Пинежский пастырь Георгий Маккавеев

Дата публикации:05.11.2013

Георгий Маккавеев родился в семье дьячка Клоповского прихода, что под Шенкурском. Духовно священник Георгий Маккавеев родился в Суре, под крылом святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Под защитой Всероссийского пастыря

Именно там великий святой увидел молодого расторопного дьякона, обладавшего к тому же красивым голосом, и выделил его. Отец Иоанн вообще любил хорошее церковное пение. Известно, что его любимцем в Суре долгое время был священник и заведующий школой Филитер Цветков, тоже обладавший певческим талантом. После смерти отца Филитера «доверенным лицом» Иоанна Кронштадтского в Суре стал Георгий Михайлович Маккавеев. В Сурской двухклассной церковно-приходской школе он преподавал Закон Божий и вел кружок переплетного дела.

Он умел нравиться людям и вообще много чего умел – делать любую крестьянскую работу, фотографировать, изготавливать мебель, сапожничать и портняжить. Суряне обращались к нему и за медицинской помощью. Поэтому не удивительно, что Иоанн Кронштадтский предложил ему стать главным распорядителем строительных работ по устройству женской обители в Суре.

Отец Иоанн не ошибся в помощнике. О масштабах развернутых работ можно судить по письму Георгия Маккавеева Иоанну Кронштадтскому от 3 августа 1899 года: « Также нужно установить мельницу и локомобиль, жду лесопильную раму, она еще в дороге, кирпичеделательную машину будем устанавливать в будущую весну».

В сан священника Георгий Маккавеев, не без совета со Всероссийским Батюшкой, был рукоположен в 1900 году и определен ко храму святого апостола и Евангелиста Иоанна Богослова при Сурском Иоанно-Богословском женском монастыре.

Время испытаний

После смерти Иоанна Кронштатдского в обители постепенно начали накапливаться скрытые недовольства, нестроения. Настоятельнице, игуменье Порфирии, казалось, что причиной проблем в монастыре является отец Георгий, его манера общаться с сестрами. Конфликт длился долго, пока комиссия в составе авторитетного в Архангельске протоиерея Василия Аристова и иерея Венедикта Титова, долго служившего в Сурском приходе, не посоветовала владыке Михею развести спорящих. 4 июля 1911 года священник Георгий Маккавеев был переведен в Шотогорский приход Пинежского уезда.

Уместно отметить церковные награды отца Георгия: в 1904 году он награжден набедренником, в 1907 году – скуфьею. Из справочного листка священника: поведения очень хорошего /благочестив / - за 1900 год, поведения отличного - за 1915 год. Так, в хорошем приходе, в почете и уважении и дослужил бы до возраста, когда священники уходят на покой, не случись гражданской войны.

Но война случилась. И на Пинеге, где рядом располагались три известных на всю Россию монастыря, Сурский, Веркольский и Красногорский, она была особенно яростной. Шотогоры переходили от белых к красным и наоборот два раза. Немного позднее, в 1920 году, на допросе в ЧК священник Венедикт Титов скажет: «Мы, священники, не могли представить, до какого нечеловеческого бесчинства могут дойти люди, отринувшие Бога». А следователь запишет – для нашей памяти, наверно…

Отцу Георгию еще в 1918 году было показано, какая власть грядет. Когда красные оставляли Шотогоры, они забыли в управе список из сорока трех человек, кого они собирались расстрелять. Он стоял в этом списке в первом десятке. Поэтому, когда в 1919 году красные опять начали наступать, отец Георгий и матушка Аполлинария Дмитриевна успели уехать в Архангельск. Детей у четы Маккавеевых не было.

Остановились в доме лесопромышленника Кыркалова, уроженца Пинеги. А следом уже летела телеграмма: «Арестуйте священника Маккавеева, проспект Троицкий дом 58, дом Кыркалова, материал почтой».

На основании этой телеграммы 3 апреля 1920 года был выписан ордер на обыск и арест священника Маккавеева Г.М. За хранение антибольшевистской литературы батюшку на 6 месяцев отправили на принудительные работы в Архангельский лагерь, который находился в «Мичиганских бараках» (ныне район стадиона «Труд» - прим. авторов).

Порядки в лагере были суровыми. За любую провинность следовало наказание. Так, Маккавеев 21 мая 1920 года был подвергнут голодной норме на трое суток за «нерадивость в работе».

В защиту священника выступил Пинежский епископ Павел, который направил в ЧК прошение о его освобождении. С аналогичной просьбой обратились миряне Архангельска, соответствующее прошение подписал 121 человек.

О людях, отринувших Бога

Находясь в лагере, батюшка овдовел. Он с нетерпением ожидал окончания срока заключения, но за пять дней до даты освобождения обстоятельства резко изменились. В деле Маккавеева Г.М. появился новый документ.

Когда Маккавеевы приехали в Архангельск, чиновник в отделе пропусков попросил батюшку написать, что происходило на Пинеге при красных. Кто мог предполагать, что чиновник сделает копию с «доклада» и ее, копию, обнаружат в белогвардейском архиве сотрудники Кедрова.

