Дни и ночи матушки Татьяны

Дата публикации:28.04.2015

Матушка Татьяна Должикова, супруга иерея Глеба, настоятеля Иоанно-Богословского храма поселка Плесецк (Архангельская область), рассказала о своем служении руководителя хора, помощницы батюшки и акушера роддома.

В дни седмицы, посвященной святым женам-мироносицам, интервью у Татьяны Должиковой взяла матушка Анна — супруга капеллана космодрома Плесецк протоиерея Артемия Эмке. Текст беседы размещен на сайте прихода города Мирного: www.mirnyi.prihod.ru

Ниже мы приводим полный текст интервью.

Матушке Татьяне Должиковой, супруге настоятеля храма святого Иоанна Богослова в поселке Плесецк 32 года. Днем она – матушка, верная помощница батюшки: регент, водитель, завхоз. Ночью, когда муж и дочка Маша спят, матушка Татьяна надевает свой форменный розовый костюм и превращается в Татьяну Викторовну – акушерку мирнинского роддома. Как ей удается совмещать такие разные профессии, каковы будни и праздники супруги священника матушка Татьяна рассказала накануне дня святых жен-мироносиц – 26 апреля.

Ткнуть пальцем в небо

Думала ли я когда-нибудь, что стану матушкой? Нет, никогда. Мечтала в детстве быть художником. Сама училась, рисовала. Там, где я жила, условия не позволяли посещать художественную школу, да и время было такое… нехорошее (90-е голы, прим. ред). Когда я попыталась поступить в «Репина», родители не дали. «Зарубили» это дело на корню. Папа мне сказал: «Все, хватит мечтать! Надо быть портной или выбрать какую-то другую советскую профессию. Нечего тут в художники всякие идти».

Так я и поступила в медицинский колледж, где встала перед выбором: медсестра, фельдшер или акушерка. А раз набор на акушерок в колледже всего раз в три года, я сказала: «Ну давайте. Раз уж так редко». Ткнула пальцем в небо и попала.

Отучившись в колледже, я проработала в Самойловском роддоме 2 года и поступила в костромскую семинарию на регентское отделение. Это был и выбор моего супруга тоже.

Жалею ли сейчас, что не стала художником? Не знаю, иногда тянет. Лица рисую до сих пор, но никому не показываю – это только мое.

Приходская волшебница

Мне было 24 года, когда мы с отцом Глебом приехали на приход в Плесецк. Приняли меня очень хорошо, я даже была удивлена. Или я, может быть, относилась ко всем, как к мамам? В Архангельске мама была рядом со мной, а тут…Нехватка очень сильно ощущалась. Прихожане храма, вернее, прихожанки, мне очень помогли.

Я тоже пытаюсь им помочь, чем могу. Но иногда, может быть, даже мешаю: кто-то хочет делать по–своему, а надо делать так, как надо. И иногда мне это очень трудно.

Мне кажется, люди думают, что матушка – это такая волшебница. Фея. Махнет волшебной палочкой – и все будет великолепно. Например, разрешит проблемы внутри прихода. Женский коллектив – он и в Африке – женский коллектив: кто-то поругался, кто-то неправильно посмотрел…

Да, бывают обиды. Но самое главное – разговаривать с людьми. Ничего не держать в себе. Не люблю за спиной носить камни, лучше уж сразу все «вывалить».

Но иногда от волшебной палочки я бы не отказалась: люди многого хотят, но не всегда есть возможность это сделать.

Снегурочка

Три года подряд под Рождество мы развозили подарки малоимущим и многодетным семьям в Плесецке. Это очень тяжело, выматывает. В декабре я уже не собиралась этим заниматься – а люди сами подарки несут, без объявления. И это просто обязывает: ну, как же, дети…

А тут к нам девочка стала ходить в воскресную школу, как-то раз она мне говорит:

- А я вас помню!

- Откуда?!

- А вы – Снегурочка? Вы работаете Снегурочкой?

- (шепотом) Да! Иногда, на Рождество. Только ты никому об этом говори

А костюм Снегурочки у меня свой, пришлось купить.

Цветы, веник и 30 л солярки

Можно ли сказать, что матушка – это надежда и опора для батюшки? Да, наверно. Нужно максимально батюшку разгружать, предлагать новые идеи, закрывать собой приходские дыры. Ну а воскресная школа для матушки – это что-то само собой разумеющееся. В этом году после 5 лет преподавания я уже не веду занятия – слава Богу, нашлись с образованием люди. Я помогаю подключить аппаратуру, чай вскипятить, чем-то помочь: принести – унести. Похоже на завхоза? А что? Приходится и подмести, и полы помыть.

