Лики прошлого

Дата публикации:26.03.2014

Зайдя в наш храм, люди часто говорят: «Ой, совсем новая церковь». Мы, в свою очередь, добавляем: «Храм-то новый, зато место намоленное. Дореволюционная Успенская церковь была одной из самых древних в Архангельске», - рассказывает настоятель храма иерей Даниил Горячев.

Духовная скрепа

Отец Даниил:

Все, что осталось от старинного храма, который был разрушен в первой половине ХХ века, - икона Успения. Это самая главная наша святыня, покровительница храма. Она, как духовный фундамент, кирпичик, вокруг которого все образовалось, вокруг которого церковь возродилась.

Неизвестно, в каком году была написана икона, знаем только, что оклад сделали в 1840 году, а образ еще древнее. С иконой связано предание: в 1631 году храм пытались ограбить. Ночью залез вор, выкинул из окна Евангелие, кресты, а сам выбраться не смог - застрял в оконной решетке. Его обнаружили наутро. Вора удалось освободить только после того, как был отслужен молебен. Это чудо приписывалось Успенской иконе Богоматери, которая всегда берегла храм.

В советские годы образ хранился в соломбальской церкви св.Мартина Исповедника. Скорее всего от нашего храма икону сплавили туда по Двине, времена были неспокойные, такой большой образ трудно было провести по городу незаметно. В Соломбале он хранился до 2008 года, когда владыка Тихон (епископ Архангельский и Холмогорский - прим. авт.) благословил перенести ее во вновь построенную церковь.

Уникальность

Игорь Лапин, иконописец. Вместе с Сергеем Егоровым расписал Успенский храм:

За годы возрождения Православия в Успенском храме, стал первым на Севере, в котором роспись была выполнена в классическом стиле. Перед нами стояла ответственная задача, поэтому мы использовали не только свой опыт и знания, но и много советовались со специалистами, с прежним настоятелем Антониево-Сийского монастыря архимандритом Трифоном (Плотниковым). Важно было опираться на исконные иконописные традиции, уходящие корнями в XIV век. Современная православная иконопись развивается в этом магистральном направлении.

Важный момент, о нем говорят маститые московские искусствоведы, - этот храм построен на Севере и расписан архангельскими иконописцами, поэтому он является аутентичным культурным объектом. Если бы его делали приезжие мастера, он не стал бы примером искусства Русского Севера.

Ничего похожего в Архангельской области не было. Мы старались расписать храм так, чтобы в образах чувствовалась душа. Роспись, по нашему замыслу, должна быть сдержанной. В северной иконописи православный дух выражен более аскетично. Излишняя яркость цветов ни к чему. Яркость нужна в рекламе для агрессивного воздействия на чувства, подавления человека. У нас задача противоположная.

Цвет

Традиционно на севере писали в очень деликатном цвете, что точно соответствует нашему пониманию красоты. Мы воспринимаем ее совсем не так, как, например, греки. Яркость для нас - это скорее символ пошлости. Воспитанные другой средой, северяне различают множество оттенков серого. Нам было важно отразить это.

Передать сложную цветовую систему стало возможно благодаря краске с высокой паропроницаемостью. Она создает ощущение дыхания храма. Если покрасить акриловой или масляной краской, то атмосфера будет совсем другой - возникнет ощущение затхлости. Кажется, что мелочь, а ощущение абсолютно разное.

Отталкиваясь от стен

Работа началась с тех помещений, где сейчас находится баптистерий. В тот момент было важно определить программу росписи. Вариантов множество, однако единственное, что неизменно - под куполом, в линзе барабана, образ Христа Вседержителя (Пантократора). С него и начали работу. Мы поняли, что надо, отталкиваясь от стены, что-то изменять в программе, а с чем-то соглашаться. Идеальный макет не всегда может быть воплощен на большом объеме. Мы старались соединить эстетические решения с богословскими.

Расписывая, стали осознавать, что храм наполняется бОльшим духовным смыслом. По мысли св.Василия Великого, в храме нет ничего лишнего, все актуализирует идею, заложенную в нем. Считается, что икона - окно в духовный мир, а значит, с каждым ликом ты делаешь храм духовно светлее. Каждый написанный лик для нас был, словно водружение креста на построенный храм.

Северный «компонент»

Когда все регистры расположились, осталось место для поясного ряда. В храмовой росписи существует традиция вводить в программу образы святых, прославившихся в этом крае, однако на практике ничего подобного я не видел. Мы начали собирать информацию о северных подвижниках: прочли книгу монахини Ефимии (Пащенко), патерики, труд новомученика Никодима.

Многие иконы создавались в первый раз. Традиционно, если неизвестна внешность святого, он изображается по подобию своего патрона, так св. Антоний Сийский похож бородой на св.Антония Великого.

Важно было напомнить северянам, что село не стоит без праведника, что везде: на Ваге, в Шенкурске, на Пинеге, на Обонежье - есть свои святые. Вся северная земля наполнена духом их молитв, а через них мы все становимся сопричастниками Поморской ойкумены.

***

В начале XX века колокольня Успенской церкви стала оседать, за что получила название «падающей» и «пизанской». Причина крена - осадка восточной пары столбов-свай. Отклонение 32-метровой колокольни остановили в 1912 году, когда заменили свайный фундамент.

***

Последний настоятель дореволюционного Успенского храма протоиерей Александр Иванов в советские годы пострадал за веру. После переворота его два раза арестовывали, а в 1930 году сослали в лагерь в Ненецкий округ. Из лагеря он не вернулся.

***

На месте разрушенной Успенской церкви в советские годы построили трехэтажный жилой дом, затем его снесли. После этого долгое время земля здесь пустовала.

***

Первый деревянный храм во имя Успения построили в XVII веке по указу Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Филарета. Его строитель - священник Ксенофонт Козмин. Деревянная церковь часто горела и восстанавливалась. В 1640 году с северной стороны к ней пристроили придел во имя св. Симеона Столпника, а в 1672 году рядом поставили Воздвиженскую церковь, перенесенную из Немецкой слободы. В 1694 году в день Петра и Павла на всенощном бдении в Успенской церкви присутствовал Петр I.

К XVIII веку деревянные церкви сильно обветшали, и было решено построить каменный Успенский храм с двумя приделами. Он стал одним из наиболее ярких примеров «архангельского барокко». В 1920 году церковь упразднили. В 1995-1996 годах ее решили восстановить как городское подворье Антониево-Сийского монастыря.

Дарья Андреева

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.