Монастырский пароход

Дата публикации:06.03.2015

Пароход «Св. Николай Чудотворец» (*) был построен Ф.Р. Ильсом по проекту инженеров Э.Е. Гуляева и В.И. Афанасьева на верфях острова Голодай г. Санкт- Петербурга в 1898 г. на средства Иоанна Кронштадтского.

Отец Иоанн лично освятил корабль и дал ему такое высокое имя – «Святитель Николай Чудотворец» - в честь Николая Чудотворца - покровителя мореплавателей и путешественников. Сохранились записи в дневнике Иоанна Кронштадского о том, что он молит о помощи святителя Николая, чтобы благополучно дойти до села Суры. Этот пароход запечатлен на фотографиях, в том числе и с отцом Иоанном на борту.

В письме Игумении Таисии (Солоповой) 23 июня 1898 года Иоанн Кронштадский писал: «Новый пароход, сделанный мною для родины, в виду помощи бедноте моих сельчан и окрестных сел, удался очень хорошим и вполне пригодным. Да даст ему Господь, высочайший Художник и Строитель, долговременную и полезную службу». Иоанн писал о «новом пароходе», так как первый пароход «Св. Николай Чудотворец», построенный на верфях Финляндии, опробованный летом 1897 года, оказался непригодным для путешествий по северным рекам и был продан в Архангельске, о чем свидетельствует дневниковая запись отца Иоанна 24 августа 1897 года: «Дать дозволение диакону Маккавееву продать мой пароход за 19 тысяч рублей».

Сохранились воспоминания Игуменьи Таисии об одной поездке: «В 1899 году, по просьбе Батюшки, я ездила с ним на его родину в село Суру для обсуждения вопроса касательно устройства в нем женской обители, выбора для нее места и вообще, для сделания первых шагов по сему делу, как-то: написания первоначальных бумаг-прошений, разъяснений как местному духовному начальству, так и губернатору, чрез которого предполагали испросить Высочайшей милости - надела земли. Все эти хлопоты выпали на мою долю, и я была очень счастлива послужить великому делу великого мужа. К ночи на 10-е июня мы подплывали по Пинеге к Северной Двине. Ночь была несказанно дивная! Особенно для меня, несеверянки, незнакомой с такими ночами, она оказалась чем-то волшебным, - и я, уединившись на палубе у рубки, записывала свои впечатления, излившиеся в стихах северной ночи:

Тихо плещет по зеркальной зыби Пинеги родной

«Николай Святитель» славный, пароходик небольшой

Он спешит, он ускоряет свой обычный ровный ход

Иль кого-то догоняет по волнам пинежских вод

А на трапе одиноко, скрестив руки на груди

Средоточенный глубоко иерей стоит в тени.

Этот иерей и есть батюшка Иоанн Кронштадтский.

Игуменья вспоминает, что Батюшка был на трапе, затем подошел к ней и сказал: «А ночь-то, ночь –то какую нам с тобой подарил Господь!». Потом, видя, что я пишу, спросил меня: «Что ты делаешь?» я ответила «Чувства просятся наружу, хочу писать, да от полноты их не пишется.» На это он ответил : « Хочешь, я напишу тебе что-нибудь об этой дивной ночи, на память о нашем путешествии?» и он пошел в рубку и через несколько времени принес мне этот лист, который теперь переписываю слово в слово: «Слово мое по хвале Твоей благослови, Господи! Река Пинега и мир Божий в своей чудной красоте на 10-е июня на пароходе «Святитель Николай». Незабвенная, восхитительная, славная ночь, виденная мною на севере, когда я на 10-е июня следовал на своем пароходе «Святый Николай Чудотворец» по реке Пинеге! Это недалеко было от впадения ее в великую, размашистую, как море широкую, Северную Двину. Было 12 часов ночи, но ночи на самом деле не было, и сумерков даже не было; это был самый светлый, тихий вечер. На самом горизонте - лучезарные перистые облака; река – как стекло, не колыхнется; от светлой зари она вся – как огненная. Природа вся была необыкновенно прекрасна. По обеим сторонам реки берега окаймлены ровный хвойным лесом с зелеными лугами; вода, как зеркало, чудно отражала багровое небо. Тишина мертвая! Мысль и сердце уносятся к Богу, в такую велелепоту облекающегося, одевающегося светом, яко ризою, простирающего небо, яко кожу (Ср.:Пс.103,1-2). Чувствуешь, что Он Сам тут, вездесущий, все наполняющий, все украшающий, все содержащий, всему дающий жизнь и дыхании и всё (Ср.: Деян.17,25). И эта Пинега – моя родная река, текущая близ моего родного села Сурского, около которого я столько раз бегал, бывши младенцем и отроком, которая так шумлива и восхищала меня своим величественным весенним ледоходом, своим обильным и широким, всеувлекающим разливом. Это та Пинега, по которой я так много плавал, бывши отроком – учеником духовного училища и семинарии, плавал с великими затруднениями на большой лодке, подвергаясь и ливню дождя, а иногда осыпаемый снегом и градом, в конце августа или начале сентября. Сколько чувств пробуждается во мне – и отрадных и печальных! Родители мои были бедны; притом отец постоянно хворал от тяжелых трудов сильно болея животом, в котором были не то грыжа, не то рак, от которого он и умер рано, только 46-ти лет; мать моя скончалась в Кронштадте в 1870 году от холеры. Сегодня, на 10-ое июня, я всю ночь не сплю – и вот дождался восхода солнца, ослепительно заблиставшего и чудно игравшего переливами света. Это было в первой четверти 2-го часа. 1899 г., ночь на 10-о июня».

