Свой борт

Дата публикации:27.06.2013

Каждый раз, проходя, проезжая мимо, вглядываюсь в строящийся Михаило- Архангельский собор и думаю: чем-то похож он на замок из сказочной Нарнии! Ажурные арки, своды, башенки... Мощные, из красного кирпича стены таят загадку. Может быть, там находится место для перемещения во времени и пространстве, как в известной сказке Клайва Льюиса? Кому не хочется хотя бы заглянуть туда! И вот, наконец, мой замысел воплощается. Я отправляюсь в путешествие по собору.

Иваныч

У него серебристые волосы и аккуратная, такого же колора, борода. Иваныч охраняет собор — замок. Знакомясь, думаю про себя, что для полноты образа, ему пошли бы и серебристые латы.

Иваныч снимает с входных дверей собора крошечный подвесной замок. Его размеры не сопоставимы с величиной здания, которое он затворят.

- Видишь, здесь у нас будет нижний храм, - говорит Иваныч. У него в голосе слышны нотки эскурсовода. - Думали сначала сделать актовый зал, но передумали. Основной храм — на втором этаже. Потолки там высокие. Будут архиерейские службы. Я на ты перешел, ничего?

Спрашиваю у Иваныча, как движется строительство? Отвечает философски.

- Если назад посмотреть, кажется быстро, а как вперед посмотришь — еще так много надо делать! Это как во время пути.

Лес в каменном замке

- Ну вот, здесь будет основной храм, - говорит Иваныч. Мы с ним поднимаемся по широкой лестнице на второй этаж и заходим словно в полутемный лес из сосновых толстых балок. Здесь их видимо-невидимо. Они уходят куда -то так высоко и далеко, что не видно где заканчивается их рост. Словно это мировое древо Иггдрасиль, из скандинавского эпоса, что соединяет и питает десять миров. Слышно как ветер гуляет по этому Иггдрасилю, и разносится протяжный гул.

- Никогда бы не подумала, что внутри каменного здания может быть столько дерева, говорю Иванычу. - Он охотно объясняет, что дерево поддерживает своды храма. - Там, - Иваныч поднимая руку вверх, - будет купол. По бокам — подсобные помещения.

Обходим вокруг, и оказываемся у огромного проема окна, которое выходит на реку.

- Здесь будет алтарь, один из трех, - поясняет мой проводник. Выглядываю из окна, и вижу на реке целую флотилию кораблей.- А вот здесь будет центральный алтарь. И дальше — еще один, - продолжает рассказывать Иваныч.

Читаю на стенах будущего алтаря имена, написанные на кирпичах: Матвей, Марина, Василий, Наталья, Яна. Вот счастливчики — их уж точно будут здесь поминать!

- Люди приходят, жертвуют на собор и подписывают кирпичи, - говорит Иваныч. Каждый день после 17. 00 это можно сделать. - поясняет он.- А вот мы на амвоне находимся, и впереди, где леса, люди будут стоять. Видишь? Пойдем дальше, там где безопаснее всего. Не искушай, как говорится, Господа Бога твоего! - цитирует Иваныч Ветхий Завет, и мы направляемся на самый верх собора.

Редкая птица долетит

- Александр! - зову я своего проводника по имени. - Не вижу куда идти! - Мы пробираемся по темной широкой галерее к узкой деревянной лестнице, похожей на корабельный трап. Поднимаемся по ней, делая переходы на пролетах. Под нами несколько десятков метров. Вокруг балки —ветви Иггдрасиля. Ближе к верху становится светлее. И вот мы уже стоим на бетонке около округлого основания - это будущая главка собора, одна из пяти. Рядом возвышается кирпичное основание центрального купола.

- Потрогай рукой свод,- говорит Иваныч.- Будешь потом стоять под сводами и вспоминать, что рукой их касалась.

Глажу шершавый бетон. В нем застыла структура деревянной балки, и даже остался гвоздь. Дерево словно проросло в камень.

Мы стоим на самой вершине собора. Над нами распахнутое небо и внизу игрушечный Архангельск — площадь, рынок, дом Гайдара. Туда — сюда снуют машинки... Ветер заглушает наши голоса, и приходится кричать, чтобы что-то сказать. Иваныч кричит почти гоголевское:

- Редкая птица может долететь до вершины нашего собора!

Свой борт

Спрашиваю у Иваныча: есть ли у него мечта? Что он думает о будущем? Здесь хочется говорить о чем-то особенном, задушевном. Про мечту Иваныч не говорит — улыбается чему-то своему, заветному.

- Когда о нашем будущем задумываешься, то разные мысли приходят. Вот когда вижу православную семью, где дети воспитываются по-христиански, мне как-то хорошо от этого, надежда поселяется в душе. А стоит от церкви отойти, посмотреть в другую сторону — у людей на уме одни деньги, нажива, они и детей так воспитывают: не обманешь, не получишь желаемого . И так от этого тоскливо.

Мы начинаем путь вниз. Назад он кажется длиннее. Спускаемся как-то медленно, нас обступают сумерки. Иваныч говорит, это оттого, что идем на грешную землю от светлого купола.

Прежде чем окончательно вернуться на бренную землю, проходим этажами собора. На стенах много кирпичей с именами. Эти все люди помогали строительству, кто чем. Сотни, а может, и тысячи имен. Вот подпись приснопамятного Владыки Тихона. Кирпич с автографом в золотистой рамке. Многолетняя молитва владыки о соборе, его мечта, сбылась, и как бы он порадовался вместе со всеми!

Строители говорят, что к сентябрю полностью закончат основную работу Останется отделочная. Так что, тому, кто хочет написать свои имена на кирпичах собора (они пойдут на строительство главок) надо спешить.

- Надо Господу всегда служить, - говорит Иваныч. - Вот что бы мы не делали, надо делать во славу Христа. И каждый так может, не только в церкви или священники. К примеру, я сейчас картошку для своих работников жарил. Это тоже служба. Мы все каждую минуту служим Господу. Даже сейчас —и я, и ты. Так и надо жить.

Когда мы выходим наружу, ярко светит солнце. На реке, прямо у стен строящегося собора, стоят корабли, готовясь отправится по морям-океанам И собор похож теперь на корабль. И мне думается: не случайно церковь называют кораблем спасения. Скоро собор примет нас на свой борт.

Мария Засецкая «Правда Севера», 8 июня 2013г.

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.