Отрада

Дата публикации:04.04.2013

Помощница главной сестры архангельского епархиального Сестричества Светлана Борисовна Селянина по профессии инженер-химик. Она работает в лаборатории растительных полимеров Института экологических проблем Севера Уральского отделения РАН и занимается химией торфа – перспективного биоресурса Арктики, а также преподает в Северном (Арктическом) федеральном университете.

Моя собеседница – одна из тех, кто стоял у истоков зарождения Сестричества милосердия в Архангельской епархии в 2002 году.

– Светлана Борисовна, понятие «свободное время» как-то не увязывается с нагрузкой, которая очевидна при вашей профессиональной занятости. А вы успеваете еще и помогать в больнице как сестра милосердия. Как это удается?

– Многие из нас отмечают, что в привычной жизни не получается толком ни на что выкроить время. А когда начинаешь ухаживать за больными, и на работе устраивается, и с делами, которые прежде за два дня делал, за один день управляешься. Вроде бы, должна устать от нагрузки, а получаешь такую радость… Это удивительно!

Когда я начинала трудиться в Сестричестве, мои родные этого не приветствовали, думали, что не справлюсь. Теперь родители относятся с пониманием, берут часть бытовых забот на себя. По опыту могу сказать: легче, если есть единомышленники. Когда мы с сестрами встречаемся, радость наполняет душу, нам есть о чем поговорить. Там, где отношения с любовью, есть Господь. И это в служении милосердия очень важно.

– Сестричества стали возрождаться сравнительно недавно, одновременно с церковной жизнью. Как это происходило в Архангельске?

– В 1990-е годы многие искали точку приложения своих сил. Тогда повсеместно в России стали открывать братства и сестричества милосердия. В Архангельске десять лет назад по благословению епископа Тихона набрали группу добровольцев, а чуть позже еще две в Северодвинске. Добровольцев (в число которых входила и я) обучили на базе медицинских колледжей правилам и приемам ухода за больными.

21 ноября 2002 года, в день Михаила Архангела, мы впервые вышли в Первую горбольницу. Сначала трудились в двух отделениях: втором неврологическом и втором хирургическом (гнойных инфекций). Сегодня сестры милосердия работают в шести отделениях в больницах Архангельска и Северодвинска.

Первые два–три года мы переживали, что количество сестер не увеличивается, а потом поняли: нам надо укрепиться, сформироваться как православная община, даже больше – как православная семья. Этот период очень важен, и не надо торопиться проскочить ступеньку. Сейчас сорок сестер, есть и братья, а вместе с добровольцами нас около семидесяти человек. Не все несут больничное послушание, кто-то выполняет работу диспетчера, делает закупки, занимается сайтом, ведет бухгалтерию. В Сестричество приходят по-разному: по благословению духовника в поисках пути христианского служения или с желанием изменить свою жизнь, осознав, что прежде что-то делали неправильно. Господь помогает всем, это правда. Сейчас я понимаю, что без Сестричества и моя жизнь была намного беднее.

– Светлана Борисовна, а как вы стали сестрой милосердия?

– К Богу я пришла не сразу, как-то всё не быстро складывалось. Хотелось, может быть, найти «свой» храм. Стала ходить в церковь. И вот в архангельском Свято-Троицком храме меня всё расположило. Я и моя семья покрестились в одно время. Крестная привела меня на занятия, которые вёл о. Алексей Денисов: изучали Евангелие, Литургику. Кроме этого, хотелось что-то сделать для храма, для людей. На приходе организовали занятия по вышивке, стали проводить приходские благотворительные ярмарки. Гораздо позже я пришла к тому, чтобы ухаживать за больными… Мне кажется, любому человеку для всего нужно «созреть» и для служения милосердия в том числе.

– Что означает красный крест на косынке сестры милосердия?

– Форменную косынку вручают на сестринском молебне сестре, прошедшей испытательный, не менее полугода, срок. Косынка без креста – знак того, что сестра принята в кандидаты. Действительные члены Сестричества носят косынки с красным крестом. Их вручают раз в год, в день рождения нашей Небесной покровительницы царственной мученицы Александры Федоровны Романовой, супруги последнего императора России. Когда надеваешь косынку с крестом, это как царское помазание… Каждое служение несет в себе ощущение праздника.

– Сестричество носит имя царственной мученицы Александры Федоровны Романовой. Что значит это для вас?

– Александра Федоровна была сестрой милосердия и привлекла к служению своих детей. В Первую мировую войну она и её дочери помогали оперировать раненых. Благодаря их примеру дамы высшего света становились сестрами милосердия. Особенным образом у нас появилась её икона. Архангелогородец, сейчас живущий в Москве, решил помочь Сестричеству милосердия в родном городе. Он заказал образ иконописцам и потом подарил нам.

– Что бы вы посоветовали человеку, который сейчас размышляет над тем, сможет он так же помогать людям? Его ли это дело, по силам ли?

– Это служение посильно каждому. Оно приносит такую отраду, какую можно только пожелать каждому в жизни.

Мария Засецкая

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.