О почитании святых мощей

Дата публикации:02.12.2014

Многие православные праздники связаны с обретением или перенесением мощей святых угодников Божиих. Верующие стремятся в храмы и монастыри, чтобы поклониться этим святыням. Но от людей, только начинающих свой путь к Богу, нередко слышишь вопрос: «А почему почитаются мощи?» Эту тему раскрывает иеромонах Амвросий (Громов).

- В церковной традиции, в богослужебном языке тело всякого христианина называется мощами. Но особое почтение мы испытываем к тому, что считаем святыми мощами, – к телу праведника. Апостол Павел, говорит, что человек – есть храм Духа Святого, и, если кто разрушит храм, того накажет Господь. Посмотрите, как высоко апостол ставит назначение человеческого тела! В первые века христианства греки и римляне называли нас даже саркофилами, любителями плоти, потому что приверженцы учений аскетического характера, например, циники, относились к телу человеческому хуже, чем к плохой одежде. Они считали его настоящим злом, и видели в человеке только духовную составляющую, а тело им представлялось лишним, от него нужно было как можно скорее избавиться.

Мы, христиане, чья Церковь учит, что плоть надо смирять, на их фоне выглядели любителями плоти. И те смеялись над христианами: «Вот идут любители плоти, они почитают темницу души!». Впоследствии, в 19 веке, появилась настоящая саркофилия – любовь к плоти, вылившаяся в теорию Фрейда о том, что весь человек состоит из проявлений его собственного тела.

В христианстве человек не ограничивается телесными свойствами, и плоть надо держать в узде. Святые отцы говорят, душа – это ездок, а тело – ишак. Если ишака слишком сильно бить или мало кормить, то ездок не доедет до Царства Небесного. А задача христианина как раз в том, чтобы достигнуть его.

Многие недоумевают: «Зачем Церковь накладывает столько постов, - когда же жить-то?!». Но на самом деле, если человек пытается соблюдать пост, он открывает для себя краски мира. Они не заканчиваются столом, красиво накрытым, с богатыми яствами. Человек начинает видеть что-то вокруг себя.

Церковь учит, что тело это храм. Многим доводилось сталкиваться с разрушенными храмами. В каком бы состоянии этот храм ни находился, входя под его своды мы испытываем некий благоговейный трепет. В принципе, разрушенная церковь очень похожа на остов человеческого тела. В нашей истории были такие храмы, которые по особому благоволению Божию не закрывались и не разрушались. Подобно этому, остаются также нетленными мощи святых, через которые Господь - по молитвам самих праведников, по молитвам, обращенным к ним, - продолжает подавать Свою благодать. Как незакрывшиеся церкви в свое время окормляли десятки, сотни, тысячи людей. Люди издалека приезжали, втайне крестились - и род христианский продолжался. Пускай христианская жизнь была задавлена, предана забвению, но душа-то человеческая жила!

Благодать продолжала изливаться через храмы Божии, люди приезжали и чувствовали, что они вступают в иной мир. Также и нетленное тело святого становится источником, колодцем… Представьте, человек шел долгое время по пустыне, у него закончился запас воды, и он не находит ни одного источника. И вдруг он попадает к колодцу, из которого можно попить, напитать свое тело живой водой. Это некий внешний источник, человек не имеет его в себе.

Господь не давал бы таких явных примеров нетленных святых тел, если бы это не было нужно. Например, тело одного из самых известных наших святых полностью, совершенно нетленно, - преподобного Александра Свирского, того, кто видел Святую Троицу (два человека видели святую Троицу – это праотец Авраам и преподобный Александр Свирский). Еще момент интересный: на Афоне нет нетленных мощей своих святых, а только те, которые были привезены, подарены Афону. Можно назвать несколько десятков святынь, которые полностью нетленны. Это и глава святителя Иоанна Златоуста, и десница Марии Магдалины (рука Марии Магдалины, по свидетельству самих монахов, - не просто теплая, а горячая, как у живого человека!) Это и нетленная стопа апостола Андрея Первозванного.

- Но особые вопросы возникают, когда речь идет о частицах мощей: «Как можно делить мощи, не кощунство ли это?».

