Как священник стал помощником командира космодрома "Плесецк"

Дата публикации:29.07.2013

Министр обороны подписал указ о назначении настоятеля храма святого Архангела Михаила (г.Мирный Архангельской области) протоиерея Артемия Эмке на должность помощника командира по работе с верующими военнослужащими космодрома «Плесецк». Священник рассказывает «НС», в чем заключается его работа на космодроме, как относятся к Церкви солдаты и офицеры и почему освященные ракеты тоже падают.

— В чем заключается работа священника на космодроме?

— В Мирном – городе-спутнике космодрома с населением в 30 тысяч человек, есть храм в честь святого Архистратига Михаила. Его прихожане – военнослужащие и члены их семей, «гражданские». Кроме того, в частях на космодроме «Плесецк» проходят воинскую службу по призыву тысячи молодых людей. В 2004 году я впервые обратился к командиру космодрома с просьбой разрешить организацию миссионерской поездки по частям космодрома. В ходе миссионерских поездок (уже ставших регулярными) мы проводим беседы о вере, после которых крестим желающих бойцов, исповедуем, совершаем литургию и другие богослужения. Кроме того, священника часто приглашают в части для проведения бесед, на напутствие перед принятием присяги, для освящения ракет-носителей. Также проводятся встречи с офицерами-воспитателями. Но главное – это духовная помощь и поддержка для военнослужащих по призыву.

Кто служил в армии, знает, что в воинском коллективе отношения часто складываются непросто. Сейчас многие ребята приходят служить из неполных семей, в которых воспитанием занималась только мама. Такие призывники часто не приспособлены к самостоятельной жизни. Они не готовы находиться в мужском коллективе, где складываются достаточно жесткие отношения и где нужно уметь за себя постоять. Человек может духовно надломиться, потому что не всегда может пойти к командиру и рассказать о своих проблемах. К сожалению, сегодня в армии сложились порядки немного тюремные: если ты на кого-то или на что-то жалуешься, то ты «стукач» и к тебе будет соответствующее отношение. Иногда солдаты просто боятся сказать командиру о том, что томит душу. Священнику-же, который перед Богом поклялся хранить тайну исповеди, они могут рассказать о своих проблемах, покаяться в грехах и как-то снять тяжесть с души.

Многие юноши, оказавшись в армии, пересматривают свои отношения с родителями. Они тоскуют по дому, впервые оказавшись вдали от него на столь длительное время. Ребята начинают по-другому смотреть на семейные конфликты. Переживают, что не слушались родителей, обижали или оскорбляли их. В таком возрасте это очень значимо – осознать свои ошибки.

— Складываются ли из прихожан воинских храмов общины?

— О формировании общины говорить все-таки не приходится, потому что в храмах войсковых частей нет постоянных прихожан. В течение года военнослужащие по призыву не покидают пределы части, и жизнь их подчинена строгому расписанию. Большинство из них – 95% хотя и крещены в православной вере, но опыта церковной жизни до службы в вооруженных силах не имели. У нас на космодроме много частей и так получалось, что ребята в течение года службы видели священника два или три раза. Мне кажется, что храм на территории части выполняет скорее миссионерскую задачу.


Настоящей общиной в воинской части могли бы быть верующие офицеры. Для них храм был бы местом совместной молитвы, участия в богослужениях. Но пока особой заинтересованности среди офицеров не наблюдается. Молодые люди, которые приходят из военных училищ, больше настроены на карьеру, получение хорошей зарплаты и удовольствий, чем на духовную жизнь. Надеюсь, что большее погружение в жизнь частей поможет найти общий язык и с офицерами.

— А зачем нужно священнику становиться помощником командира космодрома?

— Моя кандидатура согласовывалась около года, документы в Минобороны были отправлены еще год назад, и решение было принято совсем недавно. Я еще не знаю, как это все будет осуществляться на практике, но мне кажется, появится перспектива более тесного общения с командирами частей и офицерами. Крещение Руси началось с князя и его дружины. Если командиры будут руководствоваться в своей деятельности евангельскими принципами, учением Церкви, то я надеюсь, что атмосфера в частях станет более христианской.

