Жил бескорыстно и честно

Дата публикации:11.06.2015

Он вошел в духовную историю России святым праведником, молитвенником земли русской – Иоанном Кронштадтским, автором духовных произведений, проникновенных проповедей, нравственных наставлений и публикаций, наполненных тревогами и заботами о России.

Семитомное собрание его сочинений – книги «Живой колос духовной нивы», «Мысли о церкви и православном богослужении», «Моя жизнь во Христе» – это проникновенные дневниковые записи многих лет.

В одной из них он написал: «Человек в слове своем не умирает... Я умру, но и после смерти буду говорить».

К нему пришла всероссийская, а потом и мировая известность. Но это не мешало ему быть верным сыном своей малой родины. Каждой весной отец Иоанн отправлялся на Север, на Пинегу – в Суру.

Весна 1903-го не стала исключением. Но в ту поездку с ним отправился художник и фотограф Сергей Животовский... Отслужив 25 мая перед отъездом обедню в Андреевском соборе, отец Иоанн отправился на Кронштадтскую пристань...

Несколько дней подряд моросили дожди, а тут солнце выглянуло, будто решив провожать его вместе со всеми... Наконец пароход отчалил, и отец Иоанн стал рассказывать: – Прошло почти 50 лет, а помнится, как вчера... В ноябре 1855-го состоялось мое рукоположение в диаконы, а через месяц – в священники Андреевского собора в Кронштадте. Там и остался на всю жизнь. Многие даже забыли фамилию Сергиев; да и сам я чаще подписываюсь: Кронштадтский...

Из Петербурга по Неве, потом каналами плыли; через Онежское озеро в устье Вытегры попадали; по Шексне добирались до Вологды и дальше по рекам...

— Вот она, моя милая, родная Северная Двина! – шепчет отец Иоанн, с благоговением всматриваясь в место, где Вычегда, сливаясь с Сухоной, могучей рекой поворачивает на Север. – Вот когда я отдыхаю вполне. Только на пароходе и есть возможность провести время в полном спокойствии. Тяжела мне бывает моя популярность: никуда нельзя показаться, нигде нельзя пройти незамеченным...

Но, проезжая деревни, считает он своим непременным долгом встречаться с жителями, оказывать помощь нуждающимся. Падет ли скотина у крестьянина, сгорит ли изба или ремонт нужен, а своих средств не хватает – вся надежда на него, на батюшку.

Он был дорогим гостем в храмах и монастырях. За ним всегда оставался добрый след милосердия, помощи приходам и сельским священникам; благоустроения старых и возведения новых храмов, часовен, монастырских подворий...

...В июне 1903-го пароход «Святой Николай» с именитым путешественником и его спутником – художником и фотографом поднялся от Архангельска до Холмогор за пять часов, и капитан, в расчете на морские приливы, даже в Курополку зашел, не боясь «обсохнуть». И все же версты три до города не дотянул и бросил якорь у приметного пригорка, куда были присланы лошади из женского монастыря...

Монастырь занимал помещения белокаменных архиерейских палат. Из предметов, современных семейству Антона Ульриха, ничего не сохранилось, кроме нескольких «потерпевших от времени портретов», хранящихся в квартире игуменьи, отметил Животовский. Только каменные своды да крепкосложенные стены, как немые свидетели давнопрошедшей человеческой драмы, окружали людей...

Художнику показали иконописную мастерскую монастыря. Была полночь, но – летняя. И не надо было напрягать зрение в большой светлой келье, уставленной мольбертами с начатыми и законченными работами монахинь... Утром они спешили в свою монастырскую церковь, так как отец Иоанн неожиданно приехал раньше и уже читал канон. Храм быстро наполнялся народом – на литургию столько людей из Холмогор и окрестных сел пришло, что казначея Ангелина удивилась: «Этакого стечения народа у нас и на Пасху не бывало!»

Окончив службу в церкви, отец Иоанн в сопровождении местного духовенства прошел в находящийся рядом величественный Спасо-Преображенский собор. Внутреннее помещение пора зило художника Животовского особой торжественностью: золоченый пятиярусный иконостас, хоры, прекрасный резонанс; гробницы десяти холмогорских владык вдоль обеих стен храма, с портретами и эпитафиями на них.

В алтаре собора священник показал коллекцию драгоценных памятников старины: церковную утварь, митры, евангелия, кресты наперсные – артефакты времен Афанасия, Петра Первого и иных эпох.

Отец Иоанн осматривал каждый предмет и слушал...

Вышли из собора. Пошел дождь. Тут батюшка поразил всех своей бодростью. Подобрав поудобней рясу, оглянулся на сопровождение: – Ну, братия, бежим, а то промочит! И бывшие с ним священники, далеко моложе его, отстали...