- Давайте опять же подойдем исторически. Десница святого пророка и Предтечи Иоанна Крестителя и глава его. Почему одна из них, десница, находится в Сербии, а часть главы находится в Дамаске? После смерти Иоанна Крестителя глава его была у Иродиады, тело же отдали ученикам. Тело было похоронено отдельно, главу потом вынесла служанка-христианка. И когда во времена гонений из Рима пришло повеление о том, чтобы сжигать все святыни, почитаемые мощи, иерусалимскому патриарху было дано Господом об этом откровение, и он успел отделить только десницу – правую руку, которая крестила, касалась главы Господа. Остальное же тело было сожжено, потеряно. Десницу же переправили и спрятали надолго, так же, как и главу, о которой долгое время ничего не было известно

Другой пример, величайшая святыня: мощи святой великомученицы Екатерины в Египте, под Синайской горой. Я был там… Трепет и благоговение! Десница, на которую был надет перстень Самим Спасителем.

Сила благодати, которая исходит от этого колодца, источника, не всегда зависит от размера – даже частица святых мощей разгоняет духовную тьму! Это вопрос не физического уровня. Если тело святого угодника Божия нетленно, значит, это для чего-то нужно Богу. Представьте, много ли людей может съездить, например, на Синай, приложиться к мощам святой Екатерины? Зато сколько человек может прийти в храмы, где пребывают частицы ее мощей, и там приложиться к этой святыне. С верой человек получает просимое – эту струю благодати (иногда поток!) он ощущает. Если готов к действию Горнего мира, он это почувствует. Не просто получит то, что просил, а именно ощутит, что находится в присутствии некой другой субстанции, почувствует сердцем, всей своей жизнью.

Поэтому разделение частиц святых мощей – величайшая необходимость. Сколько было случаев, когда человек носил какую-то святыню в нательном кресте или в мощевике, и это спасало от серьезных духовных проблем, от нападок с духовной стороны. Такое ответственное послушание в Православной Церкви, как отчитка бесноватых, тоже не обходится без применения крестов, которые содержат частицы святынь.

Это другая реальность, другая плоскость, к которой не надо подходить с человеческими мерками. Здесь необходимо довериться опыту Церкви, опыту двухтысячелетнему. И, мало того, довериться действию Создателя, Спасителя мира, Который для чего-то это делает.

- Отец Амвросий, в последние годы Россию посетили многие святыни. Есть ли этом особый Промысел Божий?

- Это живое свидетельство о том, что Россия, Русь восприняла христианство, именно восточное Православие приняла всей своей душой, всей своей сущностью. К примеру, принесение в нашу страну в 2006 году десницы Иоанна Крестителя, проповедника покаяния, для нас с вами, для нашего времени – очень значимый факт. Через покаяние Господь отодвигает сроки Своего пришествия, отодвигает и сроки человеческой смерти. Вспомните историю царя Иезекии, когда пришел к нему пророк и говорит: «Господь отнял жизнь твою. Все! Ты скоро уйдешь за нечестие твое». И вышел от него пророк. А Иезекия на ложе своем заплакал и помолился Господу. И еще не успел пророк выйти, уже к нему навстречу был послан ангел, сказавший пророку: «Иди и скажи царю, что он прощен, и двенадцать лет еще добавлено ему жизни ради того, что он покаялся!».

Десница святого Иоанна Крестителя для верующего человека - это, как я уже говорил, источник благодати. Заметим, в разных колодцах разная вода! Источники бывают разные – один сероводородный, другой родоновый, и мы к каждому ездим за каким-то исцелением, по конкретным нуждам. Белый свет пропустите через призму – и вы увидите разноцветье – радугу… Так же и Благодать Божия – она везде одна, но действует по-разному в разных местах, с разными людьми. Иоанн Креститель говорит нам о том, что управление нашей жизни возможно только через покаяние. Это значит не только прийти на Исповедь, что, конечно, необходимо, но это только начало. Это тот карт-бланш, который Господь дает человеку: Он изглаждает рукопись грехов, то есть берет искомканный, исчирканный лист человеческой души, выправляет его и вновь дает возможность написать на нем что-то новое. Человек опять чиркает на листе своей души, опять комкает… Господь снова дает возможность Своему ребенку, чаду Божьему, и тот, который хочет, имеет усидчивость, желание, - напишет по слову, по два, по три – но напишет рукопись своей жизни. Ту, которую он принесет на отчет перед Богом в Царствии Небесном!