Начать можно с того, чтобы перестать материться. Если я приеду в часть и скажу: «ребята, не материтесь», а из офицеров мало кто разговаривает с ними другим языком, то это будет не очень эффективно. А вот если командир начнет за собой следить и перестанет ругаться, то и подчиненные будут подтягиваться до этого уровня. 

Кроме того, мы сможем лучше организовать и упорядочить работу с личным составом. Богослужения и беседы можно будет согласовать на полгода, год вперед и включить в план воспитательной работы, что позволит сделать их более регулярными и частыми. Частей много и находятся они далеко от города. Раньше как было? Захотел командир части – пригласил священника, не захотел — не пригласил. Я смог – поехал, не смог - не поехал. А теперь будет разработанный совместно план и будут назначены ответственные за его выполнение. И офицеры, и я должны будем выполнять свою работу более эффективно.

— Должность помощника командира означает, что у вас будет воинское звание, и вы сможете командовать офицерами?

— По общим правилам, выработанным в синодальном отделе совместно с Минобороны, воинских званий у священников не будет. Капеллан считается гражданским персоналом министерства. У меня тройное подчинение — я подчиняюсь правящему архиерею, но также подотчетен командованию космодрома и Синодальному военному отделу. Так что, командовать офицерами я не буду, но запланированную работу мы обязаны будем выполнять совместно. Надеюсь, что с командиром космодрома отношения будут строиться с пониманием статуса священника. Я служу на космодроме уже при шестом по счету начальнике. У всех генералов работа священника с военнослужащими вызывала понимание, я чувствовал, что меня искренне поддерживают.

— Почему ракеты освящают, а они падают? 

— Главная задача священника на космодроме – совсем не освящение ракет. Конечно, мы освящаем «ратные суда», но этим чином прежде всего благословляется работа людей во время запуска. Ракету–носитель к старту готовят и военнослужащие по призыву, и гражданский персонал. В случае аварийного пуска они могут пострадать или даже погибнуть. В конце концов, ракета может упасть на город. На космодроме «Плесецк» было три аварии, в которых погибли больше 100 человек. Поэтому священник всегда переживает за жизнь и здоровье людей и молится о том, чтобы Бог благословил их труд, чтобы пуск прошел для них безопасно. А то, что техника ломается – это вопрос к промышленности. 

Главное на космодроме — не освящение ракет, а работа с людьми: проповедь, миссия. Освящение людей через молитву и таинства.

— Вы молитесь на каждом пуске?

— Почти. Пуски происходят примерно раз в два месяца. Бывают и секретные работы, на которые меня не приглашают. 

— У солдат, которые с вами разговаривают, что-нибудь останется после того, как они вернутся домой?

— Наше дело сеять. Взращивает Господь. Глубокого воцерковления после года работы ждать не приходится, но какие-то плоды можно видеть. По крайней мере, негативного отношения к Церкви точно становится меньше. Ребята проникаются добрым отношением к Церкви, когда видят, что Церковь приходит к ним туда, где они служат, в эти достаточно суровые условия и старается им помочь, утешить, скрасить их жизнь и предложить духовную поддержку. И делается все это совершенно безвозмездно.

Если солдаты будут регулярно приходить в храм, если им хотя бы говорить, что не надо сквернословить, не надо отвечать злом на зло, рассказать, где взять силы, чтобы победить какую-то обиду и неприязнь к своему брату, который рядом храпит или еще чем-то тебе не нравится, если дать им возможность почувствовать помощь Бога в борьбе с грехом, то, я надеюсь, что атмосфера в воинских коллективах начнет меняться.

Записал Кирилл МИЛОВИДОВ. Фото сайта mirnyi.prihod.ru

Источник: журнал о православной жизни "Нескучный сад"

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.