Не забуду тебя, Иерусалим...

Дата публикации:25.04.2014
На Пасху мы с особым чувством вспоминаем Святую Землю.
Почти вся Библейская история, предуготовлявшая рождение Иисуса Христа, прошла здесь. На этой земле исполнилось главное обетование, данное Адаму и Еве, а через них и всему человечеству — о пришествии в мир Спасителя.

Рождество Девы Марии, Иисуса Христа, Его земная жизнь, Крещение, проповедь Евангелия, Преображение, крестные страдания Господа — освятили землю Палестины. А сегодня, в Великую Субботу, накануне Светлого Христова Воскресения, Иерусалим вновь явно и зримо воспримет благословение Благодатным огнём.

Какая это великая радость, что у нас, христиан, кроме храмов Божьих, которые, словно маленькие острова, раскиданы по всему земному шару, есть Святая Земля! Здесь освящено всё — каждый камень и песчинка, водная и огненная стихии и даже сам воздух.

Это было как откровение

Кто-то из нас пока только мечтает посетить Святую Землю. Те же, кто побывал, оставляют в своей душе драгоценные воспоминания.

Об этом зашёл разговор с игуменом Феодосием (Нестеровым), настоятелем храма Александра Невского подворья Артемиево-Веркольского монастыря.

— Порой, когда читаешь воспоминания и многочисленные заметки, в которых Священная история документально представлена, думаешь: ведь сколько прошло времени, событий, сменилось правителей, переселилось народов — как это всё осталось без изменений? У человека может зародиться сомнение: вот памятник, но подлинное его место, может быть, рядом, не прямо вот здесь? У меня прежде возникали подобные сомнения, — сказал отец Феодосий.

В 2004 году ему впервые довелось побывать на Святой Земле с игуменом Иосифом, настоятелем Артемиево-Веркольского монастыря и другими братьями. Подходя к храму Воскресения Христова, приближаясь к месту, которое называется Кувуклия, почитаемое как Гроб Господень, отец Феодосий испытал сильное внутреннее переживание.

— Это было как потрясение, как некое откровение. Причём я совершенно не настраивал себя на этот лад, — говорит отец Феодосий. — Но внутренние чувства засвидетельствовали о том, что это есть ТО САМОЕ место, где свершилось Воскресение Христово. У меня возникло ощущение абсолютной уверенности в этом.

И ничто не может её изменить

— Поистине, это земля благословенная, особенная, — продолжает свой рассказ отец Феодосий. — Удивительно, благодать Божия почиет там каким-то особым образом, не взирая на то, что творится на этой земле — войны, смятения, соперничество разных конфессий, эмоции людские. Многочисленные грехи человеческие, кровопролития не лишили эту землю благодатной силы. Казалось бы, что на этом месте может быть благостного? Однако там мера благодати такая, будто однажды она пришла со Спасителем и осталась такой навсегда. И ничто не может её изменить. Кто хочет — тот её может воспринимать. А кто-то остаётся безучастным. Со Спасителем люди тоже рядом ходили. И были Ему непричастны... Конечно, источник благодати — он в любом храме, на любой Литургии. Но Святая Земля в этом смысле особенная. И когда ты к ней прикасаешься, понимаешь всё не по книге, не по рассказу.  


Мы в Православие пришли из далёкого далека — Если освящение нашей русской земли совершалось трудами подвижников, их подвигами и усилиями, там же эта благодать дана даром, — считает отец Феодосий.

По его наблюдению, южные народности, воспринявшие веру Христову от самых своих корней, возможно, глубже и сильнее веруют, чем мы, северяне. Хотя это состояние души порой не выражается у них, подобно нам, внешним благочестием.

— В храме Воскресения служат греческие монахи, и храм они воспринимают как дом родной, в буквальном смысле в нём живут. Непривычное для нас, не очень строгое отношение к святыне, как нам показалось, оправдано тем, что всё это им родное и близкое. Отличное от нас поведение не означает, что эти люди могут быть неблагочестивыми. Они ведут себя непривычно для нас, возможно, излишне эмоционально, экспрессивно. При нашей внешней чопорности, стремлении правильно одеваться и надлежащим образом себя вести нам это может показаться странным. Но надо понимать, что есть большая разница между нами, которые в Православие пришли из далёкого далека, и теми, кто живёт на этой земле испокон веков, питаясь от неё. У них совершенно другое внутреннее состояние. И у них сильная живая вера. Пребывание на Святой Земле пробуждает сокровенные состояния души, — говорит отец Феодосий. — Кто-то хочет остаться там навсегда, кто-то понимает своё монашеское призвание, осознает своё предназначение в жизни. На каждого она действует по-своему. Если же человек закрыт от действия благодати Божией, то он увидит на этой земле лишь внешнее — неустроения, бесконечные лавки, торговлю, крики народа, смятение толпы...

Обнять её руками

Многие наши соотечественники бывают теперь на Святой Земле и, посетив её однажды, стремятся туда снова. Жительница Северодвинска Ольга Толокнова побывала на Святой Земле уже шесть раз.

— Когда ехала во Святую Землю впервые, у меня были не очень глубокие познания о ней. Но когда я там оказалась, в душе поселилось чувство особого благоговения. По этой земле хотелось ходить только с молитвой. Когда вернулась домой, один батюшка мне сказал: «Ты вся словно светишься!»

Во второй приезд на Святую Землю первое желание у Ольги было обнять эту землю руками...

