РИСИ: Задача социального государства — помочь сохранить каждую беременность

Дата публикации:03.03.2015
Демографическое и социальное значение данного предложения сложно переоценить. Безусловно, последовательная борьба с абортами, по которым Россия является одним из мировых лидеров, выступает неотъемлемым условием дальнейшего демографического оздоровления.

Для конкретизации значения этого жизненного важного во всех смыслах предложения внесем некоторую ясность.

Во-первых, речь не идет о запрете абортов, как это пытаются представить недобросовестные журналисты и представители абортивной индустрии. Такую сложную проблему как аборты сложно преодолеть одной "волшебной" мерой, в том числе запретом. В данном случае речь идет о комплексном подходе к регулированию абортов при сохранении их доступности. В то же время российское государство, сбрасывая с себя финансовое бремя, связанное с финансированием абортов становится в один ряд с такими развитыми странами как Австрия, Венгрия, Германия, Израиль, США, Франция, Чехия и т. д. На самом деле стран, в которых процедура аборта полностью оплачивается государством, не так уж и много.

В то же время возможность совершения аборта, предусмотренная законом "Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации" от 22 ноября 2011 года, сохраняется вне зависимости о того, за чей счет производится прерывание беременности - конкретной женщины или государства (читай - налогоплательщиков). Государственные и частные (коммерческие) клиники, выполняющие аборты, находятся в едином правовом поле и широкое распространение данной процедуры на платной основе лишний раз доказывает, что платность процедуры прерывания беременности ни в коей мере не тождественна ее запрету.

В западном и восточном мире уже давно такие вещи, как алкоголь, табачная продукция и те же аборты имеют определенные ценовые и правовые барьеры, отсекающие от вовлечения в губительные для здоровья процессы целые слои общества.

Во-вторых, всплеск криминальных абортов, которым пугают российскую власть лоббисты абортов, не более чем плод недобросовестных манипуляций. Такого всплеска не наблюдается ни в Венгрии, ни в Польше, ни в Израиле, ни в Ирландии, ни во многих других странах с достаточно строгим законодательством в данной сфере. Наоборот, показатели женского репродуктивного здоровья, а порой и показатели рождаемости значительно лучше в тех странах, где аборты не финансируются государством. К примеру, в Ирландии, имеющей самое строгое законодательство в вопросе абортов в Европе, наблюдается самая высокая рождаемость на континенте. Впрочем, взаимосвязь ограничения абортов и высокой рождаемости, хотя и встречается весьма часто, все-таки не является закономерностью. Как известно, есть целый ряд других факторов, влияющих на показатели детности.

В качестве примера также можно привести Чили - страну с одним из самых жестких законов в отношении производства абортов. Несмотря на полный запрет абортов в этой стране, именно в ней наблюдается один из самых низких в мире(!) уровней материнской смертности. Причем снижение количества медицинских случаев, связанных с абортами, стало проявляться в Чили как раз после принятия в 1989 г. полного запрета абортов. Аналогичным образом, улучшение показателей женского и детского здоровья наблюдалось в Польше после принятия в 1993 г. закона об ограничении абортов. В числе медицинских "бонусов", вызванных ограничением абортов в Польше, справедливо отметить увеличение средней массы тела новорожденного, снижение женской онкологии и т. д.

В-третьих, аргумент о нарушении "права на бесплатный аборт" носит мифологический характер, так как нигде реализация такого права за счет государства не предусмотрена. Оплата государством абортов вовсе не является некой базовой составляющей демократических прав и свобод. Ни в международном, ни в отечественном праве нет ни одной нормы с таким содержанием. Между тем возможность совершения аборта при отмене государственного финансирования, как уже было сказано, остается.

Причем задача данной меры, как ее предлагает Патриарх, на наш взгляд, состоит не в том, чтобы наказать мать, отрекающуюся от материнства, рублем. Ее роль заключается в социально-психологическом воздействии.

Кроме того, следует отдельно указать, что российское законодательство в данной сфере до сих пор построено на спорных положениях раннего коммунистического периода, сформулированных еще в далекие 1920-е годы. Законодательный подход того времени противоречил национальным традициям, мнению значительной части медицинского сообщества и носил революционный, идеологически мотивированный характер.

По данным ВЦИОМ на февраль 2014 г., 67% россиян выступают за усиление мер, направленных на уменьшение числа абортов. Причем женщины в этом вопросе настроены более категорично, чем мужчины (71% и 61%, соответственно).

Немаловажно, что все средства полученные таким образом могли бы идти на поддержку российских семей и/или на нужды пострадавших от абортов - лечение женской онкологии, бесплодия, постабортного синдрома и т. д. Более справедливо, когда виновницы своего несчастья самостоятельно и заблаговременно отчисляют соответствующие средства на лечение собственных будущих недугов.

В противном случае эти расходы и дальше будут финансироваться из средств налогоплательщиков, многие из которых оказываются в положении "наказанных" неизвестно за что, так как сами абортов не делают и другим, что называется, не советуют. Далеко не всем известно, что в ежегодном исчислении размер средств налогоплательщиков, расходуемых на аборты, варьирует от 5 до 10 млрд. рублей.

Опыт показывает, что те, кто очень хотят сделать аборт, всегда находят такую возможность. К тому же в эпоху широкой доступности контрацептивных средств аргумент о безвыходности звучит как-то не очень убедительно. Однако задача социального государства состоит, на наш взгляд, в том, чтобы помочь сохранить каждую беременность, предложив семьям и матерям соответствующую помощь и заботу.


Игорь БЕЛОБОРОДОВ,
кандидат социологических наук
Источник: http://www.interfax-religion.ru/?act=radio&div=2186

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.