Живу как в цветнике

Дата публикации:01.06.2015

В юности Мария услышала от старца Арсения слова, сказанные словно в шутку, что она будет игуменьей Новодевичьего монастыря. Священник оказался прав: ее «монастырем» стал уютный дом, полный девчонок.

Яркая оранжерея

«Когда должна была родиться младшая в семье Оленька, врачи, удивившись седьмой по счету дочке, поинтересовались: "Мальчика дожидаетесь?". Я ответила, что дело вовсе не в этом, просто мы с мужем любим детей», - говорит матушка Мария. Действительно, удивляешься и задумываешься, ведь иногда даже на одного родного человечка любви недостает…

В доме Марии и отца Димитрия Бургуванов в самом воздухе разлито тепло: девочки все, как на подбор, улыбчивые, открытые, добрые. Правда, при первом знакомстве не так просто запомнить, кто есть кто. Старшей, названной, как и мама, Марией, - 16 лет. Маша протягивает мне листочек с начальными буквами имен, расположенных «по старшинству» их владелиц, - МЛАИКНО: Мария, Любовь, Анастасия, Ирина, Ксения, Надежда, Ольга.

Есть множество воспитательных методик – как вырастить детей милыми людьми, с хорошими манерами, с широким кругозором. Задаю матушке и отцу Димитрию вопрос: может, у них свои педагогические взгляды? Нет, новомодные веяния здесь ни при чем. «Молитва и общение на равных с самого маленького возраста, тогда не потребуется никаких методик, - убеждена Мария. – Когда Мариичка только родилась, мы жили в родительском доме. Я разговаривала с ней, как со взрослой: «Здравствуй, Мариичка, доброе утро!». Даже мой младший брат Вася надо мной подшучивал, отвечая за нее: «Доброе утро, мамочка!».

У нас общение с пеленок: с маленьким ребенком нужно разговаривать, он же все чувствует, понимает. Так что нет никакой методики – просто живое общение. Но, конечно же, превыше всего благодатные дары Церкви – молитва и Причастие. Все наши девочки крещены в самом раннем возрасте. Например, Наденьку, впервые окунули в воду, а это была крещенская купель – спустя неделю после рождения».

Матушка говорит, что живет как в цветнике, яркой оранжерее: такая это радость – постоянно видеть лица красивых и здоровых деток. «Не только я забочусь о них, но и они обо мне. Это придает энергию, - объясняет Мария. - В многодетной семье хлопот предостаточно, но мама от детей получает много полезных эмоций и чувств. Устаю, а девочки: «Мамочка, ты ложись, мы все сделаем». Я благодарна детям и благодарна Богу за то, что они у меня есть. И ничуть не жалею, что не сделала карьеры в своей профессии, хотя мне сулили большие перспективы. Все знания я отдаю деткам, когда им надо помочь по учебе».

Небольшая ремарка – Мария окончила Одесский экономический университет с красным дипломом и работала на крупном предприятии в родном городе Чадыр-Лунге в Гагаузии (автономия на юге Молдавии). Неплохо знала английский, что и стало маленькой зацепкой в их знакомстве с отцом Димитрием. Однако об этом чуточку позже. Пока матушка с нежностью и большим вдохновением рассказывает о своих дочках: «У них разные характеры, но они друг друга восполняют. Кто в чем преуспевает. Одной, например, больше нравится заниматься с младшими, другой готовить на кухне. Если одной задано больше уроков, другая возьмет на себя большую ответственность по хозяйству. Все решается по обстановке. Особенно радостно, когда они приходят из школы и приносят подаренную одноклассником маленькую шоколадку, чтобы разделить ее на семь частей. Как съесть сладенькое, не угостив своих сестер! У нас все делится, все должны попробовать - это уже традиция.

Несколько лет назад мне предстояла серьезная операция. Мы тогда очень волновались, я собрала всех и сказала: «Девочки, вы как пальчики на руке: они разные, но один другому помогает. Будьте такими и вы, друг без друга нельзя».

Игуменья Новодевичьего монастыря

Многое в воспитании матушка взяла от своей мамы – она для нее до сих пор самый близкий друг и советник. Мария считает, что и ее дочери думают о ней также.

