Отвечая Богу на Его дары…

Дата публикации:28.01.2015

Если мы развиваем таланты во благо, жизнью отвечая Богу на Его дары, все созданное нами не будет потеряно на земле. В свое время оно обретет, возможно, новый смысл для людей, что придут позже. Именно об этом история семьи архангелогородки, прихожанки Ильинского собора Нины Борисовны Катиновой.

«Однажды, беседуя в келье Сийского монастыря с Любовью Анатольевной Горбуновой, я рассказала, что часто езжу трудиться в Горненскую обитель в Иерусалиме. Поделилась мыслями о том, что, наверное, моя родня на небесах и, в первую очередь, прадед молятся, чтобы я побывала в святых местах. Ведь ему в свое время этого сделать не удалось... Собеседница заинтересовалась: и кто же родня? Я ответила: иконописцы Катиновы».

В беседе выяснилось, что судьбой и наследием этой династии занимается завотделом Древнерусского искусства архангельского музея Изобразительных искусств, доктор искусствоведения Татьяна Михайловна Кольцова. При встрече, которая вскоре состоялась, они помогли друг другу восстановить цельную историю Катиновых: и творческую, и семейную.

Прадед Нины Борисовны по отцовской линии иконописец Дмитрий Капитонович Катинов приехал в Архангельск из Вологодской губернии. Перебрался сюда затем, чтобы обеспечить семерых детей - на старом месте возможности заработать не было. Здесь в 1876 году он открыл иконописную мастерскую.

«Свое родство терять нельзя, - говорит Нина Борисовна, раскладывая отменного качества фотографии более чем вековой давности. - Сейчас жалею об одном: мало спрашивала старших о семье, но и они молчали, тогда подобные разговоры были опасны. Бабушка, Анна Семеновна, конечно, не за себя боялась, а за нас.

Я обнаружила эти фотографии еще девочкой, учась в школе. Разбирала вещи в буфете и увидела тщательно упакованный сверток. Развернув его, поинтересовалась у бабушки, кто же на снимках, и предложила подписать имена. Тогда она запротестовала. Попытки делались несколько раз, и в один прекрасный день Анна Семеновна дала согласие… Потом, уже будучи взрослой, я забрала семейный архив. Подумать только, сейчас, после стольких лет, имя прадеда вновь на устах. Он трудился с любовью, и то, что делал, что написал, не предано забвенью».

Двум сыновьям в семье Катиновых – Ивану и Константину – передался художественный талант отца. Константин, уехав учиться в Санкт-Петербург, в Императорскую Академию художеств, рано ушел из жизни. Семейное дело продолжил Иван, родившийся в том же 1876 году.

Его иконописное творчество, по словам Татьяны Михайловны Кольцовой, вызывает интерес у современных исследователей. «В большой семье дети, как правило, наследовали ремесло родителей. Хочется сказать, что иконописание – не только творчество, но, с другой стороны, это также и ремесло, которое давало возможность прокормить семью. Отец и сын Катиновы были членами Архангельской ремесленной управы. Причем отнюдь не каждый мог поступить туда и получить разрешение на заказы. Для этого надо было обязательно иметь работы определенного уровня, подавать их архиерею или должностным лицам Архангельской епархии, чтобы они оценили уровень мастерства художника».

Иван Дмитриевич много работал, причем не только для города и архангельской глубинки, но и для отдаленных арктических приходов, что было редкостью в те времена. «Он делал заказы для Тельвиски, для Колгуева, - поясняет Татьяна Михайловна. – Выполнял чертежи иконостасов; иконы писал не всегда на деревянных досках, но и иногда на холстах. Для миссионеров, которые отправлялись в ненецкую тундру, он выполнял походные иконостасы. Фрагмент одного иконостаса сохранился в Ненецком окружном краеведческом музее в Нарьян-Маре. Вполне вероятно, что это работа Ивана Катинова».

Мастер написал иконостас для церкви при трапезной в Веркольском монастыре по просьбе святого праведного Иоанна Кронштадтского. К сожалению, эти образы не сохранились.

«Спектр работ Катинова колоссален. Причем первые иконы были сделаны для храма архиерейского дома в Архангельске, их Катинов завершил в 1903 году. Можно считать, что это был старт для его творчества. Но где же учился Иван Дмитриевич? В Архангельске было техническое училище, при котором действовали чертежные и рисовальные курсы. Иван Дмитриевич окончил эту рисовальную школу, но основы иконописного и иконостасного мастерства получил «с руки», то есть от отца - такая практика на Севере существовала, начиная с 16 века. Известно, что в иконописных семьях дети начинали работать с 11-12 лет, и многие к 18 годам становились маститыми мастерами. Скорее всего, Иван Дмитриевич работал с отцом с малолетства, и, тем не менее, когда появилась возможность поучиться, от рисовальной школы он не отказался».

Поскольку Катинов был известным мастером, сведения о нем можно встретить в газетах и журналах того времени. В «Архангельских епархиальных ведомостях» за 1906 год сохранилась следующая запись: «Художественная иконописная и живописная мастерская Ивана Дмитриевича Катинова в Архангельске (улица Поморская, дом Ширикова) принимает заказы на устройство новых и реставрацию старых иконостасов, а также на живописные работы по написанию новых и реставрации древних икон и стенной живописи. Цены самые умеренные, работы добросовестныя и искусныя. Для бедных приходов делается отсрочка в оплате денег. Мастерскою между прочим изготовлены иконостасы по личному заказу Его Преосвященства Иоанникия, епископа Архангельского и Холмогорского и протоиерея Кронштадтского собора отца Иоанна Ильича Сергиева. Некоторые работы мастерской были освидетельствованы и одобрены Архангельскою Духовною консисториею». Среди них иконостасы Духовного училища и Никольской церкви в Архангельске.

В архангельском музее изобразительных искусств сохранилась лишь одна подписная работа отца Ивана, Дмитрия Капитоновича Катинова. По каким же причинам труды иконописца были утрачены? Музеи только сейчас начинают собирать иконы ХХ века. В архангельских коллекциях в основном преобладают произведения ХVI-ХVIII веков. К тому же многие иконы были уничтожены, когда разрушались и закрывались церкви. Посему памятников, связанных с Иваном Катиновым, тоже не сохранилось. Остались чертежи иконостасов, которые хранятся в Государственном архиве Архангельской области. Возможно, он работал над росписями каменного храма села Заостровье, в Никольской церкви Архангельска. Документов о его творчестве можно найти достаточно много.

По мнению ученых, творчество Ивана Катинова имеет существенное значение для иконописного искусства Севера. Исследователи сравнивают его с другой выдающейся фигурой – Дмитрием Дмитриевичем Терентьевым, который тоже держал свою иконостасную мастерскую в Архангельске.

«Это две ключевые фигуры для епархии, которыми гордились, - подчеркивает Татьяна Михайловна Кольцова. - В основе их работ - хороший академический рисунок, знание пропорций и традиций Древней Руси. Возможно, не всех такое устраивало, но этого требовало время. В таком духе писали знаменитые русские художники Михаил Васильевич Нестеров, Василий Васильевич Верещагин. Дмитрий Дмитриевич Терентьев и Иван Дмитриевич Катинов были в начале ХХ века особо уважаемы на Севере, а их работы характеризовали как произведения, похожие на византийскую живопись».

Сейчас творчество этих талантливых мастеров составляет часть «золотой копилки» в культуре Архангельского Севера и церковного искусства в целом.

Нина Борисовна складывает старые снимки. От них исходит тепло, навевает мысли о людях, которые послужили своим творческим даром на благо других и наследие которых ныне принадлежит вечному времени.

Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.