В самых высоких широтах Русской Арктики

Дата публикации:16.05.2013

Если с аналоя перед алтарем Богоявленского кафедрального собора заполярного города Нарьян-Мара исчезает икона святителя Николая, можно смело предположить: епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков (Тисленко) отправился с ней в очередное странствие. Так было и в минувшем апреле. Две недели образ Николая Чудотворца отсутствовал на привычном месте.

Нарьян-Мар – Мурманск – Петрозаводск – Шпицберген – дрейфующий ледовый лагерь «Барнео» – Северный полюс – Земля Франца-Иосифа… Епархиальный архиерей преодолел немалый путь. Для чего? Об этом рассказывает владыка Иаков.

В кабине самолета, курс — Север
В кабине самолета, курс — Север
                        

Международное сотрудничество

В апреле наша страна принимала представителей государств – членов Арктического совета. Наряду с Россией в нем участвуют Дания, Исландия, Канада, Норвегия, США, Финляндия и Швеция. В последние годы эти встречи, проходящие под эгидой Совета безопасности РФ, стали традиционными. Но впервые за их историю высокие гости должны были отправиться в самое сердце Арктики – на Северный полюс. А затем – на Землю Франца-Иосифа, которую здесь для краткости называют ЗФИ. Этот архипелаг входит в состав нашей Нарьян-Марской епархии; здесь, на территории пограничной заставы «Нагурское», находится самый северный в мире православный храм. Освящая его в прошлом году, я сказал в проповеди: «Известные слова “Границы Родины священны и неприкосновенны!”­ обрели ныне силу Божественного благословения. Границы Родины – священны, а потому и неприкосновенны!»

С делегацией представителей государств — членов Арктического совета на Северном полюсе
С делегацией представителей государств — членов Арктического совета на Северном полюсе
Конечно, национальные интересы России в Арктике требуют надежной государственной защиты, но крайне важно и духовное присутствие здесь Православной Церкви, ведь Заполярье – неотъемлемая часть нашей Святой Руси.

С древних времен русские мореплаватели и первопроходцы, уповая на Божию помощь, осваивали эти суровые края. И мы, их преемники, обязаны передать потомкам те богатства, которые хранят для России ее Север, ее арктические моря.

Людям в бескрайней ледяной пустыне особенно нужна духовная поддержка. И когда вице-президент Русского географического общества Александр Орлов, узнав, что я еду на Землю Франца-Иосифа, попросил меня навестить полярников на дрейфующей ледовой базе «Барнео», я с радостью согласился. Ведь я не только правящий архиерей самой северной епархии, но и член совета Ассоциации полярников России.

Встречи в пути

Дорога на Северный полюс всегда долгая и непростая. На этот раз мне пришлось добираться через Мурманск.

С любовью к Арктике
С любовью к Арктике
В местном аэропорту я ждал сотрудника Русского географического общества Андрея, который должен был передать мне документы на рейс. Мы созвонились, и он сказал, что он уже совсем рядом, буквально в дверях. Поворачиваюсь и вижу: заходит Андрей, сотрудник дрейфующей полярной станции «Северный полюс–40». Мы знакомы с момента высадки станции на льдину, поскольку мне, с Божией помощью, довелось в этом поучаствовать. Тогда девять дней, уже почти потеряв надежду, полярники на атомном ледоколе «Россия» искали в истончавшихся льдах подходящее место для станции. «Андрей, – поспешил я к нему навстречу, – я вам только что звонил и рад видеть». Мы обнялись, Андрей взял у меня благословение. И тут возникает человек, решительно направляется ко мне, представляется: «Андрей!» – и вручает документы. Вот, оказывается, кого я дожидался…

И вот так неожиданно я получил весточку от ребят с СП–40, к которым прикипел сердцем и о которых молюсь, – думаю, они ощущают эту духовную связь.

Поднявшись в самолет, первым делом спросил у летчиков: освящен ли борт? «Да, – услышал в ответ, – год назад». Потом командир корабля пригласил меня в кабину пилотов. Там я увидел наклеенный на приборную доску крестик, очень похожий на те, которыми пользуюсь, освящая дом, машину, авиаборт. Я удивился: как так? Оказалось, я и освящал «Ан-74» по пути с ЗФИ. Просто тогда был другой экипаж.

Владыка Иаков с путешествующим священником Федором Конюховым на пути к Шпицбергену
Владыка Иаков с путешествующим священником Федором Конюховым на пути к Шпицбергену
Первая посадка была в Петрозаводске, где приняли на борт экспедицию Федора Конюхова. Известный путешествующий священник в паре с Виктором Симоновым из Карелии задумали уникальную экспедицию. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла им предстоит преодолеть на собачьих упряжках около 4 тысяч километров от Северного полюса до южной оконечности острова Гренландия и завершить путь на ледниковом щите высотой 3 тысячи метров над уровнем моря. Это чрезвычайно трудно. Прежде такого не совершал никто.