Тридцать четыре дня провел в путешествии с отцом Иоанном художник Животовский, публикуя путевые очерки в газете «Петербургский Листок». А осенью подготовил к печати книгу о путешествии с Иоанном Кронштадтским, где написал в предисловии:

«В наш практический век, когда личный эгоизм заставляет человека быть крайне осторожным и заботиться главным образом о личной выгоде и благополучии; когда дети нередко слышат от своих родителей наставления, вроде: «правдой не проживешь», такое явление, как личность отца Иоанна, представляет из себя оазис, в котором усталый путник может напиться свежей, живой воды и набраться силы для дальнейшей тяжелой дороги. Отец Иоанн представляет из себя живое доказательство того, что можно жить правдой, можно жить без обмана, в разрезе с установившимся современным мнением – можно жить совершенно бескорыстно и быть счастливым».

...Накатывается на Россию 1905 год. Всех волнуют и тревожат происходящие в окружающем мире события. И все хотят узнать, что думает о них батюшка, стремятся услышать его слово.

А оно было сурово: – Отчего ныне многие русские интеллигенты ненавидят Россию и желают ей зла и злорадствуют о ее неудачах?.. Отчего ныне Россия в смятении? Отчего у нас безначалие?.. Отчего гордые интеллигенты стремятся в опекуны народа, не понимая этого народа и его действительных нужд и не любя его? Оттого что у всех у них оскудела вера в Бога, в его праведные вечные глаголы...

Радикальная интеллигенция подняла против отца Иоанна яростную кампанию в левой печати. Но нападки не остановили его выступлений против революционных течений. Он продолжает бить тревогу: – Царство русское колеблется, шатается, близко к падению... Безнаказанность в России в моде, ею щеголяют. А оттого непрестанные у нас аварии с морскими судами и даже Императорскими судами. Везде измена, везде угрозы жизни и государственному имуществу. Так и впредь будет при слабом самоуправлении. Бедное Отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?..

Отношение отца Иоанна к людям не ограничивалось ролью ходатая и просителя за них перед Всевышним, оно поднималось до высочайшего уровня Служения людям всеми силами устремленной к Богу души. Это и определяло его Слово, так необходимое тогда и востребованное сегодня:

«Если судить о мире по делам мира, то невольно приходишь к заключению, что и люди, и мир идут к нравственному разложению и спешат к концу... Эти разбойнические упорные войны свидетельствуют, что люди лишились разума христианского и духа Христова и в слепоте своей вольной не знают, куда идут и к чему придут. Ныне нужны сильные и пламенные духом Златоусты, Григории, Василии, а то слово мирское, плевельное взяло большую силу в печати, ибо кто теперь ни пишет, ни печатает, ни читает. Все грамотные, образованные; буквально – целое море слов изливается на бумагу, а вдобавок и иллюстрируется картинками, да иногда – какими!»

В драматические для России годы начала XX века, в охваченной тревогой и болью душе праведника родилась проникновенная молитва, которую смело можно именовать «молитвой Иоанна Кронштадтского». В канонический текст известной каждому христианину молитвы он, молитвенник земли русской, смело, даже дерзко, вводит слово РОССИЯ:

«Отче наш, иже еси на небесех! Да святится Имя Твое в России...» Но люди не услышали праведника, стали уничтожать в России дом Бога – Церковь. Взрывали храмы, разоряли монастыри; изгоняли, изводили и расстреливали священнослужителей... И были наказаны: Бог принес им в ХХ веке не мир, но меч. Никогда Россия не знала столько войн со своим и другими народами, не проливала столько крови.

Но время не затмило образ Иоанна Кронштадтского.

Несмотря на то, что воинствующие безбожники, мощь государства с его карательными органами семь десятилетий замалчивали, запрещали, обливали грязью («мракобес», «черносотенец», «антисемит»), не издавали его труды, вытравляли из памяти людей, вырезали из истории – они потерпели поражение.

...Весной 1997-го мы с режиссером-оператором Германом Власовым снимали документальный фильм «Шаги к храму». Неожиданно позвонили из Лявли, где накануне мы снимали ход реставрационных работ: – Готовится подъем креста на купол храма! Мы успели примчаться и отснять операцию установки креста руками мужиков, полную глубокого философского смысла: было время сбрасывать кресты, пришло время воздвигать их.

При монтаже фильма встала задача: как подать эти кадры? С каким текстом? На какой музыке? Помогла моя жена Лариса Борисовна: предложила включить в финал молитву Иоанна Кронштадтского.

Подъем креста под звучащие слова молитвы о России! Начитал ее в архангельском Троицком храме, по благословению настоятеля отца Алексея, тогдашний псаломщик Артемий Эмке, ныне настоятель храма во имя Архангела Михаила в городе Мирном. Проникновенно и просто зазвучали вечные слова под низкими сводами храма, затем с экранов телевизоров и кинозалов:

– Отче наш, иже еси на небесех! Да святится Имя Твое в России!. Да будет воля Твоя в России!.. Господи, умиротвори Россию!.. Прекрати мятежи и нестроения, даруй властям мудрость и мужество, пошли им многия советники благочестивыя, мудрыя и мужественныя, юношество направи на истинный путь, воинство сотвори верным и мужественным, земледельцы и ремесленники удовли, священство соделай ревностным к долгу своему. Искорени пиянство, прелюбодейство, воровство, грабительство, убийство, непотребства, молодые – старшим, подчиненныя – начальникам, люди российския – законом правным... Да будет слава в вышних Богу и на земле, и в России мир, во человецех благоволение. Аминь!

