Чудаки из Первопрестольной на Русском Севере

Дата публикации:02.07.2015
Священник Димитрий Николаев, клирик храма Митрофана Воронежского в Москве и командир ряда экспедиций на Русский Север в рамках проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера», делится заметками об одной из этих экспедиций.

Здравствуй, дорогой читатель!

Я попытаюсь показать тебе одно из многочисленных свидетельств Славы Божией. Ты отправишься в удивительное путешествие на Русский Север, чтобы вместе с героями нашего повествования попасть в разрушающиеся, одинокие и забытые храмы и часовни, где иногда совсем нет людей, но где продолжает оставаться ангел Божий и Господь незримо, но явно являет Себя. Разумеется, Бог делает это повсюду, но и там тоже.

Ты все увидишь сам. Я постараюсь вмешиваться в историю только для того, чтобы переворачивать листы этой летописи, иногда меняя угол зрения ради полноты восприятия имеющихся в ней красок, чтобы не ускользнуло главное.

Теперь начнем.

Глава 1. За несколько дней до отъезда (из переписки в соцсетях)

Священник Димитрий: Всем привет! Подытожим то, что проговорили на собрании.

Едем автопоездом, 4 автомобиля. Архангельская область, окрестности города Емецк. Объекты расположены на малой удаленности от трассы М8, в радиусе 40 км.

  1. с. Прилук — Сретенская церковь. Состояние аварийное.
  2. д. Большая Гора — часовня. Состояние удовлетворительное.
  3. д. Летняя — часовня. Состояние аварийное.
  4. д. Жилино — часовня. Состояние аварийное.
  5. д. Осередок (Ракула) — часовня. Состояние удовлетворительное.
  6. с. Погост (Ракула) — храм Воскресения Христова 1766 г. Состояние удовлетворительное.

Стратегические задачи: оцениваем текущее состояние объектов, прикидываем объем и последовательность работ, трудозатрат бригады из 4 человек, объем стройматериалов. Оценка приоритетности объекта.

Тактические задачи:

Покос травы по периметру, вынос мусора, стирание надписей, размещение икон, мелкий ремонт (по возможности), установка щитов на окна, подробные обмеры, фотофиксация (до, во время, после). Собираем местные контакты. Служим молебны перед началом доброго дела, благодарственные. В Ракульском храме — Божественная литургия.

Ответственные: обмеры — Никита, фотофиксация — Ольга. Зам по тылу — Марина, бухгалтерия — Андрей. Александр — медчасть. Мы с Никитой обеспечиваем онлайн-информирование о происходящем в нашей группе в социальной сети. Артур и Лена — снимают кино. В свободное от работы время)))

Никита: Всем доброго дня! Создан файл «Маршрут и объекты».

Расписан примерный план по датам, информация по объектам и культурная программа.

Священник Димитрий: По маршруту — первый день — традиционно заезжаем в Троице-Сергиеву Лавру, благословляемся у Преподобного, берем воду, затем едем до ближайшего нашего рабочего объекта. Культурная программа отменяется до окончания работ на этом берегу. Беспокоит переправа на другой берег, в храмовый комплекс. Это наш последний объект и база на несколько дней. Возможно ли туда на авто переехать? Это существенный момент.

Никита: Переправ нет, только зимние. Ближайшая — «Ныкала-Двинской», но от нее до храмового комплекса не добраться. Видимо, машины придется оставлять на левом берегу.

Священник Димитрий: Суровость экспедиции возрастает)). Будем надеяться на русского авоську или возьмем одну лодку?

Никита: Максим, сможешь байдарку взять?

Священник Димитрий: Наш человек в Емецке сказал, что на веслах там не стоит плавать. Так что байдарка отменяется.

Александр: К сожалению, у меня не получается поехать. Но основные медикаменты и перевязочные материалы я приготовил.

Священник Димитрий: Очень жаль. Еще потери есть? Что с Артемом?

Сергей: Он не едет. Я — не до конца буду.

Ольга: Я, как и Сергей, поеду на 5 дней, к сожалению(((

Священник Димитрий: Такие раны! Мечта возвращаться через Каргополь усложняется переправой. Если не случится — можно обратной дорогой заехать туда, где работают реставраторы и ждут службу. Как вариант.

Ольга: Друзья, в Емецке совсем не жарко, Яндекс обещает градусов 13 днем и 5 ночью…

Священник Димитрий: Дорогие соратники! Предлагаю к изучению сайт Емецка. Нас дезинформировали, это не Плесецкий район. Звонки в администрацию пока ничего не дают. Но теперь звоню уж точно в правильную. Прошу обратить внимание на разделы в нижнем меню «Емецк исторический» и «окрестности Емецка». Постарайтесь извлечь информацию о степени населенности в нужных нам местах.

