Благовест над Онегой

Дата публикации:01.05.2013

Точь-в-точь кулич пасхальный

Водитель маршрутки, остановясь рядом со Свято-Троицким собором высаживает меня в большой пышный сугроб. С удовольствием погружаюсь туда вместе с рюкзаком. Рядом, в такой же белоснежной горе кувыркаются, заливаясь смехом и повизгивая, мальчишки с веселыми лайками. Храм у меня за спиной. Медлю обернуться к нему в предвкушении встречи. Не видела его несколько лет.

Одним чудесным летом мне посчастливилось жить здесь, в самом храме, похожем на старинный корабль, занесенный штормом на мель. Жили мы в нем с ребятами из епархиальной воскресной школы. Большой, двухэтажный, с трапезной, библиотекой и комнатами он стал нашим домом почти на неделю. С того незабываемого лета с Онегой меня связывает много задушевного. И вот – командировка сюда, да еще в крещенские праздники!

Поворачиваюсь к храму и не могу удержаться от улыбки: купол припорошенный снегом – ну точь-в-точь кулич пасхальный в сахарной глазури! Таким я еще его не видела – купол установили минувшим летом.

Иду, отмечая новшества: молодые посадки, похоже, лиственницы, оголенные кусты роз и облепихи, новенькая кованая ограда, ажурные воротца…

Жму в дверной звонок. И - как загадала - Валентина! Она открывает тяжелую железную дверь.

Как заведенные

- Мы – древние! Отец Александр! Мария нас древними называет! – хохочет Валентина, выпуская меня из своих объятий, и зовет отца Александра.

- Конечно, древние! Лет сто, как друг друга знаем! – смеется, выходя навстречу батюшка, и мы обнимаемся.

С дороги меня усаживают за стол. Овсяная каша и черничный кисель – угощение в крещенский сочельник.

Пока трапезничаем, узнаю о грядущем эпохальном событии – в трапезной скоро поставят новую кухню - подарок храму от хозяйки местного магазина хозторга. Кухня с мойкой. В прошлый мой приезд воду носили ведрами с колонки, и мыли посуду в тазиках.

- Ты не представляешь, Мария, мы тут такую деятельность развернули! Думали, сделаем купол летом и освятим. Ждали владыку, но у него планы изменились, большая загруженность у архиерея, не приехал, - говорит отец Александр. - Как купол закончили, и тут началось: воду провели, ограду сделали…Остановиться не можем! Уже усталость наваливается, хочется передохнуть…

- Вот–вот! Как заведенные! Отец Александр тут с утра до ночи пропадает, - добавляет Валентина. - Вот уже почти год без передышки.

Валентина, коренная онежанка, со светлыми веселыми глазами, русоволосая, статная северянка. Она - звонарь, повар, просвирня, сторож, техничка. Вот уже лет семь неотлучно при храме.

- Иди, что покажу! - она зовет меня в маленькую комнату с высоченными потолками и огромным окном. На столе, стеллаже, трюмо – россыпи ракушек, раковин, гальки и камешков. – Моя коллекция! – улыбается Валентина.

Я договариваюсь с ней пойти с ней на колокольню, когда она будет звонить к праздничной крещенской службе. А пока мы с отцом Александром направляемся на второй этаж храма. Ему хочется, чтобы я скорее посмотрела все новшества.

Онежский крест

Мы поднимаемся с отцом Александром по пролетам широкой веерной лестницы – подобную я не видела ни в одном храме. Зодчие возводили эту основательную каменную постройку по указу и на деньги Екатерины II в XVII веке. Может быть, отсюда и лестница-веер? Просторное помещение храма на втором этаже пока безлюдно. Когда здесь соберутся на праздничную службу, он сможет вместить, наверное, до полутысячи человек.

Первым делом направляемся к иконостасу.

- Вот посмотри, как у нас работает иконописная мастерская! Нижний и верхний ярус – это наши мастера писали.

Отмечаю невооруженным глазом – иконы красивые. Краски радостные и яркие, невычурные. По всему иконостасу между образов – позолоченные резные столбики - украшения. Средний ряд еще пустует - иконы дописывают.

