Таинство Венчания соединяет души любящих

Дата публикации:26.01.2015

В рубрику «Вопрос-ответ» на сайте Архангельской и Холмогорской епархии часто приходят вопросы «как оформить церковный развод», «как лучше развенчаться». К сожалению, мода на венчание в последние десятилетия привела к тому, что многие освященные браки распались. Многие люди до сих пор воспринимают Таинство как красивую церемонию, с которой останутся хорошие фотографии на память.

Мы продолжаем интервью о церковных Таинствах с руководителем информационно-издательского отдела епархии, бакалавром богословия Михаилом Насоновым.

Существует ли в Церкви практика «развенчания»? И может ли человек получить документ, о том, что его церковный брак аннулирован?

Конечно, как нельзя «раскрестить», так нельзя и «развенчать». Один миссионер остроумно заметил, что если архиерей может росчерком пера развенчать, то значит, он таким же образом может и повенчать. Народное убеждение, что церковный брак можно рассторгнуть идет еще с царских времен, когда Церковь фактически выполняла функции ЗАГСа. Действительно, в той исторической ситуации она могла выдавать документ о расторжении брака. Сейчас, когда мы живем в светском государстве, венчание имеет только один смысл — церковное освящение брака, соединение любящих душ во Христе. У Церкви нет прежних государственных функций, и никаких документов о «разводе» она не выдает.

Постоянные просьбы о «развенчании» связаны с модой, появившейся в России с конца 80-х годов XX века. В ту пору венчание, как сейчас говорят, «вошло в тренд». Священники часто даже не спрашивали, веруют ли молодые в Бога — достаточно было внести пожертвование. Соответственно, и Таинство большинством людей воспринималось как красивый обряд за деньги, лишенный духовного смысла.

Однако когда многие из этих венчанных семей распались, у людей все равно оставался осадок, даже мистический страх, что в ЗАГСе-то развод оформлен, а церковный брак никто не аннулировал. Тогда бывшие супруги и просят епархию выдать им некий документ, «чтобы совесть была спокойна». Единственное, что может сделать Церковь в данной ситуации — благословить повторное венчание. И лишь в том случае, если человек не виноват в разрушении первого брака.

Когда мы получаем разрешение на повторное венчание, то первый брак не расторгается? Получается некое двоеженство или двоемужество?

Таинство венчания, совершенное Самим Господом, можно разрушить только своими грехами. Супружеские измены, различные зависимости, оскорбления, рукоприкладство – все это приводит к распаду освященного брака. Было бы странным говорить о том, что люди, которые давно развелись и видеть друг друга не желают, все еще соединены во Христе через церковное Таинство. Действительно, понятия «развенчания» в Церкви не существует, но супруги могут «развенчаться» по собственной греховной воле.

Расскажите о практике «предвенчальных» бесед...

Развод венчанных пар — это духовная трагедия, поэтому на священниках лежит большая ответственность — не допустить такой ситуации, и, в первую очередь, не венчать тех, кто к этому еще не готов. Поэтому некоторые батюшки принципиально освящают брачный союз только своих прихожан, за которых они могут поручиться.

С другой стороны, когда человек делает первые шаги в Церкви, его нужно не оттолкнуть категорическим отказом, а помочь во всем разобраться. Поэтому на общецерковном уровне принято решение проводить перед Таинством обязательные «предвенчальные» беседы. Важно, чтобы люди поняли, в чем заключается суть Таинства, какую большую ответственность оно налагает. И одних бесед мало, необходимо, чтобы будущие венчанные супруги входили в церковную жизнь, исповедовались и причащались Христовых Тайн, чтобы Таинство венчания приобрело в их глазах подлинный смысл.

Порой за некоторое время перед венчанием, пары обручаются. Расскажите, в чем смысл этой практики.

Обручение - это составная часть Таинства венчания. На некоторых приходах есть очень хорошая, на мой взгляд, традиция, разъединять обручение и венчание на некоторый срок.

Через обручение Церковь благословляет молодых людей на брак. Жених и невеста дают обещание друг другу о будущем венчании и свидетельствуют об этом перед Богом, общиной, родителями и друзьями. И, несмотря на то, что они продолжают жить до свадьбы как брат с сестрой, в их отношениях появляется больше ответственности и доверия. В этот светлый период приходит понимание, что рядом твой самый близкий человек», с которым тебе предстоит соединить души и прожить до конца земных дней.

Беседовала Дарья Андреева

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.