Никита: Это Холмогорский район. Нашел информацию о переписи населения за 2010 год.

Информацию продублировал в файл «Маршрут и объекты».

  1. д. Прилук — 0 человек;
  2. д. Большая Гора — 97 человек;
  3. д. Летняя — 0 человек;
  4. д. Жилино — 25 человек;
  5. д. Осередок (Ракула) — 122 человека;
  6. д. Погост (Ракула) — 1 человек.

Пишу эти цифры: «0», «1», «5» — и сердце кровью обливается.

Священник Димитрий: Не забывайте про дачников, друзья.

Про деньги. Благодарю жертвователей Ольгу (иконы) Никиту (подарки) Андрея (чаепития). Есть вакансия на рубероид (примерно 2500). И мелочь типа гвозди, перчатки, шкурка, марлевые повязки, мешки. Занимаюсь вымогательством исключительно из желания пополнить ваши счета в небесном банке. Это моя обязанность))

Сергей: Рубероид и расходники беру на себя.

Священник Димитрий: Созвонился с Романом Петровым — местным подвижником. Места наших посещений населены более-менее. В Осередке — лодки есть. Дали для связи телефон местного библиотекаря, пока не отвечает.

Максим: Друзья, у всех хватает палаток, спальников, пенок? Есть свободная палатка и спальник. И еще напоминаю, что каждая машина берет на борт по 2 бутылки (5 л).

Священник Димитрий: ВАЖНО! Таблички на часовни и храмы пора делать. Имеющуюся информацию по названиям, местоположению и дате постройки прошу оперативно скинуть мне в личку. Буду звонить в Емецк и уточнять.

Ольга: Таблички сделала по 5 объектам, так как по часовням в д. Летняя и Жилино нет информации, в честь кого они освящены. Виктор Константинов, которому я звонила, сказал, что такую информацию придется выяснять лишь на месте.

Священник Димитрий: Созвонился с Емецком. В Жилино — Георгий Победоносец.

По табличкам. «Охраняется государством» звучит издевательски. Особенно когда речь идет о Сретенском храме. Он разваливается с тех пор, как оттуда выехала школа. Теперь население просит его отдать под клуб. Вот так. Предлагаю заменить везде строку про государство на строку «охраняется народом».

Итак, встреча 20 июня в 7 утра на реке Уча, за Пушкино. Оля, точное место — по твоей ссылке.

Глава 2. «А» или «Б»?

Мелкий дождь настойчиво колет асфальт на Ярославском шоссе. Когда ему удается попасть в узкую заросшую полоску реки Уча — радуется: естественная среда, родная… Все экипажи на месте. Я снова еду на своем бывалом микроавтобусе «мазда-френди», что по-русски означает «Дружок». Там же мои сыновья Алеша и Федя, десяти и восьми лет соответственно, а также съемочная группа: оператор Артур и режиссер Лена с сыном Никифором 12 лет.

В мультивэне от концерна «Фольксваген» дружная семья опытных туристов — Андрей, Марина и их младшие дети: десятилетний Артем и семилетний Захар. В доверху забитой вещами приземистой, предназначенной для хороших дорог «хонде-цивик» со столичным размахом уместились Никита (юрист) и Максим (выпускник Академии госслужбы). Ребята вроде молодые, но как бы и нет. Становясь старше, все больше «плыву» в определении возраста и взрослости. Четвертым автомобилем нашей колонны назначен кроссовер «хонда», на котором передвигаются Оля и Сергей, старые проверенные кадры, светлое напоминание о прошлогодней экспедиции.

Встретились. Обнялись. Теперь по машинам. Следующая остановка — Лавра.

Съемочная группа начала работать почти сразу. Они решили начать с самого главного.

То есть — с меня:

— Прошлогодняя поездка вдохнула в меня жизнь. Я думаю, что в этот раз тоже будет много жизнеутверждающих вещей и событий. В прошлом году я впервые прикоснулся к Северу и северным храмам, и это произвело на меня неизгладимое впечатление. Я не знаю, как это сказать словами…

Меня даже не столько впечатлила природа, к природе такой я более-менее привыкший, потому что вырос в Волго-Вятских краях, там тоже почти север. И храмы, в которых мы были, не впечатлили — чисто внешне, потому что стоят сироты, без куполов, страдальцы. И такого не было, что ах, ах, деревянное русское зодчество! Нет, как раз была такая обычная черная работа, самая простая. И я получил большую радость. И почувствовал явное присутствие Божие во всем этом.