- Господь все устраивает, - говорит священник, - нам бы в жизни не найти средств, чтобы заказать иконостас у мастеров. Миллионы рублей это стоит, тем более у нас храм не маленький. Но вот нашлись онежане, профессиональные художники. Они организовали при храме иконописную студию. В ней теперь двадцать человек учатся иконы писать. У кого совсем дарования художественного нет, те занимаются подготовкой досок под иконы - левкасят, готовят клей, шлифуют. Для этого тоже большое мастерство нужно.

- А вот посмотри, каким стал наш онежский Крест, - указывает батюшка на большой, метра три высотой крест, который издалека кажется украшенным россыпью золотых цветов и звезд. Он снизу доверху испещрен мощевиками, миниатюрами икон святых и ковчежцами со святынями: вот частичка Гроба и Креста Господня, святыни со Святой Земли, мощи прославленных святых.

Об этом Кресте я много наслышана. История его необычна.

Было это в XVII веке. Во время шторма лодка с иеромонахом Никоном, будущим Патриархом всея Руси, разбилась о скалистые берега Кий-острова, маленького кусочка суши в Онежской губе Белого моря. Став Патриархом, Никон, в память о своем чудесном спасении воздвиг на острове Крестный монастырь. С великими почестями был сюда доставлен Крест из Иерусалима, инкрустированный мощами трехсот святых, обложенный серебром и золотом. По замыслу, монастырь на Кий–острове должен был стать воплощением Святой Земли на Севере России.

В советское время Кийский Крест вывезли в Москву. Москвичи отказались его вернуть онежанам. Тогда отец Александр решил воссоздать копию. Старинный Крест, такого же размера, сохраненный местными жителями, был передан онежскому храму. Его отреставрировали, стали собирать святыни. Иконописец Галина Карлова около каждой частички мощей, помещенной в Крест, написала образ Божьего угодника.

- Все заполнилось, даже вставлять мощи некуда, - говорит отец Александр, всматриваясь, - может, если только на боковые части … А вот здесь надо подновлять все время, зацеловывают, - указывает он на немного истертое перекрестие на уровне наших глаз. - Люди подолгу здесь молятся. Стали оставлять, как благодарность, драгоценности. – Отец Александр показывает на перекладине кольца и цепочки. - Это такой обычай, пришедший из Византии – украшать святыню, если получил помощь.

Во время нашей экскурсии узнаю, что на днях в храме установят паникадило- центральную люстру - знаменующее в церкви Вифлеемскую звезду. В отремонтированном своде храма приготовлено особое место.

Благовест

Валентина накручивает свою русую челку на бигуди. Я округляю глаза от удивления:

мы ведь, вроде, на колокольню идем?..

– Да, это чтоб она в глаза не лезла, там ведь ветер, - отвечает. Поднимаемся по крутой лестнице из свежей сосны, она стремительно ведет нас на самый верх - к звоннице.

- Колокольню мы сами строили, - поясняет по ходу Валентина, - Ездили всем приходом на вокзал, разгружали вагоны с кирпичом, а потом здесь по цепочке передавали наверх. Ярус закончим – дальше передаем. Укладывали, штукатурили. Строили мы, строили, вот и построили!

Было это в 2005 году. Тем летом, мы с детьми приезжали в Онегу и стали свидетелями как на новенькую колокольню поднимали и устанавливали купол.

И вот сейчас стоим мы с Валентиной под этим самым куполом, и вокруг потрясающая панорама – заснеженный сказочный лес, золотой шар Солнца и небесная синь. А в небо, расходясь кругами по земле, летит ликующий колокольный звон, рождающийся с помощью Валентининых крепких рук. Она звонит, и лицо у нее в эти минуты прекрасное, как у древней северной воительницы, и даже бигудина на лбу, словно забрало шлема!

Батюшка и на гитаре играет?

