Печник Антоний: о вере, работе, семье и Веркольском монастыре

Дата публикации:28.05.2015

Мы познакомились с Антонием Кармакуловым в Артемиево-Веркольском монастыре шесть лет назад. Тогда он сделал несколько новых печей. С тех пор мы встречаемся здесь каждый год.

В храм его привела любимая девушка

В детстве у Антона была замечательная няня, добрая, заботливая, глубоко верующая женщина. Он постоянно видел, как Антонина горячо молилась, стоя на коленях. Антон рос обыкновенным парнем, от сверстников его отличала лишь страсть к чтению. А тут в конце 1980-х — начале 1990-х стали издавать ранее запрещенные книги, и в шестнадцать лет он уже познакомился с Библией, трудами святителей Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова, праведного Иоанна Кронштадтского… Они произвели на него такое сильное впечатление, что ему непременно захотелось стать священником. Но эти мечты в храм Антона не привели.

Через год он познакомился с Ларисой. Она и предложила: «Пойдем в храм». Ему тогда было семнадцать, а ей – шестнадцать лет. Первый раз он исповедовался у настоятеля Ильинского кафедрального собора отца Владимира Кузива, ставшего в те годы его духовником. Антоний начал алтарничать, отец Владимир брал его в поездки по области, они даже на Новой Земле побывали. «Я считаю большой удачей, что какое-то время находился рядом с отцом Владимиром, — говорит Антоний, — и всегда вспоминаю его с большой теплотой».

С Ларисой они через два года поженились. Живут в браке больше двадцати лет. У них родились сыновья-двойняшки – Александр и Вячеслав. Венчал Антония и Ларису игумен Серафим (Степанов) в храме во имя страстотерпца цесаревича Алексия.

За детей я благодарен жене и отцу Евгению

Чтобы прокормить семью, Антонию нередко приходилось по печным заказам на несколько месяцев уезжать в Москву и Санкт-Петербург. В Архангельске он оставался прихожанином Ильинского храма. А Лариса на протяжении нескольких лет каждое воскресенье ходила с детьми на литургию в церковь преподобного Иоанна Кронштадтского. Отец Евгений Соколов очень помогал семье своими советами, наставлениями и дружеским участием. Сейчас Александр, отслужив в ВДВ, заканчивает первый класс Костромской духовной семинарии, а Вячеслав учится на третьем курсе факультета иностранных языков в Вятском университете. Отец никогда не давил на детей, выбор они сделали сами. У него с сыновьями дружеские, доверительные отношения. Младший сын Илья учится в третьем классе. Когда нужно что-то сделать руками, у него порой получается лучше, чем у старших братьев.

Из города – в деревню

В 2001 году Антоний начал работать в специализированной печной фирме техническим директором. И в это же время учился в Свято-Тихоновском богословском институте. Все вокруг него, что называется, кипело. В день приходилось отвечать на 50-60 телефонных звонков, вести переговоры, готовить новых специалистов, сдавать экзамены. «В сутолоке города мы бегаем, как тараканы, суетимся, мгновение — и день прошел. И захотелось нам с женой уехать из города в деревню, чтобы дышать чистым воздухом, пить хорошую воду, радоваться природе, видеть рассветы и закаты, хотя мы с рождения жили в Архангельске и никаких родственников в сельской местности у нас не было», — говорит Антоний. К тому же сыновья подрастали, и родители все чаще стали слышать вокруг негативную информацию о подростковых проблемах: наркотики, алкоголь, компьютерные игры.

Как-то Антоний с женой ехали по югу нашей области, и в одном месте увидели просторные луга. Это было так привольно и красиво, что они решили жить именно здесь. В 2009 году купили дом в Вилегодске и переехали туда. Завели хозяйство – коз, баранов, свиней, телочку. Все овощи тоже свои. Справляться по хозяйству жене помогает ее мама Мария Петровна и, конечно же, сыновья, ведь главы семьи по полгода не бывает дома, с октября по май он трудится в Веркольском монастыре.

Но дело не только в том, что теперь они едят качественные продукты, дышат чистым воздухом и пьют хорошую воду. В деревне, как сказал Антоний, душа человека начинает раскрываться. Лариса стала брать уроки вокала и теперь выступает на концертах, причем сама шьет наряды, а в воскресные дни поет на клиросе в Ильинском храме своего села. Недалеко от их дома в районном центре Ильинско-Подомское есть лыжно-роллерная трасса, и Лариса с младшим сыном все время ездят туда кататься. И, конечно же, каждое воскресенье и в праздники они стараются обязательно быть в храме.

Я в Верколе, и в моей семье все благополучно

Шесть лет назад Антоний встретил старого знакомого, который сказал, что в Веркольском монастыре нужен печник. Тогда здесь еще не было парового отопления, и все помещения отапливались дровами. А главная печь находилась в трапезной. Тепловые нагрузки на нее очень большие – она топится почти круглосуточно, причем, все время разными истопниками и дровами. К тому же еду на ней готовят в 30, 40 и даже 50-литровых баках на пятьдесят, а летом, когда много паломников, и на сто человек. Такую эксплуатацию печи выдерживали три-четыре месяца, и приходили в негодность. Поэтому к Антонию тоже поначалу отнеслись с иронией, мол, очередной «специалист» приехал. Его это, конечно, задело - восемнадцать лет стажа, четвертый разряд… Он придумал очень интересную конструкцию, и печь «работает» уже пять лет. «После чрезвычайно интенсивной жизни в Архангельске, я вдруг оказался в полной тишине, в келье жил один, работал один, вокруг лес...», - вспоминает Антоний.

С тех пор он приезжает сюда каждый год. Сделал в монастыре больше 45 печей: в пчельнике, гараже, коровнике, «молочке», в трапезной, братском и паломнических корпусах. Но особенно ему запомнилась работа в пекарне и бане. В пекарне стояла огромная русская печь, в которой пекли хлеб на протяжении полутора веков. Верхнюю ее часть неоднократно переделывали, а нижнюю не трогали. Печь всю разобрали, и Атоний скопировал почти такую же, как раньше. На нее ушло 5300 кирпичей, это как на пять русских печей в обычном доме. А в бане необходимо было сделать особо прочную печь, потому что моются по пятьдесят насельников в один день, и каждый хочет попариться. Антоний человек творческий, ему всегда интересно решать вот такие непростые задачи. И печь в бане тоже удалась, как и все остальные, созданные его руками.

У него ни одна печь не походит на другую. У каждой свой облик. Многие паломники фотографируют его печи, а потом показывают снимки дома. Осенью прошлого года Антоний даже привез из дома камнерезку (ее вес 120 килограммов), чтобы быстрее обрабатывать кирпичи, ведь печки у него обязательно с фигурными выступами. Его работами можно просто любоваться, как произведениями искусства, потому что сделаны они с любовью и ответственностью перед Богом и людьми.

Время, проведенное в обители, помогло Антонию и в духовной жизни. По прочитанным книгам он представлял иноков суровыми, молчаливыми, угрюмыми. «А здесь я увидел хорошую, детскую светлость, люди улыбаются, радуются, наверное, это потому, что Небесный покровитель монастыря – отрок Артемий, – говорит Антоний. - Я очень благодарен Богу, что Он привел меня сюда и я познакомился с очень хорошими людьми. Наместник обители игумен Иосиф (Волков) для меня образец для подражания, у него есть чему поучиться. Все эти годы я исповедовался у благочинного и духовника монастыря отца Венедикта (Меньшикова). И я совершенно уверен, что в моей семье все благополучно, потому что я работаю в Веркольском монастыре».

Людмила Соснина

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.