«Крутой поворот» человеческой памяти

Дата публикации:13.01.2014

Известный музыкант и поэт Андрей Макаревич выступил с концертом в Архангельске. Все собранные средства будут направлены на создание музея Новомучеников и исповедников Земли Архангельской.

«Мы живем во власти стереотипов: все знают о Соловецком лагере. Однако на Архангельской земле было расстреляно гораздо больше людей*, чем на Соловках, - сказал музыкант. - С человеческой памятью сейчас происходит странная вещь: она становится всё короче и короче. Как только мы забываем историю, она начинает повторяться. В нашем прошлом есть страницы, возвращения которых я бы не хотел. Такие музеи должны напоминать о том, что было. Они совсем не вредят нашему величию. Мы сейчас очень много кричим о величии России, но нельзя, превознося хорошее, забывать или умалчивать о страшном, , о позоре, который тоже был».

Выступление Андрея Макаревича прошло в форме живого диалога со зрителями. Так, певец рассказал о впечатлениях от первого посещения Соловецкого архипелага. «Соловки тогда выглядели совсем иначе: они были совершенно разрушены, ни о какой реставрации речи не шло, - поделился музыкант. - Посреди монастыря лежала огромная куча оловянных зэковских мисок, метра 4 высотой, и такая же куча гнилых ватников. Я тогда подумал, что это был бы самый лучший музей. На колокольне вместо креста была пятиконечная звезда. Мне рассказали местное предание: заключенных посылали наверх, кто залезет и поставит звезду, тому скостят срок. Не у всех получилось: кто-то сорвался, а кто-то залез и поставил звезду. Я тогда написал песню «Соловки».

Артист исполнил ее для архангелогородцев. Также на встрече прозвучали авторские песни разных лет и ответы на вопросы зрителей. Один из них был таким: «Что вы понимаете под «душой»»

«Душа находится внутри нас, - сказал певец. - Она каждому дарована Богом. Я, может быть, скажу вещь слишком простую: если в человеке есть сострадание, значит в нем есть душа. Сегодня сострадание у людей атрофировано, очень надеюсь, что это не надолго».

Слушатели поинтересовались, были ли в семье Андрея Макаревича репрессированные в советский период.

«Мой дед, выходец из белорусского хутора, был железнодорожник, затем он работал в профсоюзах, довольно высоко поднялся в этой иерархии. В 1937 году его арестовали, потом произошла необыкновенная история: он просидел четверо суток в камере, его ни разу не вызвали на допрос, и затем отпустили. Такая история была в семье. Еще у меня был удивительный прадед - священник униатской церкви. Он построил храм, школу при нем. Это было незадолго до революции. В этой школе познакомились мой дед и моя бабушка. Во время первой мировой войны прадед организовал помощь раненым, которые ехали в поездах мимо его станции. Добровольцы умудрялись за 15 минут стоянки обслужить и накормить тысячи раненых русских солдат. После революции 1918 года прадед воссоединился с Православной Церковью, ездил к Патриарху с официальными поручениями, и потом исчез. Скорее всего, его расстреляли. Звали его о.Антоний Усаковский. Я очень хочу достать архив на Лубянке и посмотреть, что связано с его именем, и как он закончил свои дни.

Музыкант пообещал не оставлять заботу о музее: «Я постараюсь, чтобы в создании музея помимо историков участвовал хороший художник. Надо сделать так, чтобы экспозиция производила впечатление, и в первую очередь на тех молодых людей, которые не подозревают о том, что происходило на архангельском Севере несколько десятков лет назад».

«У меня есть одно скверное качество, если я что-то начинаю, то обычно довожу это до конца, - заверил Андрей Макаревич. - Очень надеюсь, что к этому делу все, кто только может посодействовать в организации музея. Мне кажется, что это важно для любого жителя Архангельска и любого гражданина нашей страны».

После концерта музыкант поблагодарил архангелогородцев за теплый прием: «Зритель здесь всегда был замечательный. Видимо, во все времена знали, куда ссылать интеллигенцию. Да и коренные жители здесь уникальные - я в свое время ездил по местным деревням: поразительное сочетания достоинства с чувством юмора. Чувствуется, что здесь всегда жили свободные люди, уважающие себя и других».

Музей Новомучеников и исповедников Земли Архангельской откроется в помещении бывшей 38-й школы. Сейчас там идет капитальный ремонт.

___

* Историк Сергей Мельгунов в книге «Красный террор» называет Холмогоры «усыпальницей» русской молодежи, а расстрелы — формой «сокрытой смертной казни». Автор пишет: «Кто туда попадает, оттуда не возвращается, ибо в огромном большинстве случаев, они бывают расстреляны». Расстрелы под Холмогорами он называет «самыми главными», то есть самыми массовыми в России. По словам автора, расстреливали партиями по 10-100 человек в десяти верстах от Холмогор, «лицу, специально ездившему для нелегального обследования положения заключенных на Севере, жители окружных деревень назвали жуткую цифру 8000 таким образом погибших». Всего в 20-е годы здесь расстреляли десятки тысяч людей, в том числе многих священнослужителей.

В селе Лявля с 1920-х годов действовало одно из отделений Управления Северных лагерей особого назначения. Массовые расстрелы в этих местах продолжались вплоть до 1950-х. Были казнены тысячи священнослужителей и мирян.

Дарья Андреева

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.