На старом Онежском тракте у самого Белого моря стоит город Онега. Это родина прославленных морских капитанов, промысловиков, зверобоев, судостроителей. Богатый лесом, рыбой, пушниной край, славившийся некогда достатком и благосостоянием. В 1998 году, когда священник Александр Коптев приехал сюда служить, уже ничто не напоминало о былой славной онежской жизни. Разве что, музейные экспонаты. Да и само музейное хранилище размещалось в полуразрушенном здании Свято-Троицкого собора, некогда центра онежской ойкумены, отправной точки бытия местных жителей

Когда после долгих мытарств, приходу все-таки отдали здание храма, было оно в плачевном состоянии. На стенах плесень, кровля разрушена, оконные проемы обветшали. Внутри горы мусора, а пол настолько сгнил, что к нему прилипали ноги. Восстановить разрушенную святыню стало делом чести для всего прихода на долгие годы. И вернуть к жизни души онежан - главным делом священника.

Мы сидим с отцом Александром под сводами спасенного онежанами Свято- Троицкого собора, и он вспоминает минувшее… Улыбаясь, рассказывает, как к нему присматривались люди, когда он только начинал здесь служить.

- Дети боялись священника так, что подойти не могли. А потом я позвал их заниматься на гитаре. Удивлялись сначала: как это так, батюшка на гитаре играет?! . Узнавали о музыке, и через наше общение у них отношение к церкви сформировалось. А теперь они выросли, кто-то в армии уже послужил. Может быть, редко на службу ходят, но, потихоньку, придут в церковь. Главное, что мыслят люди, думают.. На приходе у нас много разных кружков работает. Есть художественная студия, театральный кружок, кружок рукоделия. Подрастут дети, и вспомнят, что у них детство здесь прошло. Это останется с ними на всю жизнь. Надо, чтобы вера через сердце пришла, а потом уже в голову.

Я припоминаю песню, которую сочинил отец Александр (кстати сказать, он записал в 2008 году музыкальный альбом вместе с созданной им рок-группой «Земля Рос») Песня была посвящена Онеге. Там есть такие красивые образы:

Где в серебре и кружевах из снега

Просторов русских тишина,

Где с морем встретилась река Онега,

Там детства нашего страна.

- Дай Бог, хватило бы времени все сделать, - вздыхает отец Александр. - Деревни вокруг умирают. Надо расширяться в район. Пожить там, чтобы образовалась община, и люди потянулись, стали бы что-то узнавать о вере. А если наездами бывать, толку от этого - ноль. У нас в район каждое лето приезжают миссионеры. Местные о вере уж все знать должны назубок. А общин - раз-два и обчелся. Приезжайте, говорю, семинаристам, хватит дурака-то валять, живите здесь, служите. Нет, отвечают, боимся… Самому мне не разорваться.

О. Александр, кроме прочего, пять дней в неделю ведет занятия в спортивно- патриотическом клубе боевых искусств, с одноименным названием с рок-группой – «Земля Рос». Сам он с 15 лет занимается восточными единоборствами, и сейчас каратист четвертого дана, с черным поясом.

- Мы клуб создавали для того, чтобы дети росли крепкими духом и телом. Если будет слабое тело, человек не сможет ни трудиться, ни молиться. Те, которые приходят к нам не крещеными, через некоторое время, крестятся, начинают ходить в храм и воскресную школу. Сейчас моя матушка Лариса подключилась – тоже ведет занятия по карате с самыми маленькими. В клубе есть и взрослые. Каждый год с чемпионатов России кубки привозим, - рассказывает отец Александр.

- А еще, я думаю, рядом с храмом дом построить, - делится он со мной заветными планами. - Не вмещаемся мы уже в храм. Двести человек в воскресной школе, детская изостудия в три смены и двадцать иконописцев… Хочешь, покажу тебе, как дом будет выглядеть? – И мы с ним вглядываемся в эскизный проект небольшого каменного двухэтажного дома с аркой –входом.

- Здесь будет оранжерея, ну, там, петрушка -морковка. Тут надо бы богадельню разместить для наших старичков, здесь - иконописная. … Вот, готовлюсь к этому. Хочу в этом году фундамент заложить. Получиться, будет у нас все прекрасно, - улыбается он.

Тут все улыбаются, в том числе и я вот уже третий день. Улыбка здесь - признак душевного здоровья. И ощущение праздника какое-то детское, радостное.

Мария Засецкая

"Под крылом Архангела"

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.