«Они с мамой, как сестрички, - присоединяется к разговору отец Димитрий. - Когда седьмая дочка родилась, я немножко поскорбел, а потом смирился: хоть еще десять девчонок пускай рождается. Недаром же матушке старец Арсений говорил, что станет она игуменьей Новодевичьего монастыря. А хоть и девичий монастырь, все равно игумен нужен. Что интересно, один из близких мне священников сказал, что у меня не протоиерейский крест, а игуменский. Посмотрел повнимательнее, и правда, игуменский. Ну, думаю, теперь точно попался».

О том, что существуют «трудные» дети, в этой семье знают только теоретически. «Не очень выгодно, если каждый из нас будет трудным, - улыбаясь, говорит Маша. - Я никогда в жизни не ревновала к младшим сестричкам. Наоборот, очень любила обстановку, когда мама приходила с новой девочкой: зайду в комнату, покачаю ребенка или подержу на руках, как будто сама мамочка. Я представляла себя в этой роли. С нетерпением жду, когда на свет появится очередной маленький человечек в нашей семье. Очень люблю нянчиться». В словах Маши столько искренности и желания поделиться радостью, а в лице обаяния и доброты, что просто любуешься.

Маша рассказывает, что сейчас в семье стараются подготовить самую маленькую, Оленьку, к появлению брата или сестры. Да-да, в апреле вновь ожидается пополнение. «На гагаузском старшую сестру в знак уважения называют "каку". Вот и мы говорим Олечке, что ее тоже скоро назовут "каку". Это чтобы она не чувствовала, что останется в стороне. Наоборот, для нее честь быть старшей сестрой, это значит, что она встанет на ступеньку выше, повзрослеет», - поясняет Маша.

«У нас все девочки любят нянчиться, - продолжает мама. - Когда я возвращалась из роддома, стояли в очереди, чтобы покачать ребеночка. Удивительно, в разговорах с приятельницами узнаю, что старшие дети болезненно воспринимают известие о том, что в семье появится еще один ребенок. А у нас этому очень радуются. Единственное, что расстраивает дочек, - то небольшое время, которое нам приходится проводить друг без друга».

Молитвенный покров

Отец Димитрий и матушка уверены, что многое в жизни значат молитвы родителей и духовников. Мария рассказывает, что их родители - люди искренней, крепкой веры и что их духовная помощь всегда ощутима. «Причем обеих наших мам зовут Василисами, и они, действительно, Премудрые. С рождением ребенка всегда требуется поддержка старших, но не всегда родители могут приехать. Тогда я прошу их молиться о нас. Молитва чувствуется, для нее нет расстояния. Родители могут быть очень далеко, но их молитва рядом, она живая», - считает Мария.

Духовником отца Димитрия был удивительный старец, схиархимандрит Иона (Игнатенко), духовник одесского Успенского монастыря. «Наша первая встреча была необычной, - вспоминает отец Димитрий. – Я находился в обители с группой паломников. Смотрю – идет батюшка, а мне и говорят: «Давай-давай, иди скорее под благословение». Я подошел, а старец, впервые увидев меня, произнес: «О, раб Божий Димитрий». «Откуда он знает мое имя, мы встречаемся впервые», - эта мысль поразила. И как обычно бывает? Батюшка благословляет, целуешь ему руку. А получилось так: отец Иона меня благословляет, я целую его руку, а он в ответ целует руку мне, молодому парню. Целую его в щеку, и он меня. Тогда я не смог понять, что же это значило. Лишь спустя время, когда меня рукополагали в священнический сан, словно озарение – так приветствуют друг друга священники. Старец не стал открыто говорить, что стану священником, поскольку я мог бы и возгордиться, а дал понять именно таким образом».

Отец Димитрий рассказывает, что чувствует молитвенную помощь своего духовника и теперь, когда его уже нет на земле. «При жизни он был таким молитвенником и угодником Божиим, что Господь слышал его молитвы. У него была золотая душа, простая и любвеобильная, и эта любовь притягивала нас. Святое делание старца напитывало духом Божиим все вокруг: даже камни рядом с его келейкой были намолены», - рассказывает отец Димитрий.