Преподобномученица Елизавета Феодоровна… Не перечесть свидетельств о чудесах, которые происходят по молитвам перед мощами этой великой подвижницы. Она словно обращается к нам: «И вы можете идти по этой дороге! Я молюсь о вас, и я спутница ваша на вашем жизненном пути». Святые угодники Божии говорят нам: мы не оставляем вас, мы вместе с вами. Как когда-то сказал Господь: «Я с вами во все дни до скончания века». И Он не только невидимо пребывает, Он реально пребывает в Причастии: мы принимаем Его Тело и Кровь. И о Таинстве Причастия можно то же сказать: как же – дробить Тело Христово, разделять Его?!

В Евангелии Господь говорит ,что «раб не больше господина своего. И ученик не выше учителя». Если уж мы разделяем Тело Христово для преподания верующим в Причастии, то тела Его последователей тоже. Если они засвидетельствовали свое ученичество у Господа, если Он засвидетельствовал их жизненный путь, как пройденный и достигший не только спасения, но праведности, некоего дерзновения у Бога, - благодаря этому святые мощи являются другой действительностью и оцениваться должны по другим меркам и критериям.

- С каким чувством нужно подходить к святым мощам?

- Однажды мне задали такой вопрос: «Батюшка, почему я два, три часа выстоял, подошел к мощам, приложился, а меня быстренько в сторону отодвигают?!». Я ответил: «Вы два часа имеете возможность стоять недалеко от святого! Если бы вы видели духовный мир, то узрели бы нетварный свет, исходящий во все стороны от этой святыни. Видели бы, как, подобно столпу огненному, он восходит на небо. И мы стоим, купаемся в этих лучах, имеем прямую живую связь с этим святым!».

Мы к какому-то начальнику приходим с уже сформулированной конкретной просьбой, лучше всего, если она изложена на бумаге. И здесь, у святых мощей, у нас есть возможность прочитать акафист, пока мы стоим, подумать, помолиться, поговорить со святым, здесь присутствующим, а потом подойти и приложиться. И это - кульминационный момент – все! Аминь! Я засвидетельствовал, закончил свою молитву, и я верую, что «положил прошение свое на стол». Если настроиться на такое отношение к святым мощам, этого малого прикладывания к святыне для нас будет не просто достаточно - мы почувствуем живое пожатие руки из невидимого мира, живое присутствие святого, к которому пришли.

Мало того, в заданном вопросе скрыт в какой-то мере духовный эгоизм: я пришел, соизволил придти! Да, слава Богу! И мы всем рады, и святой рад, - но ты не один, рядом с тобой стоят точно такие же люди, с такими же точно проблемами. У тебя есть время, может быть, даже переоценить вопросы, с которыми ты идешь к святому. Многие об этом не задумываются. «Вот я пришел, попросил – должно исполниться!». А ты задумался, вообще надо ли оно? Спроси у святого… Как почувствовать это присутствие невидимого мира? Постой, помолись – и ты этот ответ получишь!

Иной раз еще не дойдешь до мощей, а уже почувствуешь прикосновение Горнего мира. Задай вопрос: то, о чем я хочу сейчас просить тебя, нужно ли мне? Вопрос не о том, что мне вообще хочется, а нужно ли. Если, конечно, не какой-то конкретный момент: помолиться о больном родственнике или еще о ком-то… А вот какие-то даже не житейские, а жизненные… Эти моменты, может быть, не хороши: у кого-то в фирме неприятности, у кого-то с женой, с детьми, у кого-то родственнику плохо. Но задайся вопросом: почему твоему родственнику плохо? Просить, чтобы ему просто легче стало – это одно. А просить о том, чтобы он понял, осознал, и чтобы это исцеление, если оно будет, было не так, что – вылечился – и пошел дальше грешить, а чтобы он задумался и соприкоснулся сам с этим миром, с этой реальностью, которая более реальна, чем наш с вами видимый мир. Более реальна!

Лариса Ларионова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.