А в «докладе» отец Георгий писал: «Зайдя в дом Щепоткина, красноармейцы объявили прислуге, что они делаются хозяевами этого дома, поломали царские портреты, вскрыли все ящики, шкафы и комоды с большой руганью хозяев. Прислуга очень напугалась, от нее потребовали всю провизию показать и немедленно приготовить чай и обед. В тот же день они объявили по всей Никитинской волости, что все жители обязаны прийти в Карповую Гору для избрания в Волостной Комитет бедноты членов.

Поселяне пришли и избрали нужное число членов этого комитета. На другой день было собрание в нашем приходе для избрания членов для сельского совета, а затем в другие дни были такие же собрания в соседних приходах. Делом этим руководил Кулаков[1]. Называя себя политическим комиссаром, он приходил на эти собрания в сопровождении вооруженного конвоя, с открытыми револьверами и ружьями, чем наводил на всех великий страх и все предложения его проводились беспрекословно».

Далее: «Арестовывали обыкновенно за одно слово, сказанное на сходе не в пользу большевиков, например: священник Ваймушского прихода отец Михаил Шангин был арестован якобы за непризнание советской власти по доносу местных большевиков на целую неделю. Щенников[2] при допросе сам лично отстегал отца Михаила и в камеру сопровождал пинками, что видели наши арестованные крестьяне. Потом священник Шангин был освобожден. Вскоре он уплатил пеню в пользу большевиков в 2000 рублей. Но этого показалось мало, красноармейцы пришли к нему в дом, взяли тушу мяса, по нынешним ценам на 1500 рублей, а чтобы не возмущался, его закололи. А матушку его избили кнутом».

Еще цитата: «Стали делать налоги на состоятельных людей от 2000 руб. до 25000 рублей, за неуплату грозя расстрелом и давая срок для взноса денег от 6 часов до 2 дней не более; за неуплату производя расстрел. На наследников лесопромышленников Кыркаловых, имущих у нас, как место родины прекрасное сельское хозяйство, наложили 50000 рублей, и как хозяева находятся на жительстве в г. Архангельске, то конфисковали все имущество. Сначала в продолжении 5-ти дней солдаты наезжали и крали что им нравилось, а затем по приказу Кулакова и Волостного Комитета все описали и стали с аукциона продавать.

А еще до этого в последнюю ночь произошла кража. В открытое окно выбросили из помещения постели, одеяла и подушки и, вероятно, лучшую одежду, точное число украденного не установлено, так как хозяева в Архангельске, а управляющий домом от испуга сильно заболел, а местные власти не признали нужным вмешиваться в это дело, и так эта покража осталась не обследованной.

Распродажа производилась в течении 5-ти дней. И за полчаса до открытия торговли и через полчаса после торговли каждый день члены аукционного комитета, они же и члены Волостного Комитета, наши местные, главные большевики, раньше приходили и позднее уходили, унося узлы краденного. В последний день они были уличены в воровстве, вследствие чего на сельский сход были вызваны красноармейцы во главе с Кулаковым и по настоянию сельчан все трое воров были арестованы. Причем Кулаков всячески старался оправдать воров и арестовал их лишь при условии, что завтра в четыре часа вечера в Шотовую гору прибудет судебный трибунал и разберет это дело. Но если факт воровства не подтвердится, то свидетели в числе 9 человек будут немедленно расстреляны и все Шотогоры предаются военному Суду».

Неисправимый враг советской власти

Отец Георгий на допросах от авторства не отпирался. Вообще вел себя достойно, что позволило следователю сделать такую характеристику арестованному: «…обличающий автора, как ярого приверженца власти белых, готового служить таковой всеми фибрами своего тела и души, готового на все меры к уничтожению ненавистных ему большевиков.

Принимая во внимание все вышеизложенное и находя предъявленное обвинение гр. Маккавееву вполне доказанным, руководствуясь инструкцией В.Ч.К., распоряжением и разъяснением Советского Правительства ПРЕДЛАГАЮ: подвергнуть гр-на Маккавеева высшей мере наказания / расстрел/, как неисправимому врагу Советской власти». Следователь ЧК - и прокурор, и адвокат, и судья, а возможно, и палач.

Приговор Георгию Михайловичу Маккавееву был вынесен коллегией Архангельской ВЧК незамедлительно и приведен в исполнение через пять дней - 11 ноября 1920 года в 5 часов утра. Отец Георгий реабилитирован посмертно 28 июня 1992 года.

Валерий Карьялайнен, Николай Суханов



[1] Николай Кулаков – комиссар Особого отряда.

[2] Алексей Шенников – командир Особого отряда.

Возврат к списку




Публикации

Епископ Тихон (Шевкунов): Для Церкви критика власти не является самоцелью
22 Ноя 2017

Епископ Тихон (Шевкунов): Для Церкви критика власти не является самоцелью


В интервью Зое Световой, журналисту сайта "Открытой России", епископ Тихон (Шевкунов), которого называют "духовником Путина", рассказал, что не смотрел фильм Кирилла Серебренникова "Ученик" и не показывал его Путину, объяснил, почему Церковь поддерживает государство, и сообщил, что знает, что некие силы готовят серию заказных публикаций против Русской Православной Церкви, чтобы ослабить ее влияние на народ.

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.