Он вспоминает, что во время искушений всегда просил духовной поддержки у отца Ионы, и все проблемы как рукой снимало. По сей день священник молитвенно обращается к старцу, как к живому. «Такое молитвенное общение, словно он рядом, я молюсь, прошу, а он слышит и отвечает мне – все неурядицы разрешаются сами собой», - говорит отец Димитрий.

Между монастырем и миром

Матушка также все в жизни делала с духовным рассуждением. «Я училась в одесском институте, который находится возле Успенского собора с чудотворной иконой Божией Матери «Касперовская», - вспоминает Мария. - Приду в храм перед занятиями, подойду к чудотворному образу: "Матерь Божия, благослови на этот день", — и Она всегда мне помогала. Я училась в светском учебном заведении, но постоянно находилась при храме. На выходные ездила в Свято-Успенский монастырь, там моя тетя работала поваром в трапезной. Я ей помогала и, главное, всегда общалась с духовными старцами. После окончания института часто ездила к ним в Одессу за благословением и советами. И по сей день мы поддерживаем духовную связь».

Большую роль, по признанию Марии, в ее судьбе сыграл преподобный Сергий Радонежский. После успешного окончания школы и поступления в институт родители подарили Маше поездку в Троице-Сергиеву лавру. «То, что я почувствовала тогда в Лавре, непередаваемо. На мирское у меня закрылись глаза, хотелось находиться только в храме», - рассказывает матушка.

Спустя много лет, в 2010 году, перед серьезной операцией на щитовидной железе она по благословению духовника вновь возвратилась к преподобному: «Я приехала поклониться святому Сергию, положиться на него, как он управит. И он управил: меня оперировали в Химках, в известной клинике. Причем хирурга звали Сергей Иванович. Когда я приехала к себе на родину, в Гагаузию, врачи изумились тому, как ювелирно была проведена операция».

Мария и Дмитрий встретились, когда она работала в Чадыр-Лунге бухгалтером на одном из предприятий, а он учился в филиале духовной семинарии. Молодые люди увидели друг друга в храме. «Матушка о замужестве не думала, а я каждый вечер молился, чтобы Господь дал такую половинку - "между монастырем и миром", и Господь даровал», - говорит отец Димитрий.

«Я была очень близка с подружками, а когда стала чаще ходить в церковь, мы немного отдалились, и мне не хватало духовного общения, - продолжает матушка. - С Дмитрием мы познакомились через друзей. Он учил в школе немецкий язык, а в семинарии преподавали английский, и я предложила ему свою помощь». На праздник Покрова Божией Матери он впервые проводил Марию до дома, а спустя год без месяца, на Новолетие, они обвенчались.

Трудности благие

«Считаю, что каждый человек должен нести крест, - рассуждает матушка Мария. - Господь сказал: "В поте лица твоего будешь добывать хлеб". Я уверена, что это трудности благие. Конечно, без сложностей не бывает, но если вдруг в душе ропот – "как мне тяжело", обязательно можно ожидать обстоятельств, по сравнению с которыми предыдущие покажутся легкими. Слава Богу, Господь дает нам испытания по силам. И в семье эти трудности, заботы посильны, сопряжены с ответным чувством радости, которое переполняет сердце. Нас много, но если кто-то из девочек отправляется погостить к бабушкам, дом сразу пустеет. Одна из бабушек, приехав к нам в гости, сказала: "Как же вас много!". А Ирочка ей говорит: "Разве? Вот сто — это много!"».

«Дети, семья как зарядное устройство, а я как аккумулятор, впитываю их любовь в себя, - поясняет отец Димитрий. - Когда мои детки с матушкой поют на клиросе, я в алтаре чувствую молитвенную отраду, «подзарядку». Если попадаешь в иные условия, на новое место служения, поначалу возможен и дискомфорт, но благодаря тому, что семья рядышком, все стирается. Где-то споткнулся, где-то тяжело, а пришел домой - и на душе радость».

«По молитвам родителей и духовных отцов в нашей семье единство, это очень важно, - считает матушка Мария. - Дни проходят настолько интересно, что скучать не приходится. Конечно, всем нам до идеала далеко, поэтому многому еще предстоит учиться, много работать над собой - всю жизнь».

Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.