Мы видели чудеса, которые с нами происходили. И об этом… ну, видели и видели, об этом даже что и говорить. Надо поехать — вот мы опять едем в это погрузиться. Мы, конечно, не за чудесами едем. Но просто они есть, и если они есть, это здорово. Когда трудишься вот так, по-простому, Господь простоту любит и являет свою милость. По моему скромному разумению, это так.

Артур Крашенинников, кинооператор

…Литургия в Троицком храме только что закончилась. Люди пробирались сквозь сумрак, сквозь густые леса, чтобы наконец оказаться возле иеромонаха, держащего в руках большой старинный крест. И пусть монах молод, а леса всего лишь строительные, но и в этом сквозит что-то очень важное и символичное. Уходить не хочется. Но надо ехать. Преподобне отче наш Сергие, моли Бога о нас!

Дождь закончился, солнце напутственно подмигнуло нам. Киношники начали свои перемещения. Артур пересел в машину к Никите, чтобы взять интервью у него. По коням!

Никита. Онлайн конференция

— Я около двух лет интересуюсь такой тематикой, как возрождение малых территорий в России. Собираю много информации об этом, общаюсь с людьми. Но так, чтобы куда-то ехать, что-то делать, такого опыта не было. И до этого я с этой темой был знаком с точки зрения больше экономической. То есть вдохновление людей на организацию каких-то производств, малого бизнеса на месте: в селах, деревнях, малых городах. И в том числе я недавно пообщался со своей знакомой, которая ездила как волонтер возрождать какой-то храм, и я просто в интернете ввел: «возрождение храмов», и на первом месте появилось «Общее дело».

Я заинтересовался, рассказал Максиму, вместе с ним отправил анкеты, и через две недели мы были на общей встрече, где, собственно говоря, все и началось. Стали смотреть маршруты и решили в итоге ехать в Емецк. А когда приехали к Виктору общаться уже более предметно, куда ехать, что нужно с собой брать, то Виктор сказал, что эту экспедицию выбрал отец Дмитрий, может, вам другую рассмотреть, но мы как-то настояли. То есть, как говорится, судьба свела. Бог свел. Все получилось так, как должно было получиться. Простите, телефон…

— Алло, Никита, это отец Дмитрий. После Ярославля ищем кафе посимпатичней и обедаем…

Но за время пути совместной трапезы всех экипажей так и не получилось. Встречались то с одними, то с другими. Это вполне объяснимо — разные автомобили, разная манера вождения, разные потребности в остановках. Время шло, версты столбовые занимались своим привычным делом, мы двигались вперед. Связь была совсем эпизодическая. Мобильная часто отсутствовала, а рации, которые предусмотрительно взял с собой Андрей, работали только на расстоянии пары-тройки километров.

За Вологодской областью оператор снова оказался у меня на борту. И это прекрасно: у него есть водительские права! Поэтому упускать возможность поспать пару часов я категорически не собираюсь. «Алло!» Кто-то снова пытается дозвониться — «…Ничего не слышно… связи нет». Еще и магнитофон сломался. А так хотелось послушать песню!

Значит, будем продолжать обзор ситуации. Охватывать объекты по порядку их появления на карте уже не получается. Жизнь вносит коррективы. Сергею через четыре дня надо ехать в Москву на работу, а Ольге сложно надолго оставлять детей. Реализация плана «А» лишит их возможности потрудиться в храме и помолиться на Литургии. А хочется послужить вместе. Поэтому активируем план «Б».

В первую очередь двинем в самый дальний пункт назначения, на другую сторону Северной Двины, а потом посетим все часовни уже в обратном порядке, пробираясь к Москве по М8. В Вельском районе в этом случае послужим в деревне Гридинской, о чем нас просили в похожем на «Общее дело» объединении «Рождественка». Там сейчас находится бригада знаменитого реставратора деревянных храмов Дмитрия Соколова. А как получится — Бог весть.

На въезде в Архангельскую область мы встретили первого гаишника. Он захотел познакомиться с нами поближе. Я попросил Артура включить камеру. Но молодой сухощавый офицер оказался славным парнем. В звенящей тишине, под прицелом огромной кинокамеры он проверил документы и в каком-то полузамешательстве пожелал чудакам счастливого пути.

Около десяти вечера дозвонился Сергей. «Серега, ты где? Ого, обошел нас на полторы сотни. Как настроение? Вы идете первыми, так что жми до упора, готовь место под ночевку, и как можно дальше. Часов до двух покатаемся, если не заснем. Темнеть не будет — уже легче».

Пока Сергей ищет место для нашего лагеря, для составления его портрета я здесь и сейчас размещаю часть его интервью, которое у него возьмут чуть позже:

— Сергей, вы в первый раз поехали в прошлом году?

— Нет, второй.

— И в этом году уже целенаправленно открываете свой третий сезон — почему?