Пароход и баржа в 1900 году были переданы отцом Иоанном Сурскому женскому монастырю, который стал единственным в России владельцем такого большого парохода. В монастыре пароход выполнял разные функции, но главной - была доставка Дорогого Батюшки на родину.

Пароход «Святитель Николай Чудотворец» можно назвать легендарным, так как последние 10 лет на нем совершал путешествия на родину отец Иоанн Кронштадтский.

Из Кронштадта до Суры ему нужно было преодолеть более полутора тысяч верст: по Неве, Ладоге, Свири, Мариинской водной системе, по Сухоне, Двине до Архангельска, а потом по Пинеге до Суры. Поездки представляли немало трудностей. Узкие каналы, порожистые реки, прохождение по Кубенскому озеру, которое славилось штормовыми ветрами – все это требовало как лоцманского искусства, так и бесстрашие пассажиров. На свой пароход «Св. Николай Чудотворец» отец Иоанн пересаживался в районе Кубенского озера.

Особую трудность представляло плавание по мелководным северным рекам, особенно по Пинеге, из-за большого количества песчаных отмелей и обмеления реки в жаркие летние месяцы. Отправляясь в Суру, отец Иоанн обычно дожидался времени максимального подъема воды. Несмотря на это, в поездке ему часто приходилось пересаживаться и на лошадей.

Для отца Иоанна плавания на пароходе были не просто посещениями родных мест, но и были, по сути, миссионерскими поездками по России, которые становились общественно-значимыми событиями всероссийского масштаба. Он практически каждый день останавливался в разных городах и селах, где совершал литургии, проповедовал, по его молитвам совершались чудеса исцеления. С отцом Иоанном ездило много сопровождающих людей: монахи, священники, писатели, художники. Одно из таких путешествий в 1903 году описал художник Сергей Животовский, издав позднее целый альбом с рисунками и фотографиями.

С. Животовский в своей книге «На Север с отцом Иоанном Кронштадским» писал о том, что будучи еще в Петербурге перед поездкой на Север слышал от многих: « И охота ехать вам туда; ведь ничего интересного из себя наш бедный, скучный Север не представляет». На Пинеге художник убедился, что люди не имеют определенных и верных сведений о Севере. Путь от Усть- Пинеги до Суры всего в 300 верст показался ему какой-то волшебной панорамой. Пинега поразила Сергея Животовского разнообразием своих берегов: отвесных, спускающихся в воду скал, из расщелин которых подымались вековые сосны, местами берега напоминали отроги Карпатов на реке Тетереве в Житомире, попадались и уголки с пропастями и обрывами. На много верст тянулся ряд отвесных, испещренных глубокими пещерами, меловых гор, покрытых сверху дремучим лесом. Летом 1903 года на Пинеге длительное время не было дождя. Река заметно обмелела. Но надежды добраться до Суры на пароходе не теряли. Командир парохода говорил «Ежели в верховье дожди пройдут – сейчас же вода подымется: она, Пинега, у нас ведь шальная».

