Анархия вместо воспитания?

Дата публикации:25.02.2013

С рождением долгожданного ребенка, здорового и красивого мальчика, для их семьи наступило время жестких репрессий со стороны датских властей. Вот уже год с небольшим Анна и ее восьмилетний сын Алексей живут в Архангельске чудом спасшись от преследований датской ювенальной системы. Увы, эта история еще не закончилась.

ВИНОВНА В ТОМ, ЧТО РУССКАЯ

Поводом для пристального внимания властей послужило русское происхождение матери. Как принято в Дании, ювенальные органы отрядили своего работника, чтобы наблюдать за воспитанием ребенка в семье. Со временем отца и мать стали упрекать в том, что их сын воспитывается не так, как другие датские дети: получает непозволительно много внимания со стороны родителей, слишком чисто одет, чересчур опрятна его детская комната... А еще вместе с матерью бывает в русской общине и русском православном храме.

«Сначала нам настойчиво предлагали отдать ребенка в ясли, - рассказывает Анна. - Это делается там с 7-ми месячного возраста. Я, поскольку сама педагог, пыталась объяснить, что для сына будет гораздо лучше, если до трехлетнего возраста он будет воспитываться дома. Тем не менее, когда ребенку исполнилось два года, нам поставили ультиматум: если по доброй воле не отдадим ребенка в детский сад, к нам придут с полицией».

Пришлось поступить по воле представителей ювенальной юстиции. Как выяснилось, условия пребывания в датских детских садах сильно отличаются от российских, и далеко не в лучшую сторону. Дети предоставлены сами себе, по сути их ничему не обучают, не развивают навыков позитивного общения и поведения. В саду нет медицинского работника, не предоставляется горячее питание. Дети вынуждены носить с собой бутерброды и пить холодное молоко или обычную воду.

«Мы сочли это не воспитанием, а анархией, -продолжает Анна. - Педагоги пояснили, что мы должны общаться с сыном по-датски и следовать местным традициям воспитания детей».

Но одними благожелательными замечаниями дело не ограничилось. В детском саду сыну начали внушать, что, если он не живет в России, ему не нужен ни русский язык, ни русская культура. Анна и ее муж, конечно же, пытались следовать традициям, прививая мальчику лучшее из обеих культур, но реалии современного датского воспитания приводили супругов в оторопь.

«Когда мой сын приходил домой с маникюром и педикюром, рассказывая, что в детсаду был вечер девочек и педагоги наряжали его в женское платье, этого мы не могли воспринять, - горестно вспоминает Анна. - Он приходил с синяками на спине и говорил: ничего не помню, не спрашивай, иначе у меня будут проблемы...»

ИЗ ДЕТСКОЙ «ТЮРЬМЫ» В РОССИЮ

Стремление родителей хоть как-то контролировать ситуацию, понять, что же происходит в детском учреждении, вызвало большое недовольство ювенальных структур. Они восприняли это как попытку нарушить традиционные датские устои. Ювенальные органы негласно приняли решение об изъятии мальчика из семьи. Это случилось, когда Алексею исполнилось пять лет. Его втайне от родителей увезли в детский дом, а родителей поставили перед фактом, что ребенок будет воспитываться там «с целью социализации и адаптации к датским традициям».

«Мы пытались отстоять своего ребенка через суд, - комментирует Анна. - Но, увы... Последствия ювенальной политики в Дании налицо: молодые люди ведут себя неадекватно, когда вырастают без семейной ласки и любви. У них много извращений, которых русский человек не может себе и представить!»

Полтора года Алексей провел в детском доме. Ему дозволяли видеться с родителями всего несколько часов в неделю. Во время встреч ребенка с родителями присутствовала надзирательница, которая вела протокол их бесед. По-русски говорить запрещалось. Позже, когда ребенка привозили погостить домой, родители беспрестанно следили за временем - ведь опоздание каралось сокращением часов и запретом на общение с сыном. Малыша в слезах увозили в детскую «тюрьму», где его ждали глумливые сверстники и неприветливые надзиратели.

Наконец, у родителей созрело решение: мальчика необходимо переправить в Россию. Под предлогом трехдневной поездки во время каникул Анна увезла ребенка из детдома. На руках были билеты на самолет до Москвы.

Вот уже больше года Алексей и его мама чувствуют себя счастливыми людьми, вспоминая случившееся как кошмарный сон, и мечтают о приезде папы.

«БАРХАТНАЯ» РЕВОЛЮЦИЯ В ОБЩЕСТВЕ

В российской Госдуме идет обсуждение ювенальных законопроектов, направленных на разрушение традиционных семейных ценностей. В соответствии с законопроектами органы опеки и попечительства смогут признать практически любую семью социально неблагополучной и навязать социальный патронат - план по воспитанию ребенка. В случае его неисполнения социальный патронат навязывается через суд или же родителей лишают прав или ограничивают в них.

Право определять, каким должно быть надлежащее воспитание и развитие ребенка, предоставляется не родителям, а чиновникам. Предполагается также наделить общественные организации правом собирать информацию о частной жизни семей и делать заключения о нарушении прав ребенка.

По сути, речь идет о «бархатной» революции в обществе, о смене духовно-нравственных парадигм, на основе которых происходит традиционное русское воспитание. А чем оборачиваются революции, мы знаем не понаслышке.

Комментарии

Настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского игумен Феодосий (Нестеров):

- Обычно такие документы принимаются в тишине, а потом находятся люди, которые реализуют на практике. Как нашлись в середине 1930-х годов в Германии, как они нашлись в 1917 году в России, когда потекли реки крови. Сегодня ведутся политические игры: политики наблюдают, пройдет ли новый закон. Если не пройдет под давлением общественности, то он запускается позже повторно, как это видно на примере с ювенальной юстицией.

Представитель областного родительского комитета:

- Смысл ювенальных законов один: внушить, что родители - это враги детей. Снимите розовые очки! Оглянитесь вокруг! Ювенальная юстиция уже действует в России. Проявить гражданскую позицию и не допустить принятия ювенальных законов Госдумой может каждый из нас - достаточно вашего протестного письма в адрес Совета Федерации, Госдумы, президента и правительства. Письма можно принести в иконную лавку Успенского храма г. Архангельска.

Подготовила Мария Засецкая

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.