Вечная молитва Господа нашего Иисуса Христа была и будет современной всегда, пока жива Россия.

В Архангельске, где юный Иоанн Сергиев окончил в 1851-м духовную семинарию, зародились и проходят с 1995-го Иоанновские образовательные чтения. Вслед за ними возникли Малые Иоанновские чтения, в которых участвуют школьники из городов и районов Архангельской области и Ненецкого автономного округа. Сейчас Иоанновские чтения эстафетно идут не только на его родной земле, в селе Карпогоры; но и в Астрахани, Кемерово, Санкт-Петербурге.

Нам близки слова и мысли выстраданных им пророчеств. Мы вбираем их в себя в надежде, что они и сегодня, через сто лет после того, как были произнесены, будут опорой в нашей жизни:

...Не в мирное, а беспокойное и крамольное время мы живем, время безначалия и безбожия, время дерзкого попрания законов Божеских и человеческих; во время безсмысленного шатания умов, вкусивших несколько земной мудрости и возмечтавших о себе чрез меру... Для всех очевидно, что царство русское колеблется, шатается, близко к падению.

...Россия мятется, страдает и мучится от кровавой внутренней борьбы, от страшной во всем дороговизны, от безбожия, безначалия и крайнего упадка нравов... Но всеблагое Провидение не оставит России в этом печальном и гибельном состоянии. Россию куют беды и напасти... Крепись, Россия! Но и кайся, молись, плачь горькими слезами пред твоим небесным Отцом, которого ты безмерно прогневала.

В ноябре 2009-го в СанктПетербурге и Кронштадте прошел удивительный праздник-встреча. Организатор его, протоиерей Николай Беляев, священник ИоанноБогословского монастыря – астроном, кандидат наук и художник – пригласил членов мирового православного сообщества «Иоанновская семья» отпраздновать 180-летие со дня рождения Святого праведного Иоанна Кронштадтского.

В Санкт-Петербург из разных стран и городов, в том числе из Архангельска, прибыли 369 гостей. 142 священнослужителя представляли 118 приходов из 57 епархий России и 24 зарубежные епархии.

На торжествах в бывшем Народном доме игуменье Иоанно-Богословского монастыря вручили свидетельство о присвоении малой планете No 16325 имени «Иоанн Праведный» в честь Иоанна Кронштадтского.

Собрались духовные дети удивительной «Иоанновской семьи», чтобы увидеть святые места пребывания батюшки Иоанна в этом мире, порадовать друг друга добрыми вестями из своих приходов.

Праздник встречи назвали «Прииди и виждь». Это имя получил и благотворительный фонд, созданный группой прихожан ИоанноБогословского монастыря и зарегистрированный 23 июня 2010-го. Цель его – деятельность по восстановлению и возрождению полнокровной жизни святых мест на Русском Севере, связанных с именем святого праведника и прежде всего на его родине – в селе Сура.

Святейший Патриарх Кирилл благословил этот труд.

Никто не может сделать судоходными реки Суру и Пинегу, какими они были в XIX веке, но можно приложить усилия для того, чтобы стала полноводной река человеческая, которая принесет Всероссийскому Пастырю и Молитвеннику любовь, благодарность России на взрастившую его родину. И духовно возрожденная Сура снова станет одной из жемчужин Архангельской епархии и Русского Севера.

В Поморском университете (ныне САФУ), в домовом храме во имя праведного Иоанна Кронштадтского, по четвергам непременно читается акафист, и прихожане просят: – Святой праведный, отче Иоанне, моли Бога о нас!..

Научи всех нас жить бескорыстно и счастливо.

И он учит:

Удивительная болезнь появилась теперь – страсть к развлечениям. Это прямо показывает, что людям нечем жить, что они отвыкли жить серьезной жизнью, трудиться для пользы нуждающихся, жить внутренней духовной жизнью. И начали скучать, разменивают глубину и содержательность духовной жизни на развлечения. Какое безумие! Юноши и все взрослые! Помните, в мире действует непрестанно нравственный закон Бога, по которому всякое добро вознаграждается внутренно, а всякое зло наказывается: зло сопровождается скорбию и теснотою в сердце, а добро – миром, радостию и пространством сердца. Этот закон неизменим...

Мы – одно тело любви. Пища, питье, все земные принадлежности – ничто, а человек – все; все ничто перед человеком. Человек бессмертен по душе своей...

Все – Божие, ничего нашего. Человек! Дорожи достоинством человека как образа Божия.

Виктор ТОЛКАЧЕВ. Отрывок из книги «Холмогоры: судьбы, события, храмы». Фотоиллюстрации предоставлены автором публикации.

Источник: http://pravdasevera.ru/-x6g8kua6


Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.