И тогда вырастают крылья

Дата публикации:20.11.2014

В Архангельске переиздали книгу «Архиепископ Афанасий Холмогорский», написанную ректором Поморского университета, ученым Владимиром Булатовым (†2007). Митрополит Даниил и издатель Владимир Станулевич рассказывают об этом важном событии и личности первого архиерея Русского Севера.

Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил

Приехав на Север и ближе познакомившись с историей служения архиепископа Афанасия, я и порадовался, и удивился. Объясню почему. Владыка Афанасий жил в то же самое время, в которое и святитель Митрофан Воронежский, а Воронеж - это моя родина. Они и кафедры свои занимали в один и то же период.

Тогда Воронеж и Архангельск были окраиной России - именно там нужно было укреплять государство. Оба святителя лично знали Петра Первого. Государь уважал, понимал их, и они понимали его. Когда святитель Митрофан скончался, Петр вместе с другими людьми нес его гроб на своих плечах. После он сказал такие слова: «Не стало у меня больше друга и наставника». Это высказывание дорого стоит, оно говорит, что император считал святителя Митрофана не просто подчиненным, но и своим другом.

Такое же отношение было у Петра Первого и к архиепископу Афанасию. Государь поручил ему контроль над строительством Новодвинской крепости, одного из главных форпостов России. Владыка Афанасий был знатоком светских наук, помимо богословия и духовной жизни, он прекрасно разбирался в градостроении и укреплении крепостей.

И еще один немаловажный факт: если бы не святитель Афанасий, неизвестно, состоялся ли бы ученый Михаил Ломоносов. Откуда бы он черпал такую любовь к знаниям? Не вкусивши плода учения, не обретешь желания идти по пути науки.

Архиепископ Афанасий - это личность, о которой пока еще мало говорят. Его незаслуженно забыли из-за политических соображений. После 1917 года информацию о духовенстве, в том числе о святителях Митрофане и Афанасии, держали в тени. Я рад, что теперь стали издавать их биографии. Надеюсь, пройдет время, и, как архиепископ Митрофан канонизирован Церковью, так и владыка Афанасий за свои труды, за духовное созидание и самоотверженное служение на Русском Севере также будет причислен к лику святых.

Владимир Станулевич:

Об архиепископе Афанасии, к сожалению, люди не знают почти ничего. Изданная до революции биография выложена на сайте областной библиотеки, ее хотят переиздать уже много лет. Книги об Афанасии, изданной в 2002 году ныне покойным ректором Поморского университета Владимиром Булатовым, нет в продаже. Могила в запустелом соборе, который построил архиепископ, разорена, а судьба его останков неизвестна. Улиц с его именем нет, а если они и будут, то жителям их название мало что скажет. Лишь из фильма 1981 года «Россия молодая» можно было что-то узнать об архиепископе, чей образ воссоздал на экране актер Иван Лапиков. И снова тьма и пыль веков…

Меня поразила масштабность и значимость дел в жизни и служении владыки Афанасия. Я не заметил ни одного ошибочного и малозначительного, что бы осталось от его работы. Его дела - письмо Петру Первому о путях наступления на Швецию, которое изменило геополитику всей Европы, создание яркого соборного комплекса в Холмогорах и привнесение стилистики каменного строительства на Север, где до того было распространено деревянное зодчество; строительство Новодвинской крепости, создание иконописных артелей и научной обсерватории, просвещение поморских жителей…

Вся жизнь епископа Афанасия - яркий пример того, как нужно привлекать Церковь в сферу управления государством. Наше поколение выросло в эпоху безвременья, и мне кажется, что многие управленческие решения, о которых говорится в книге, могут помочь и сегодня.

После Афанасия осталась память соратников его великих дел, для которых Холмогоры становились все теснее, так как жизнь вместе с подрядами на работу перемещалась в Санкт-Петербург. И все это в краткий период жизни неутомимого владыки. После его смерти в 1702 году холмогорское возрождение постепенно идет на спад. На время этого медленного заката пришлась пора юного Ломоносова.

Благодаря усилиям одного человека – архиепископа Афанасия - заштатный городок с населением две тысячи жителей преобразился в центр культуры и науки, а после смерти владыки вновь погрузился в дремоту. Свидетель происходившего Михайло Ломоносов видел, на какие великие свершения способен один-единственный человек. Это подвигло его самого решиться на нечто подобное. Угасание родины, пустые дома, исход талантливых людей и весточки от них из столицы, вероятно, стали толчком, который навсегда сорвал Михайлу с места. Свет его ума озарил столицу, а не родные Холмогоры, но останься он дома, над российским небосводом не взошла бы звезда Ломоносова.

Причудливая игра причин и следствий истории не позволяет утверждать, что архиепископ Афанасий и его деятельность — причина появления феномена Ломоносова (тогда выше надо бы где-нибудь добавить «возможно»…); но смело можно сказать сказать, что он заложил краеугольный камень в фундамент явления, который мы называем гением Ломоносова.

Для превращения обычного деревенского мальчика в юношу, задающегося вопросами о природе сущего, фантазирующего на удивительные для ровесников и взрослых темы, нужен какой-то миг, который христиане называют чудом. Чудесный миг, в котором соединена мирская мудрость и искра Божия. Отсутствие необходимого для становления окружения или отсутствие вспышки божественного света – и останется юноша просто хорошим человеком, хорошим мастеровым... И слава Богу! Но для появления гения требуется накопленная вокруг творческая энергия других людей, заряженность воздуха поиском нестандартных решений, где не думаешь о затраченных усилиях и плате за труд. И тогда маленькому Михайле Ломоносове, Лёше Любимову (будущему святителю) хочется найти и добавить недостающий кирпичик знания, который вокруг ищут все и пока не находят. И тогда они становятся первыми, становятся взрослыми и уважаемыми, и тогда рождаются новые открытия, новые откровения. И тогда вырастают крылья…

Подготовила Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.