Дальше наш воздушный путь лежал на Шпицберген. Здесь мы расстались с отцом Феодором и его товарищем. Путешественники полетели дальше на базу «Барнео», откуда должен был начаться их беспрецедентный переход. Молюсь, чтобы им сопутствовала удача: ледовая обстановка в Арктике очень сложна. А меня на Шпицбергене ждали жители русского шахтерского городка Баренцбурга. Там есть домовый храм, но нет постоянного священника.

Шпицберген русские поморы называли Грумантом, а норвежцы именуют Свальбард. Он долго был «ничейной землей», и лишь в 1920 году над архипелагом был провозглашен суверенитет Норвегии. Однако у Шпицбергена особый статус: любое государство имеет право вести там экономическую и научную деятельность. Россия владеет здесь угольными шахтами.

Баренцбург — русский городок на норвежском архипелаге
Баренцбург — русский городок на норвежском архипелаге
Население архипелага проживает в двух городках – норвежском Лонгйире (более 3 тысяч человек) и русском Баренцбурге (чуть больше 400). Пожалуй, Баренцбург не уступает Лонгйиру по уровню комфорта, а что здесь красивее – для меня несомненно. В Баренцбурге неповторимые закаты и восходы. Горы подсвечиваются на рассвете розовым. А уходящее солнце красит их в багрянец, расцвеченный по склонам полосами лиловых тонов.

В населенном русскими и украинцами городке великолепная по северным меркам гостиница, отличные жилые дома, действует российское консульство. Непрерывной чередой, когда позволяет погода, сюда тянутся туристы на снегоходах из Лонгйира.

Норвежцы целенаправленно развивают арктический туризм. И поступают мудро. Первозданная, нетронутая красота Арктики покоряет сердце человека, свидетельствуя о величии Творца.

Молитва на краю земли

В Баренцбурге – замечательный музей истории городка. Его разместили в доме культуры. Рядом, в этом же корпусе, устроен домовый храм. В нем я и служил. На всенощном бдении было человек тридцать. Это немало, поскольку шахтеры работают сменами, круглосуточно. А утром служил Литургию. Начал ее рано, в 7 часов. Пришли примерно столько же.

Домик и поклонный крест в Баренцбурге
Домик и поклонный крест в Баренцбурге
Вот когда я понял, почему Господь привел меня сюда именно в этот момент. Дело в том, что накануне моего приезда в Баренцбурге погиб горняк. И служба многих молитвенно поддержала. Она была особенной: в этом году Благовещение совпало с воскресным днем. А ведь Благовещение – это начало евангельской истории. И сквозь скорбь по погибшему товарищу, которую чувствовали жители Баренцбурга и которую я с ними разделил, пробивалось упование на жизнь вечную. Наша совместная молитва дала утешение и вселила в сердца надежду, которую не может отнять самая смерть.

Мне очень помогла одна женщина – повар из шахтерской столовой. Она оказалась церковным человеком. И во время Литургии пела на клиросе. Канон читал я сам. Служба была трудной, но удивительно благодатной и проникновенной.

И что интересно – накануне Благовещения стояли солнечные дни, погода была великолепная. Но, когда я закончил всенощную и после исповеди в 9 вечера вышел из храма, уже дул сильный ветер. Потом начался снежный буран. Ветер бил в стены гостиницы, буран ревел, иногда это было похоже на шум реактивного самолета. Сквозь разыгравшуюся метель было трудно различить даже здание напротив. И так – всю ночь.

Выходить, чтобы подготовить все к началу Литургии, мне надо было в 6 часов. В 5 (это 3 часа по Москве) я закончил молиться, поставил будильник на 5:20 и прилег отдохнуть. Пурга не унималась. От усталости буквально провалился в сон. Разбудил меня не будильник. Проснулся я от ощущения тишины. И увидел в окне розовые горы. Это был рассвет. Так наступило Благовещение в Арктике, на 78-м градусе северной широты. По окончании Литургии над Баренцбургом сияло солнце…

Так и бывает в жизни. Есть некая сокровенная связь между тем, что мы претерпеваем, с тем, что нам дарует Господь. Только бы мы могли это воспринять, пережить, понять – и обрести этим духовный опыт.

В разговоре директор шахты Олег Анатольевич сказал мне, что хочет переделать одно из зданий Баренцбурга под церковь. Да и нынешнее существование домового храма, куда временами все же приезжает священник, тоже говорит о многом. Ведь без Бога и храма человеку очень трудно жить, и хорошо, что руководство это понимает.

Странствующая икона

Для 60-километровой поездки по побережью Баренцева моря в Лонгйир, откуда предстояло лететь на «Барнео», меня экипировали шахтеры. Защиту от мороза и ветра обеспечивал комбинезон, похожий в сочетании с тяжелым шлемом скорее на скафандр. Но самой трудной задачей было в целости и сохранности переправить находившуюся со мной икону Николая Чудотворца, ведь любая икона реагирует на перепады температуры. Однако все сделали наилучшим образом. Поместили икону в ящик, обложили со всех сторон одеялами. Отправили ее транспортным скутером, на санях.

