Правильная русская речь врачует сердца

Дата публикации:21.03.2014

Продолжение беседы с протоиереем Артемием Владимировым

Слова таинственно воздействуют на душу человека, слово любви живит – лейтмотив предыдущего разговора в редакции нашего журнала с московским педагогом, филологом, писателем, протоиереем Артемием Владимировым. В этом выпуске мы беседуем с батюшкой о культуре речи.

- Из нашей, к сожалению, невозвратно уходит культура речи… Умение красиво и правильно выразить мысли, не говоря уже об изысканном стиле, воспринимается как нечто необычное. Можно ли сегодня, при обилии компьютерного жаргона, иностранной лексики и небрежении к нормам языка сохранить этот дар слова и как его развивать?

- Возможно, и очень даже. Если чего-то желаешь достичь, обязательно получишь искомое. Мы сами должны быть кузнецами собственного счастья. Для начала я бы порекомендовал желающим обрести свое собственное слово, неповторимое и не похожее на других, выражающее сокровенные мысли и чаяния, чаще прибегать к Таинствам Церкви – через исповедь и приобщение святых Христовых Тайн мы обретаем то, о чем говорит Александр Сергеевич Пушкин в программном произведении «Пророк». К поэту, который, духовной жаждою томим, в пустыне мрачной влачился, приблизился шестикрылый Серафим:

И он к устам моим приник,

И вырвал грешный мой язык,

И празднословный и лукавый,

И жало мудрыя змеи

В уста замершие мои

Вложил десницею кровавой.

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул.

Этот уголь пылающий есть Пречистое Тело и Кровь Спасителя – Слова воплощенного, которому мы приобщаемся под образом хлеба и вина. Человек, который с благоговением приступает к этой святыне, претерпевает то самое благодатное изменение, которое Пушкин описал в своем стихотворении, у него открылись ранее дремавшие способности:

И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.

Но мало того что у поэта обновились чувства, он оказался способным воспринимать голос Божий:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей.

А как это, позвольте спросить, «глаголом жги»? Глаголом можно приводить в состояние бодрствования, пробуждать людей апатичных, индифферентных, которым ничего не нужно. Слово должно быть огненным, теплым. Это значит, что в сердце должен гореть какой-то удивительный огонь, который не сжигает, но обновляет вашу душу, дает ей динамику, энергию, мудрость и силу, которые посредством слова перекочевывают в сердца других людей.

Однако наряду с причастностью христианина к Таинствам, нужна еще и книжность, то есть усвоение всего богатства святоотеческой письменности, которая сейчас доступна всякому произволяющему: от апостольских посланий до последних «Непридуманных рассказов», напечатанных в провинциальном издательстве.

Тот, кто «гугнив», то есть не умеет мысль облекать в слово, у епископа Игнатия (Брянчанинова), святителя Иннокентия Херсонского, святителя Серафима (Звездинского), Оптинских старцев, святого Иоанна Кронштадтского без труда научится этому слову, которое, войдя в плоть и кровь, в мышление внимательного читателя, затем принесет плод многий в наших беседах, разговорах, в дневниковых записях, лекциях, а может быть, в прозе и поэзии.

Помимо святоотеческого наследия, есть великая русская литература. И наивен тот священнослужитель, который думает «глаголом жечь сердца людей», но сам не считает возможным брать уроки у Ивана Сергеевича Тургенева, у Ивана Алексеевича Бунина, Александра Сергеевича Пушкина, который работал над своим словом и слогом так, что до сих пор биографы и литературоведы удивляются, как можно корпеть над стихотворением, меняя десяток-другой синонимов, покуда вдруг не рождается шедевр:

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Таким образом, современный проповедник, равно как и журналист, педагог, воспитатель, должны восходить на высоту русской словесной культуры. Должны пропустить через себя все это богатство.

Даже если вас два раза няня в детстве с печки уронила, даже если вы по собственному признанию бесталанны, по закону сообщающихся сосудов, через практику, через бесконечные поражения, неудачи, мало-помалу вы обретете слово – простое, ясное и прекрасное.

Особенно быстро это будет дано тем, кто хотел бы быть полезным людям, кто отбрасывает в сторону творческую гордыню, амбиции, кто хотел бы словом питать и насыщать человеческие сердца, особенно подрастающее поколение. Тогда Бог, завидя наши намерения, желание содействовать просвещению сердец, даст нам просимое.

- О. Артемий, ваш совет людям, профессионально работающим со словом?

- Замечательно, что древнерусские писатели, например такие, как митрополит Киевский и всея Руси Иларион, живший во времена Ярослава Мудрого, или святитель Кирилл Туровский, проповедник 12 века, воспринявший все богатство византийской письменности, и другие отцы оставили нам шедевры словесного творчества, удивительные по красоте проповеди и толкования. Все древнерусские писатели говорят о том, что прежде чем ясно говорить, нужно научиться красиво жить. Но мало жить незазорно, чисто, честно, благородно, важно еще уметь и помолчать.

Упомянутый мной митрополит Иларион часто уходил для уединенной молитвы в пещерку, которую он вырыл в высокой горе на берегу Днепра, святитель Кирилл Туровский занимался столпничеством, тоже упражнялся в молчании. Преподобный Силуан Афонский, который 40 лет носил мешки с мукой, потом оставил дневник, который был переведен на все европейские языки и стал известен всему миру. Иеромонах Роман, исполнявший песни под гитару, был обречен молчать несколько лет, затем сила Божия уврачевала посетивший его недуг, и сейчас поэзия отца Романа однозначно свидетельствует – это явление в русской литературе.

Таким образом, дорогу осилит идущий. Соберем несколько слагаемых: воцерковление ума и сердца, чистота жизни, Священное Писание, наша великая литература и поэзия. Все это вместе взятое, помноженное на практику, то есть обращение с живым словом к слушателям, помноженное на наши труды, которые нужно совершать не с тщеславием, а из стремления делиться тем, что Бог дарует, лирою своей чувства добрые в народе пробуждать – вот вам и великий могучий русский язык не только Чехова и Тютчева, но язык современника, язык, который будет положительно и благостно влиять на сердца людей, независимо от темы разговора.

- Таким образом, мы вновь вернулись к утверждению о том, что «слово любви живит».

- У меня есть убеждение, и я часто об этом размышляю, что русская речь, правильно организованная по закону чистоты и красоты, врачует сердца, снимает стресс, просвещает ум, избавляет от агрессии, пробуждает в человеке творческое начало. Наверное, это происходит потому, что наш язык корнями связан с церковно-славянским, отражает явления духовного мира, отсюда исконные корни многих глаголов «одуховлены» и вращаются вокруг нравственных понятий.

А вот нецензурная брань - явление интернациональное, и не следует думать, что его татаро-монголы к нам принесли. Исследования показывают, что это насыщенная демонической энергией лексика вращается преимущественно вокруг половой сферы, то есть обесценивает, ущербляет, глумится над святой сферой материнства, чадородия, посягая на самое святое, что у нас есть, – это почитание Матери Божией, уважение к собственной земной матери, благоговение перед землей, из которой сотворены наши тела.

Оказывается, человек, заразивший свое сознание этой бранью, терпит тотальную, то есть самую глубокую энтропию на уровне генов не только потому, что это нехорошие выражения, а потому, что демоническая сила через соответствующую лексику внедряется в душу и воздействует на тело.

Беседовала Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.