При храме я уже наверно все попробовала – от уборщицы до кухонной рабочей. Многому обучаюсь на ходу. Что еще? Регент, флорист, бухгалтер, водитель (солярку самой приходилось по 30 литров возить на своей машине и разгружать, пока батюшка болел).

Но иногда хочется просто прийти в храм. Просто постоять. Помолиться. И чтобы никто тебя не знал.

Идеальная женщина и акушерка

В мае будет 2 года, как я работаю в роддоме. В основном беру ночные дежурства, потому что по-другому не успеваю в храм на службы. Слава Богу, что мне идут на уступки и мой рабочий график полностью зависит от служб. На клиросе у меня есть хороший помощник -Катя, которая может меня заменить. Иногда приходится с ночной смены бежать на службу, даже если отдохнуть совсем не удалось. Катя начнет – я подключусь. Всякие ситуации бывают. Главное – иметь друзей, которые спасут и помогут

С отцом Глебом мы долго воевали по поводу работы, и он мне не разрешал ни в какую, потому что я нужна в храме. Я батюшке обещала, что все равно максимально буду в храме. На первой неделе Поста я брала на работе отпуск, перед Пасхой тоже планирую так сделать.

Что мне дает эта работа? Самореализацию. До этого у меня не было такого ощущения. Наверно, так во мне заложили с детства (советские восприятие) что женщина должны работать, а храм это так … «хобби». Особенно папа мой так говорит, что я не работаю, а дома сижу. Так что теперь я работаю!

Когда я по первости только пришла работать в роддом – а там люди светские – было особенно трудно. Скидок на то, что матушка – не духовное лицо, никто не делает. К ней всегда предвзятое отношение: жена священника все должна делать идеально и быть примером для других. К матушке всегда повышенный интерес. Хотя сейчас на работе ко мне все уже вроде привыкли, все спросили, что хотели.

Профессия акушерки – сложная, но я думаю, что мне в жизни это даже помогает.

И женщины бывают тяжелые – и по настрою своему, и в медицинском плане. Один раз даже было так, что пациентка находится на искусственной вентиляции легких, а я сижу рядом, читаю канон за болящего. Вокруг никого нет, ночь. Все ушли отдыхать, а я читала канон, чтобы у этой женщины какая-то духовная поддержка была. Я знаю, что наша прихожанка – Ольга Алексеевна Фролова, которая работает в роддоме неонатологом, часто тоже так делает, она мне пример и дала. Многому я учусь у нее.

Правда, с работой в роддоме я перестала ездить с отцом Глебом по району. В Кенозерье, в колонии я уже не могу выезжать.

Самое главное

Ну и самое главное, почему я пошла работать в роддом: у нас ОДИН ребенок. Мне это очень тяжело принять. Побольше детей хотелось бы, ну хотя бы …еще одного. Но так как Господь не дает – у меня уже наступила точка кипения. Так было тяжело и больно, что просто не передать. И вот эти дети, которые рождаются, они… не знаю, как сказать…

Они заряжают меня силой жить

Никто не говорил, что будет легко

Когда я все успеваю? Не знаю сама, Господь сил дает. Я, например, давно уже хожу с блокнотом и живу согласно ему: службы, работа, занятия у Маши – не забыть, не упустить – все записываю. Дочь Маша – мой «хвостик» и моя первая помощница. Она росла на клиросе в прямом смысле этого слова. Маше было 38 дней от роду, когда она стала «петь» с мамой и до настоящего времени она все время на клиросе, все службы.

Когда Маше исполнилось год, я уже на 100% впряглась в работу воскресной школы. Кто-то помогал, с коляской гулял, пока я вела урок. А к занятиям готовилась ночью: уложу ребенка спать и – вперед! Никто ведь не говорил, то будет легко.

Но Маше, я думаю, в жизни такая закалка пригодится.

Кто, если не я?

Вопрос «а зачем матушке нужна вся эта деятельность?!» меня мучает и иногда хочется все кинуть. А потом думаешь: как же? Кто же, если не я, на приходе? Хотя всегда себя успокаиваю, что «свято место пусто не бывает». Не матушка, конечно, имеется в виду, а активный приходской деятель. Но ведь на самом деле, кто еще будет так за батюшку, переживать, что-то делать? Кому это надо? Сейчас миром правят деньги. Чем заниматься бесплатно приходской инициативой, лучше пойти и заработать денег.

Не жалею ли я, что стала матушкой? Раньше было такое чувство, а теперь я себя без этого уже не представляю. Без этого огромного количества дел жизнь наверно была бы пустой..

Фото из личного архива матушки Татьяны и архива пресс-службы Архангельской епархии.

Записала Анна Эмке.

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.