI. Вып.2. С.4-5.

[6] Там же.

[7] Павел (Павловский), епископ Пинежский, викарий Архангельской и Холмогорской епархии (1917-1921).

[8] Временному правительству Северной области от Союза духовенства и мирян города Архангельска // Архангельские епархиальные ведомости. 1919. №9. 1 мая.

[9] О чудесном явлении Божией Матери в Архангельске помнили многие годы, жительница нашего города, дочь архангельского священника Екатерина Михайловна Синцова-Розанова (1906-2001 гг.) составила «Акафист Пресвятой Богородице на явление Ея во граде Архангельске». Впервые опубликован в церковно-историческом альманахе «Сийский хронограф», №2 за 2002 г.

[10] К сожалению, в архивных и библиотечных собраниях «Архангельские епархиальные ведомости», изданные позднее 15 мая 1919 года (№10) не обнаружены. О публикации упоминается в «Деле о контрреволюционной деятельности «Союза духовенства и мирян в г. Архангельске в 1917-1920 гг.». Архив РУ ФСБ по Архангельской области. Арх П-20833. «Союз духовенства и мирян» в г. Архангельске, 1920 г.

[11] Архив РУ ФСБ по Архангельской области. Арх П-20833. «Союз духовенства и мирян» в г. Архангельске, 1920 г. Т.3. Л.64-65.

[12] См. Мельник Т.Ф. О первых советских лагерях принудительных работ на Архангельском Севере (опыт систематизации источников и литературы) // XIX Ломоносовские международные научные чтения. — Архангельск : ПГУ им. М.В. Ломоносова. 2008. С.88-106.

[13] Сергей Петрович Мельгунов (1879-1956), антибольшевик, выслан из России с группой научной интеллигенции. Его книга впервые издана в Берлине в 1923 г., в основу положены материалы, собранные им в России с лета 1918 г. и письма, полученные в эмиграции. См.: Мельгунов С.П. Красный террор в России: 1918-1923. М.: СП PUICO, 1990. Здесь и далее ссылка на автора, главы «На Севере», с.59-61, «Истязания и пытки», с.135-136, «Разнузданность палачей», с.42, «Тюрьма и ссылка», с.160, 170, 191.

[14] Прорваться в Финляндию удалось 337 офицерам и 493 солдатам. См.: Тетеревлева Т.П. Эмиграция через Архангельск (1918-1920) // Слово о людях и земле Поморской. Архангельск: Норд, 1995. Вып. 2. С.197-205.

[15] Шубин А. Закрытие, изъятие, сокрытие (ликвидация Соловецкого монастыря и национализация его имущества) // Соловецкий сборник. Архангельск, 2006. Вып.3. С.188. См. ГААО. Ф.352. Оп.1. Д.135. Л.88об.

[16] Мишин В.А. Принудительный труд заключенных на советском Севере // Поморская энциклопедия. Архангельск, 2001. Т.1. С.329.

[17] За веру Христову : Духовенство, монашествующие и миряне Русской Православной Церкви, репрессированные в Северном крае (1918-1952) : Биографический справочник / [Сост. С.В.Суворова] ; Архангельская и Холмогорская епархия. — Архангельск : Православ. издат. центр. 2006.

[18] Поморский мемориал : Книга памяти жертв политических репрессий / Редкол.: Шперлинг Ю.М. (отв. ред.) и др.; Ред. — сост.: Белов В.Т., Корытова О.И., Цыварев В.С. ; Прокуратура Архангел. обл. — Архангельск : Изд-во Помор. гос. ун-та. Т.1-3. 1999-2001.

[19] Емельянов Н.Е. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь с 1917 по 1952 гг. // Богословский сборник. Вып. 3. М., 1999. С.264.

[20] Александр Мазырин, свящ. Подвиг новомучеников и исповедников Российских как основа единства Церкви и народного единства / http://www.patriarchia.ru/db/text/2257926.html

[21] База данных: Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века // http://kuz1.pstbi.ccas.ru/cgi-bin/code.exe/indx.htm?/ans#Martyrs

[22] Георгий Митрофанов, прот. Канонизация новомучеников и исповедников российских в Русской Православной Церкви // Актовая речь профессора Санкт-Петербургской православной духовной академии протоиерея Георгия Митрофанова на Годичном акте Санкт-Петербургских духовных школ 9 октября 2010 года / http://www.spbda.ru/news/a-730.html

[23] «Я иду только за Христом…»: Митрополит Иосиф (Петровых), 1930 год // Богословский сборник. Вып. 9. М., 2002. С.405.

[24] Александр Мазырин, свящ. Смысл и значение подвига новомучеников и исповедников Российских / http://e-vestnik.ru/analytics/smysl_i_znachenie_3049

Возврат к списку




Публикации

Епископ Тихон (Шевкунов): Для Церкви критика власти не является самоцелью
22 Ноя 2017

Епископ Тихон (Шевкунов): Для Церкви критика власти не является самоцелью


В интервью Зое Световой, журналисту сайта "Открытой России", епископ Тихон (Шевкунов), которого называют "духовником Путина", рассказал, что не смотрел фильм Кирилла Серебренникова "Ученик" и не показывал его Путину, объяснил, почему Церковь поддерживает государство, и сообщил, что знает, что некие силы готовят серию заказных публикаций против Русской Православной Церкви, чтобы ослабить ее влияние на народ.

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.