— В Вифлееме произошёл такой случай, — рассказывает она. — Дело в том, что в храм Рождества Христова не всегда можно попасть, в зависимости от количества паломников. Если людей очень много, то гид предлагает издалека помолиться в святом месте. Помню, после этого предложения у меня в душе возникло смятение. Кто-то из группы стал возмущаться, как мол, так? У меня же в душе возникло острое осознание своего недостоинства. По грехам не достойна святыни... Но главное — это смиренно принять. Ведь для души есть особые лекарства. Так повторилось и в следующий мой приезд. Я стояла и молилась образу Пресвятой Богородицы, издалека взирая на её икону. Просила прощения за свои грехи, молилась за всех родных и близких... Без слёз это невозможно делать. И вдруг неожиданно нам предлагают пройти внутрь храма... Как это было чудесно! Какое это было утешение!

«Для меня оживают слова Символа веры...»

— После поездок на Святую Землю Символ веры, который мы вслух произносим за каждой Литургией, стал для меня особенно близким и понятным, — рассказала Ольга. — Когда я его теперь произношу в храме, моя душа в это время во Святой Земле, там, где свершилось всё, о чем говорится в Символе веры. Я вижу место рождения Господа, вижу гору Голгофу, вижу Крест, кровь, камень, где лежало Его Тело. Вижу место, где Он воскрес. Эта молитва для меня ожила. И она возвращает меня во Святую Землю. «Не забуду тебя, Иерусалим», — поётся в псалтыри, и для меня это истинно так.

Ольга рассказывает, что каждый раз, отправляясь на Святую Землю, старается собрать как можно больше записок у своих друзей, близких, знакомых с именами тех, о ком помолиться. Ведь невозможно, находясь там, молиться только о себе. Также старается привезти из паломничества побольше свечей, зажжённых от Благодатного огня, поделиться ими со всеми. Чтобы в каждом доме горел Благодатный огонь, который согревает душу, вселяет в неё веру, стремление к праведной жизни, желание жить по заповедям Божьим. Ольга говорит, что у нее дома всегда зажжена лампадка от Благодатного огня.

«Месяц на небе там похож на улыбку!»

В феврале 2014 года пятьдесят прихожан онежского Свято-Троицкого собора вместе с настоятелем протоиереем Александром Коптевым побывали на Святой Земле.

— Мы всем приходом стараемся каждый год посещать святые места, уже объехали полстраны. В этом году впервые совершили паломничество во Святую Землю. До сих пор все находимся под большим впечатлением от увиденного, — рассказывает отец Александр Коптев. — Ни с чем не сравнимое состояние души переживаешь, находясь там. Для меня самым ярким впечатлением стала Литургия в Вифлееме на месте Рождества Иисуса Христа. На богослужении в молитве объединились самые разные народности — арабы, евреи, греки, сирийцы, эфиопы, русские, армяне... Служба совершалась на нескольких языках. Это непередаваемо! Все наши пятьдесят онежан причастились. Когда вспоминаем эту поездку, у всех единодушное желание вновь поехать во Святую Землю.

Матушка Лариса Коптева добавляет к сказанному:

— Мы живо ощутили все, о чём повествует Библия. Вот тут проповедовал Спаситель, тут разговаривали апостолы со Христом... Могила Лазаря словно глубокий каменный колодец... Иорданская пустыня, где раздавался «глас вопиющего» Иоанна Предтечи, где сорок дней в одиночестве оставался Христос... При соприкосновении с окружающей природой, намоленными храмами и монастырями, древними святынями вера в душе оживает и укрепляется.

Глубокое впечатление на меня произвели красота и великолепие Генисаретского озера, по водам которого ходил Спаситель. Когда мы там были, над озером светил молодой месяц. Он совсем другой, чем у нас, — похож на улыбку!

Лампада от всей Руси в Великую Субботу

Традиция паломничества на Святую Землю началась на Руси со времени её крещения. Свидетельствуют об этом древнерусские духовные песнопения. Одна из таких былин — о «хождении в Иерусалим сорока калик» — дошла до нас со времени святого князя Владимира Красное Солнышко.

Святой святыни помолиться,
Господню Гробу поклониться,
Во Иордань реке искупаться.

Замечательно, что именно русские паломники незримыми прочными нитями связали наш народ со Святой Землей. Имя одного из них, игумена Даниила (родом из Чернигова), посетившего Палестину ок. 1104–1107 гг., отмечено особо. Преодолевая различные трудности, он пребывал на Святой Земле около полутора лет. Поклоняясь Гробу Господню, он увидел, что здесь «висят пять больших лампад с маслом, и горят они непрестанно и днём, и ночью».

Тогда игумен Даниил пожелал, чтобы здесь, на святом месте, была зажжена лампада от всей Русской земли. С этой просьбой он обратился за разрешением «поставить свою лампаду на Святом Гробе от всей Русской земли» к предводителю первого крестового похода Бодуэну I, возглавлявшему в то время Иерусалимское королевство.

Знаменательно, что неугасимая лампада от «имени всея Руси» на Гробе Господнем была зажжена 900 с лишним лет назад, в Великую Субботу. Более того, как свидетельствует игумен Даниил, лампада сама зажглась в тот момент, когда «внезапно засиял яркий свет в Святом Гробе, исходило из Гроба сияние яркое... Я пошёл к Гробу и увидел кадило свое, стоявшее на Гробе и еще горящее светом Святым, поклонился Гробу, поцеловал с любовью и слезами место Святое, где лежало тело Христа».

Игумен Даниил стал первым общерусским молитвенником во Святой Земле. Пример его благочестия славно приумножен вплоть до наших дней.

Мария ЗАСЕЦКАЯ.

Источник: www.pravdasevera.ru

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.