Храните истинную веру в сердце

Дата публикации:30.05.2013

С берега Северной Двины в Архангельске виден белоснежный с голубыми куполами Сретенский храм, который расположен в пригороде. Издалека на фоне горизонта он кажется образом из мира былин. Действующий храм XIX века принадлежит к золотому фонду старинных зданий, сохранившихся на Севере. Новый настоятель иерей Петр Кузнецов рассказал о предстоящей реставрации церкви и планах приходской жизни в Заостровье.

- Отец Петр, у вас богатый опыт реставрации храмов. В чем своеобразие Сретенской церкви в Заостровье с точки зрения архитектуры, росписи?

- Для себя я отметил, что стиль архитектуры русский, а убранство верхнего храма - иконостас, роспись - исключительно барокко начала XIX века. То есть существует контраст: внешне - русская архитектура, внутри - близко к дворцовой. Пока точно неизвестно, кто расписывал храм, но думается, это скорее всего петербургская школа. Вообще же на севере много питерских художников трудилось.

- Каждый храм обладает своей неповторимой атмосферой. Что вы можете сказать о Заостровской церкви?

- В храме все зависит от того, чего хотят люди от Господа. Человечество просит - в джунглях и пустынях Африки, в Латинской Америке, в России и Европе - все просят. Но чего? Господь Иисус Христос, когда пришел на землю, дал нам молитву «Отче наш», дал возможность правильно молиться и в первую очередь преображать, созидать себя, и таким образом спасаться.

Мы знаем из грустной истории России, что после закрытия храмов в них устраивали бани, клубы, тюрьмы. К счастью, такая судьба миновала заостровскую церковь, которая после революции осталась действующей благодаря подвигу людей, спасших ее. У меня есть сведения, что некоторые из них после своих воззваний ко всероссийскому старосте Михаилу Калинину бесследно исчезли, но храм отстояли. Недаром Русский Север сравнивают с антиминсом Православной Церкви, здесь лежит огромное количество невинно убиенных людей, убиенных именно за христианскую веру. О чем это говорит? Кровь христианина - это то благодатное семя, из которого произрастает плод духовный, плод вечности.

Канонические устои Церкви - это фундамент, на котором стоит все ее здание. Мы не призваны спасать Церковь, что делали обновленцы и что в итоге кончилось очень печально, мы в Церкви спасаемся. Иными словами, нет канонов, фундамента, здания - нет спасения.

Митрополит Вениамин Петроградский писал: «За судьбу Церкви Божией я не боюсь. Веры надо больше, больше ее иметь надо нам, пастырям. Забыть свои самонадеянность, ум, ученость и силы и дать место благодати Божией». Так вот главное - хранить истинную веру в сердце, а не развивать нелепую идеологию, которая приводит к печальным последствиям.

- В храме немало старинных книг и икон XVIII-XIX веков, которые были бы рады столичные архивы и музеи. Как сложится судьба этих редких вещей? Будут ли, например, книги доступны людям, которые интересуются историческим и духовным наследием?

- Почему нет? Вопрос решаемый. Далеко не всем для чтения нужны служебники XVIII-XIX столетий. Это не художественная, не публицистическая литература, а книги исключительно богослужебные, церковные, и находиться они должны в руках Церкви. Причем в надлежащем виде, а не в том, в котором мы их обнаружили: памятники церковной культуры были в катастрофическом состоянии. Сейчас ими занимаются специалисты.

- А иконы?

- Они останутся в храме. Музеи держат у себя редкие, старинные иконы и объясняют это тем, что для их сохранности требуется определенный температурный режим и тому подобное. Звучит странно, потому что прежде всего икона - это богословие на языке живописи. Известно множество историй, когда люди благодаря обращению к образу того или иного святого, Богородицы, Спасителя исцелялись духовно, приобретали смысл и цель жизни, телесно спасались целые семьи и города. Вот пример из недавнего прошлого: самолет с иконой Божией Матери «Казанская» облетел блокадный Ленинград, и враг город не одолел. А сколько раз была спасена Москва после крестных ходов с чудотворными образами Пресвятой Богородицы... Место иконы, конечно, должно быть в храме.

- О. Петр, расскажите о ваших планах как настоятеля по устроению приходской жизни. С чего хотите начать?

- Прежде всего, это регулярные богослужения, совершение Божественной литургии. Будем просить Бога, и Он даст то, что нам нужно. С Божией помощью все получится. Мы должны сами становиться лучше, потому что Церковь не в бревнах, а в ребрах.

Буду работать с детьми и подростками, со взрослыми, с теми, кто хочет изменить свою духовную жизнь в лучшую сторону. Мы открыты всем, но за уши затащить в Царствие Небесное невозможно.

Обратите внимание, наши дети со своим постсоветским мышлением почти разучились нормально говорить. Ситуация катастрофическая. Необходимо духовное возрождение нации, тогда и образование, экономика, политика и армия придут в надлежащий вид, то есть в порядок. Когда в семье мир, отец не пьет, никого не бьет, мать в истерике не швыряет посуду, дети находятся в послушании - в этом доме все в порядке, люди в ладах с собственной совестью.

Однако сейчас многие не понимают понятия свободы как таковой. Ее воспринимают как анархию, разгул, извращение. Свобода от чего прежде всего? От обязательств. Перед кем? Перед родными. Свободен от ответственности, которую обязан нести. Такие люди, как правило, заканчивают жизнь в одиночестве, в жутком состоянии, потому что не Бог от них отвернулся, а они отвернулись от Него. Православие понимает свободу как независимость от греха. Когда у человека совесть спокойна, тогда он является носителем истинной христианской свободы.

Заостровье — это 25 деревень с центральным селом Рикасово. В этом живописном и удобном месте жители издавна возводили храмы. Первое упоминание о Заостровском приходе относится к XVI веку.

Церковный комплекс состоит из двух храмов: каменного Сретенского и деревянного в честь Покрова Божией Матери. Покровская церковь построена в 1686 году по благословению архиепископа Холмогорского Афанасия. Знатоков восхищает полукруглое завершение стен строения - закомарное покрытие, уникальное явление для деревянной церкви. Храм считается чудом деревянного зодчества.

В Сретенском храме шесть престолов. Главный, Сретенский, находится на нижнем этаже. Рядом с ним, с южной стороны, расположен придел святителя Николая Чудотворца. На верхнем этаже еще три престола: во имя мучеников Флора и Лавра, во имя апостолов Петра и Павла и во имя преподобных Онуфрия и Петра Афонского. В1896 году в трапезной храма установили придел великомученика и целителя Пантелеймона.

Беседовала Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.