Я по возрасту еще герой!

Дата публикации:30.09.2014

«Когда иду в храм, я не одна – со мной Иисус Христос, Божия Матерь и Ангел-хранитель. Отец Александр подшучивал: «А где ваши ангелочки, наверное, уже в алтаре?») Я ему отвечала с улыбкой: «Наверное». Батюшки-то все меня знают, столько времени хожу в этот храм». Фекле Александровне Петровой, прихожанке Всехсвятского храма в Архангельске, в октябре исполнится 94 года. В ее памяти запечатлены даже маленькие штрихи из прожитых лет, в словах без поучений раскрываются мудрые мысли, а своим юмором и энергичностью она может поделиться и с молодыми.

Молода была!

Деревни на Пинежье, в которой родилась Фекла, уже давным-давно нет. Девочка воспитывалась с бабушкой и маминым братом, а после женитьбы дяди и переезда в Архангельск ей пришлось начать самостоятельную жизнь. В 12 лет устроилась на работу, причем она без усилий называет дату поступления в контору: 20 июня 1933 года. «Первое время работала рассыльной, как теперь называют, курьером, на Первой лесобирже, - рассказывает Фекла Александровна. - Потом, когда начались гонения, это был 1937 год (какое вредительство было, всех людей забирали!), перешла в трамвайное депо. Стала слесарем, а для подработки и рельсы меняла. В общем, я трудоголик. Транспортной сфере посвятила 50 лет, ну вот только 12 дней в декрете с сыном сидела.

Я всю жизнь работала с мужиками, но никогда матерных слов не произносила, знала всю политику, всегда и до сих пор слушаю радио. Раньше любила смотреть хоккей, знала всех хоккеистов. В театр ходила - нравились постановки, на танцы бегала. Очень хорошо пела и во время войны с группой самодеятельности ездила по госпиталям. Я никогда в загоне не сидела. Красива не была – молода была!» - и на лице улыбка.

Ну а современной молодежи совет от бабушки Феклы таков - перестать лениться: «Как же они будут развиты, если до 20 лет палец о палец не щелкают? Жизнь дается трудом и волей, чтобы ты сумел преодолеть все невзгоды и превратить свою жизнь в то, что тебя бы устраивало».

Мое гнездо

С мужем Фекла Александровна прожила 26 лет и уже 42 года вдовеет. У нее сын Николай, трое внуков и пятеро правнуков – говорит, «это мое гнездо, такая я богатая бабушка». Только живут все в Санкт-Петербурге и усиленно зовут бабулю к себе, но она не соглашается. «Раньше я часто бывала у них. Любила ходить на службы в Невскую лавру, в Казанский собор, храм Воскресения Христова, во Владимирскую церковь и Покрова Пресвятой Богородицы. Сейчас дети сами ездят ко мне. Старшая внучка, а ей 50 лет, ­– врач-онколог, зять, ее муж, главный хирург Ленинградской области, правнук тоже будет нейрохирургом, как папа. Внук Сергей работает редактором на телевидении в Петербурге. И все ребята зовут – бабушка, приезжай».

А ей дорог и интересен Архангельск. Фекла Александровна очень неплохо знает его историю и держит в памяти образ, остававшийся еще некоторое время от царской России, – чистоту, таблички с фамилиями на дверях домов, где проживали почтенные граждане – врачи, адвокаты, выложенные камешками мостовые, вывески магазинов…

«А сейчас названия все какие-то нерусские, - сокрушается она и снова погружается в эпизоды ушедших лет. – Улицы ведь раньше совсем иные названия носили. К примеру, Розы Люксембург была Благовещенской, Карла Либкнехта – Соборной, Романа Куликова - Кеврольской, Советских космонавтов - Костромской. Город интересный, если его знать».

Господи, просвети мой путь

Почти вся семья Феклы Александровны крещена во Всехсвятском храме, а сама она уже тридцать лет приходит туда на богослужения «как домой». Бабушка Фекла всегда берет благословение у священников, ни на долю секунды не сомневаясь в том, что Господь таким образом подает помощь в делах.

На ее веку сменилось четверо владык – епископы Исидор, Пантелеимон, Тихон и сейчас митрополит Даниил - и четыре настоятеля храма. «Отец Василий меня досконально знал, - вспоминает Фекла Александровна. - Когда батюшка уезжал, просил передать мне свое благословение. Больше мы с ним не виделись. Он уехал и от болезни умер. Очень хороший батюшка был, знал всю нашу семью. Очень уважала епископа Тихона, после богослужений во Всехсвятском он всегда благодарил прихожан и певчих за совместную молитву, говорил, что намоленный у нас храм.

Муж у меня веровал, потому что был помором, моряком, а есть такая поговорка: «Кто в море не хаживал, тот отроду Богу не молился». Я в молодости, еще незамужняя, в церковь приходила. Может, тогда глубокой веры не было, но на богослужениях стояла. Бабушки объясняли, когда какие праздники.

Сейчас молюсь Богу о себе, о своих детях и считаю, что мне Господь помогает во всем. Утром молюсь, в середке дня, на ночь. Если выхожу куда из дома, обязательно благословлюсь: «Господи, Пресвятая Богородица, сохраните грешную рабу Феклу – дайте мне сходить безо всяких эксцессов и благополучно вернуться домой. Господи, просвети мой путь!» А по возвращении обязательно поблагодарю Бога и Пресвятую Богородицу».

Окрыленная

Храмом и приходом своим Фекла Александровна очень довольна. Считает, что там - спасение, и, если смогла прийти на службу, сделала великое дело. В последнее время ей сложно одной добираться до церкви: болят ноги и зрение подводит. Но никакой печали в голосе и жалоб, а наоборот, только благодарность людям, которые ее подвозят до родного храма и обратно домой.

«Я человек верующий, но глубоких познаний у меня нет, не читаю богословских книг, потому что глаза не видят. Но что узнала прежде, держу в уме и могу об этом говорить.На Литургии меня благословили сидеть, но я знаю, когда надо встать. Мне помогают другие прихожане, руку подают. А сижу всегда в своем храме на одном месте – возле иконы Божией Матери «Иверская».

Народу много приходит, но правил некоторых еще не знают. Есть такие, которые, когда им подскажешь что-то, хорошо воспримут, прислушаются, а есть – махнут рукой. Но сейчас гораздо лучше стало. Одно время на Пасхальном богослужении движение было, как на волнах, а теперь – тихо. И когда Евангелие на Литургии читают – тишина буквальная».

По моей жизни можно книжку составить – такой натянутой была. Жила и без квартиры, и милостыню просила – все было, но Господь мне сопутствовал.

Вот иногда говорят: «Вы так долго живете». Так мы никому не мешаем! Я же, пока смогу, буду приходить в храм, он мне помогает. Возвращаюсь домой вся окрыленная. Я по возрасту еще герой!».

Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.