Имеется документальное подтверждение о том, что пароход кроме паломников, пассажиров и почты доставлял различные грузы. Представляет несомненный интерес тот факт, что первые насельницы Сурской обители в количестве 53 человек добирались в 1900 году от Архангельска до Суры на пароходе «Св. Николай Чудотворец» четверо суток.

В областном архиве сохранились документы, содержащие сведения о составе команды парохода и их денежном содержании.

Согласно сохранившейся ведомости на выдачу жалованья и прогоны служащим парохода «Св. Николай Чудотворец» в навигацию 1906 года было выплачено:

1.командиру Н.С. Попову -250 руб., дорожных - 32 руб.;

2.лоцману Михаилу Мокиеву -170 руб., дорожных – 27руб.;

3.лоцману Григорию Попову -170 руб., дорожных - 27 руб.;

4.лоцману по Сухоне Максиму Брюхову - 65 руб.;

5.лоцману по Шексне Алексею Щеголеву -6 руб.;

6.штурвальному Михаилу Мизгиреву -98 руб, дорожных -17 руб.;

7.матросу Андрею Попову - 36 руб. 28 коп., дорожных 8 руб.;

8.матросу Николаю Витязеву – 56 руб., дорожных 8 руб.;

9. матросу Андрею Поздяеву – 13 руб.35 коп.;

10.баржевому Дмитрию Якутову – 90 руб, дорожных- 11 руб.;

11.баржевому Василию Сидорову – 63 руб. 14 коп.;

12.баржевому Антону Мерзлому – 9 руб. 65 коп.;

13.матросу Дементию Новикову - 84 руб. 93 коп.;

14.матросу Петру Ошукову – 42 руб. 40 коп.;

15. матросу Дмитрию Хазову – 42 руб.40 коп.;

16.машинисту Василию Шохалову – 160 руб.;

17.помощнику Василию Мерзлому – 100 руб.;

18.масленщику Андрею Щипунову – 83 руб.;

19.масленщику Ивану Рыжикову – 72 руб. 50 коп.;

20.кочегару Егору Налетову – 18 руб. 60 коп.;

21.кочегару Алексею Лазареву - 14 руб.;

22.кочегару Петру Филину – 84 руб.93 коп.;

23.кочегару Степану Постникову – 72 руб. 97 коп.

Всего с дорожными – 1933 руб. 15 коп.

Кроме перечисленных членов экипажа на судне постоянно присутствовали три монахини, одна из которых являлась билетным кассиром и вела финансовую отчетность, а две других- обслуживали буфет парохода. Известно, что в 1906 году кассиром была Елена Целоухова.

На пароходе была установлена паровая машина, которая работала на дровах. Потребность дров за навигацию составляла от 220 до 300 саженей. Дрова поставляли жители деревень, расположенных по берегам реки Пинеги. Цена сажени дров зависела от качества и поэтому колебалось от 1 руб. 25 коп. до 3 руб.

В сохранившихся документах за 1907 год указаны фамилии поставщиков: Иван Боскаков, Илларион Фокин, Павел Преловский, Анна Полетаева, Петр Буслаев, которые продали от 2 до 10 саженей дров.

Имеются сведения о том, что в 1906 году для строительства здания Сурского подворья в Архангельске был доставлен кирпич, произведенный на монастырском кирпичном заводе в Суре, в количестве 3000 пудов, кроме того, тес- 1500 пудов, лес – 300 дерев (так в документе). Вторым рейсом было доставлено 3000 пудов теса и 600 дерев.

В 1907 году пароходом доставлено в Суру для монастырских нужд: муки ржаной - 2340 пудов, крупчатки – 1140 пудов, соли – 322 пуда, крупы – 450 пудов, железа разного- 815пудов 31 фунт, белил – 148 пудов 9 фунтов, жернова ( 2 места)- 85 пудов 17 фунтов, трески, палтусины и семги – 330 пудов, мыла – 70 пудов, стекол – 72 пуда, сахара 114 пудов 30 ½ фунтов, масла 196 пудов 16 фунтов, песку сахарного 42 пуда, керосина 169 пудов 13 фунтов, олифы – 24 пуда, железа разного - 601 пуд 32 фунта, капусты – 100 пудов, цемента – 1000 пудов, извести – 9600 пудов, карбас извести – 700 пудов. Кроме того, для монастырской лавки было привезено: мука ржаная – 112 пудов 20 фунтов, мука обойная – 45 пудов, крупчатка – 158 пудов, пшено – 75 пудов, соль – 400 пудов, треска и пикша – 141 пуд 34 фунта, палтусина – 50 пудов, сахар – 98 пудов 37 фунтов, керосин – 71 пуд 36 фунтов, железа – 33 пуда, разного- 280 пудов.