— Потому что со священником ездить — особенно большая радость. Если он служит Литургию, это большое счастье. В первый год мы ездили без батюшки, это по-другому. Это не то что плохо, там было тоже очень здорово, но когда священник, это большая удача. Нам очень повезло.

— Вообще, как попали в первый раз? Как узнали про «Общее дело»?

— Еще лет семь назад зародилась такая мечта: здорово было бы восстанавливать храмы. Я думал — каменные. А потом, по прошествии пяти-шести лет, мне звонит друг мой очень хороший и предлагает: «Приезжай, сбор на Север, собрание у отца Алексия на ВДНХ». Я поехал, мне очень понравилось. Я позвал Сашу. Санек, он такой легкий на подъем. Очень настоящий, и очень русский, и такой сильный, он сказал: «Давай, поехали!» И вдвоем мы поехали. Первый год, а это было в 12-м году, очень хорошая компания подобралась. Вообще, плохих людей не бывает в таких поездках, потому что, знаете, за тысячу километров ехать непонятно с кем, с точки зрения современного человека, — это чудачество. Со стороны на нас посмотреть — чудаки приехали. Оглянуться кругом: вот часовня стоит без крыши, и люди в пол-одиннадцатого, в одиннадцать ночи пытаются ее отремонтировать, что-то спасти при практически полном разрушении…

Мы все-таки добрались в тот день до Ракулы, самой дальней точки маршрута. Прибыли на место в 1.30 ночи. Время в пути 19 часов. Расстояние 1100 километров. Не самый плохой результат. Очень помогли белые ночи. Разместились недалеко от реки, на большой поляне между водонапорной башней и воинским обелиском — непременными атрибутами каждого села. Автобусы и джип смело съехали в траву, а «хонда» Никиты, не решаясь последовать за нами, скромно осталась на асфальте возле каких-то кирпичных развалин.

Белая ночь

Белая ночь

Глава 3. Ракула

Утро наступило быстро. Первый местный оказался смотрителем водонапорной башни. Высокий, подтянутый, с большими натруженными руками и не слишком приветливым видом, он пришел в лагерь и строго попросил не гадить на территории. Особенно просил не подходить к старенькому сарайчику, одиноко стоящему в пятнадцати метрах от нас. Вам уже хочется узнать, что в нем было? Мне захотелось сразу.

Утро наступило быстро

Каюсь, через некоторое время я направился прямиком к нему. Осторожно приоткрыл скрипучую дверь, и… с противоположной стены из большой застекленной деревянной рамы на меня с прищуром взглянул с детства знакомый Владимир Ильич. Это было совершенно неожиданно и неуместно. «Вот это сюр!» — подумал я и тихо прикрыл дверь. Сразу стало веселее. Вообще-то в помещении кроме Ленина был еще электрический трансформатор.

После завтрака отправились на поиски часовни. Задавать вопросы решили в магазине. Одновременно с нами с противоположной стороны к магазинному крыльцу подошел усатый мужчина в ковбойской шляпе и болотных сапогах, и мы разговорились. Рыбак. Зовут Евгением. Живет на той стороне реки, имеет лодку и готов через пару часов нас туда перевезти. Скажи, читатель, не чудо ли это? Я считаю, обыкновенное чудо.

Только разошлись с Евгением, идет к нам женщина. Оказалось — библиотекарь Людмила Леонидовна. Я с ней разговаривал по телефону пару дней назад. Она тоже вместе со смотрительницей часовни Надеждой Николаевной договорилась о переправе и теперь шла проводить нас в часовню Святителя Николая, построенную в первой половине XVIII века.

Ракула, Никольская часовня

Сооружение действительно красивое, но что более важно — ухоженное. Иконы, свечи, рушники — всего в избытке. Батюшки только давно не было. Решили до вечера обкосить ее, подлатать прохудившийся угол крыши (местные не рискуют трогать, так как объект находится в реестре памятников), обмерить, а в 18 часов послужить молебен. И побежала детвора по селу эту весть разносить. По всему огромному, старинному селу Ракула, которому от роду целых 877 годков.

Донесло эту весть и до школы, у стен которой, несмотря на конец июня, школьники устраивали интеллектуальный турнир. В нем приняли участие и ученики московских образовательных учреждений. Внимание! Наши — проиграли. Приехали!

Почесав затылки, мы вовремя вспомнили, что пора идти к Евгению, на пристань. Я, Сергей, Андрей и Артур сели в лодку, взревел мотор, и по широкой реке мы тронулись навстречу прекрасному пятикупольному храму Воскресения Христова, постройки 1766 года.

Продолжение следует.
Источник: http://www.pravmir.ru/chudaki-iz-pervoprestolnoy-na-russkom-severe/

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.