Любовь - одно из имен Божиих

Дата публикации:21.02.2013

В Архангельске 20 октября отметили вторую годовщину памяти епископа Тихона (Степанова). В этот день митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил в сослужении брата почившего владыки, настоятеля прихода блаженной Ксении Петербургской в Нюрнберге (Германия) протоиерея Петра Степанова совершил в Ильинском соборе Божественную литургию и панихиду. На следующий день в Гостином дворе открылась выставка портретных снимков епископа Тихона «С любовью...». Молитвенно почтить память брата отец Петр приезжает каждый год. Главной темой нашей беседы стали воспоминания.

-Отец Петр, вы с епископом Тихоном из семьи священника, в которой воспитывалось восемь детей. Скажите, а было духовное родство со страшим братом?

-У нас небольшая разница в возрасте, я моложе его на два года. Знаете, мы шли по жизни, надолго не расставаясь: в школе, в техникуме, в семинарии, в академии всегда были рядом. Потом, конечно, у каждого появилось свое серьезное дело, послушание.

В детстве мы мечтали быть пустынниками, подвижниками (о. Петр улыбается), росли на таких примерах, каждый день читая жития святых. Со временем я понял, что монашество - не мой путь, и не стремился к этому так, как стремился владыка Тихон. Но тогда, конечно, у него не было даже мечтаний о том, что в 32 года можно стать епископом.

-Выставку портретов епископа Тихона назвали «С любовью...» - фраза, которую владыка часто употреблял. Пожалуй, она наиболее полно раскрывает его внутренний мир и отношение к людям...

- Любовь - это состояние идеала, одно из имен Божиих; состояние, которое мы не можем только декларировать словами, но должны доказывать делами. Любовь к Богу мы можем доказывать, не вынося на суд общественности, это внутреннее дело каждого. Любовь к ближнему - это наполнение жизни человека, то есть это и слова, и дела, все, что его окружает. Здесь подчас судит не он сам, какова его любовь и ее проявления, а судят об этом окружающие люди: кто получил любовь, а кто был обделен ею, кто видел один и тот же поступок как проявление любви, а кто - как заискивание. Это уже суд человеческий, и надо интуитивно чувствовать, действительно ли человек открыт и пронизан любовью: напоказ или не напоказ, искренне или мнимо, фарисейски или, напротив, с глубоким смирением. В этом плане любовь к людям воспринимается непосредственно и более ярко.

Действительно, владыка часто повторял «с любовью». Также ему была присуща простота, которой, к сожалению, многие пользовались. Не та, которая обедняла, а которая позволяла по-другому смотреть на различные ситуации. Вспоминается эпизод, когда он должен был срочно вылететь на лечение заграницу. Я обратился к некоторым людям с просьбой поскорее оформить визу, но они ставили бесконечные бюрократические условия. Тогда владыка сказал: простоты у них нет. Такие ситуации он характеризовал этим словом, вкладывая в него то, чего сам старался избегать, - моментов, которые могли бы навредить взаимоотношениям с подчиненными или с паствой.

-Можете ли сказать, что и по сей день чувствуете связь с братом?

-Духовную сторону никуда не денешь. Встречаясь с общими друзьями, мы волей-неволей переходим на тему вечности: всплывают имена людей, которых уже нет, которые были близки нам по духу, по сердцу. В первую очередь мы вспоминаем владыку.

Духовный мир не имеет временных рамок. Человек, призванный Богом для вечности, приходит к людям, которые его любили; то есть мы и по кончине владыки не расстаемся с ним. Одна бабуля здесь, в Архангельске, рассказала, что приходила со своими бедами к епископу Тихону на могилку и просила помочь. Ей приснился сон, в котором владыка пообещал помочь. Буквально на следующий день вопрос благополучно разрешился. Любой пастырь, тем более архипастырь, не разлучается с паствой даже после кончины. Вот почему важно хранить молитвенную память друг о друге, а владыка Тихон всегда был нам доброй поддержкой.

-На ваш взгляд, начинания епископа Тихона на Архангельской кафедре получили продолжение?

-Времена епископа Пантелеимона, епископа Тихона, митрополита Даниила - совершенно разные. Методом статистических данных мы не сможем провести параллель и сказать: это был положительный момент, а это - отрицательный. Чувствую, что владыка Даниил является единомышленником епископа Тихона, поднимает митрополию на новый уровень Я постоянно слежу за жизнью в Архангельске через интернет. Среди страниц, которые просматриваю ежедневно, а это события, которые происходят в России и в мире, есть страничка Архангельской епархии. Я всегда в курсе всех событий, новостей. Радует, что с собором дело продвигается очень активно. Проезжая на поезде через мост, взглянул в окно, посмотрел на строящийся Михаило-Архангельский храм - он будет настоящим украшением города. Душой я всегда вместе с Архангельской епархией.

Беседовала Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.