По сохранившейся информации расходы на содержание парохода и баржи в 1906 году составили 580 руб. 01 коп. На эти деньги приобреталось машинное масло, пиронат, снасти, другие материалы, а также обустраивались временные пристани в деревнях, оплачивались расходы по буксировке баржей.

Пароход за северную короткую навигацию делал до 9 рейсов.

Какова же дальнейшая судьба парохода? До революции корабль берегли, как святыню. Он верой и правдой продолжал служить обители. В декабре 1920 года Сурский женский монастырь, по решению властей, был закрыт. Дальнейшая судьба парохода после октябрьской революции 1917 года неизвестна.

В интернете, в одной из статей, посвященной пароходу, я нашел комментарий о том, что старые люди на Пинежье говорили: пароход Иоанна Кронштадтского ходил в 50-е годы (20 века) под именем «Курьер». Дальнейшие исследования показали, что пароход под таким именем, имевший внешние сходства с «Св. Николай Чудотворец» действительно существовал, но он изначально принадлежал купцам Володиным.

Отец Геннадий Беловолов, директор мемориальной квартиры-музея имени И. Кронштадтского в своей статье, рассказал о знаменательном событии, происшедшем 14 сентября 2012 года в Санкт- Петербурге на Леушинском подворье. Прихожанка Тамара Филипповна Тяпкина привезла в храм необычный дар – точную копию парохода «Святитель Николай Чудотворец», которую изготовил ее родственник капитан 1-го ранга в отставке подводник Юрий Николаевич Дицкий. Он неоднократно приезжал в Кронштадт в мемориальную квартиру и его глубоко тронули рассказы о праведном пастыре. Вдохновленный примером современного «тульского левши» Льва Бондарева, который изготовил макеты Андреевского собора и квартиры Иоанна Кронштадтского, Дицкий решил принести свой дар Дорогому Батюшке.

Желание о необходимости представить пароход «Св. Николай Чудотворец» в каком- то виде в мемориальной квартире отца Иоанна в Кронштадте зрело давно. Этот труд и взял на себя мастер-подвижник, который досконально изучил все фотографии корабля с разных точек и ракурсов. Чертежей не сохранилось, поэтому понадобилась кропотливая работа по их воссозданию. Макет изготовлен очень тщательно, воспроизведены все мелкие детали, мачты, паруса.

Когда «приплыл» макет парохода, было чувство, что сам Иоанн Кронштадский посетил храм и благословил. Тогда же возникла мысль доставить этот пароход в Кронштадт не обычным путем через дамбу, а привезти его по воде, т.е. возродить путь, которым пользовался сам отец Иоанн из Петербурга в Кронштадт. Это водное паломничество было проведено 30 сентября 2012 года на праздник святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

Валерий Карьялайнен,

краевед

*- Справка:

Пароход «Св. Николай Чудотворец» имел следующие технические характеристики: буксиро-пассажирский, 25-тисильный, палубный, с двумя боковыми колесами, длина 114 футов 4 дюйма (т.е. более 30 метров), ширина в средней части судна по палубе 15 футов, а с кожухами – 28 футов. Наибольшая высота судна с надстройками (без мачт и труб) – 13 футов 6 дюймов. Корпус судна железный, толщина 3/16, палуба деревянная, крашенная, тент железный. Котел на пароходе пролетный, поверхность нагрева котла 372 кв. фута. На пароходе имелось паровое отопление и электрическое освещение.

Судно имело небольшую осадку (8-10 вершков), рассчитанную для плавания по мелководью. По течению пароход проходил 18 верст в час, вместо 10, против течения реки. Газета «Котлин» 1 июля 1898 года сообщала, что пароход «Св. Николай Чудотворец» обладает прекрасными качествами: устойчив, ход его достаточно скорый, во встречных порогах, против сильного течения поднимался сам, обходясь без буксиров.

При пароходе для перевозки груза имелась одна деревянная баржа (дл.-15 саженей, шириною -3 ½ саж.), с зонтом без палубы, крытая железом.

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.