Икона святителя Николая странствует с епископом Иаковым уже три года
Икона святителя Николая странствует с епископом Иаковым уже три года
На втором скутере – мы с провожатым, вооруженным крупнокалиберной винтовкой. Покидать поселение без оружия нельзя. Шпицберген – вотчина белых медведей, они – подлинные хозяева архипелага.

Эту икону Николая Чудотворца – покровителя мореходов, первопроходцев и Русского Севера – я искал долго. Увидел и сразу понял: вот она! Это было три года назад, еще в мою бытность иеромонахом Троице-Сергиевой лавры. С тех пор образ с частичкой святых мощей святителя со мной и странствует, или, лучше сказать, я странствую с ним, сопровождаю Николая Чудотворца. Мы пересекли весь Сахалин – с севера на юг. Вместе поднимались на вершину вулкана Богдана Хмельницкого, освящая Курилы. Участвовали в экспедиции по Северному морскому пути на пограничном судне. Побывали в самых высоких широтах. Прошли на ледоколе через Северный полюс. Эта икона для меня – свидетельство о возрождении православной жизни на Крайнем Севере.

Прощаясь с Баренцбургом, остановились у часовни.

Часовня в память о погибших шахтерах
Часовня в память о погибших шахтерах
29 августа 1996 года на Шпицбергене разбился самолет со сменой российских и украинских вахтовиков-шахтеров. Погибли 130 пассажиров и 11 членов экипажа. После катастрофы и была возведена часовня. Воистину, «чем глубже скорбь, тем ближе Бог». Баренцбуржцы часто сюда заходят. Ставят свечи, молятся, просят Бога каждый о своем. И получают от Господа утешение.

Полярная дипломатия

Епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков на Шпицбергене
Епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков на Шпицбергене
«Барнео» – это ледовый лагерь, ежегодно дрейфующий в районе Северного полюса. Он открывается в начале апреля и на месяц становится главным научным и туристическим центром в Арктике. Название это, можно сказать, ироническое, происходит от известного тропического острова Борнео (Калимантан), где температура достигает 40 градусов выше нуля. На «Барнео» обычно тоже 30–40 по Цельсию, только минус. У нас в заполярном Нарьян-Маре такие температуры не редкость. Но мороз, который там переносится довольно спокойно, близ Северного полюса чувствуется совсем по-иному. Это не просто «очень холодно». Я видел, как человек, побыв на ветерке всего-то минут пятнадцать, тер побелевшее ухо или же у него появлялось белое пятно на щеке. В общем, расслабляться там ни в коем случае нельзя!

В ледовом лагере «Барнео»
В ледовом лагере «Барнео»
В полярном лагере мы встретились с делегацией представителей государств – членов Арктического совета. От «Барнео» до Северного полюса приблизительно 40 километров, 20 минут на вертолете. И там, на вершине планеты Земля, мы все вместе провели два часа. Так, по замыслу устроителей, была продемонстрирована открытость Арктики и готовность России к сотрудничеству в регионе по всем направлениям. Присутствовавшие при этом руководитель Совета безопасности РФ Николай Патрушев, специальный представитель Президента России по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров и я, епископ арктической епархии, свидетельствовали о том, что Россия полноправно и достойно представлена в Арктике в своей геополитике, экономике и духовной жизни.

И наше слово отзовется…

Последней остановкой перед возвращением на Большую землю была Земля Франца-Иосифа. Здесь представители арктической восьмерки приняли участие в символическом действии.

В Никольском храме на Земле Франца-Иосифа
В Никольском храме на Земле Франца-Иосифа
После того как 15 августа 2012 года здесь был освящен храм, возникла идея поместить на нем памятную доску, чтобы все оказавшиеся в будущем на архипелаге: пограничники, политики, ученые, полярники – знали, что этот православный храм – самый северный на планете, освящен во имя святителя Николая, Мирликийского Чудотворца, покровителя первопроходцев Русской Арктики.

Слава Богу, так и произошло. Слова воплотились в дело. Известный полярник, вице- президент Русского географического общества Александр Орлов паче моего чаяния изготовил даже две бронзовые доски. За что искренне ему благодарен.

Памятные бронзовые доски появились на стенах самого северного в мире православного храма
Памятные бронзовые доски появились на стенах самого северного в мире православного храма
Первым закрепляю «своим» шурупом доску. Потом – шуруп Николая Патрушева, затем – Артура Чилингарова… Одну доску укрепили на наружной стене храма. Вторую – внутри, рядом с храмовой иконой Николая Чудотворца.

…Рядом со мной стоит губернатор Ямало-Ненецкого округа Дмитрий Кобылкин.

– А знаете, владыка, мы строим в Салехарде собор, – с гордостью говорит мне он.

– Знаю, – отвечаю я Дмитрию Николаевичу, – и очень рад этому. Надеюсь, что наши родственные автономные округа будут вместе, с помощью Божией, свидетельствовать своими трудами о возрождении духовной жизни русского Севера.

Источник www.pravoslavie.ru

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.