Служение образу

Дата публикации:05.08.2015

«Я все сказал своими отреставрированными иконами» — убежден реставратор Архангельского музея изобразительных искусств Александр Мурашов. И именно поэтому он не общается с журналистами. Быть может, это и правильно. «По плодам их узнаете их», — читаем мы в Евангелии от Матфея (Мф 7:16). Однако понять, сколько сил вложил мастер, чтобы икона вновь обрела прежние краски, сможет лишь профессионал. О работах Александра Мурашова согласилась рассказать доктор искусствоведения Татьяна Кольцова, заведующая отделом древнерусского искусства.

Матигорские иконы

Архангельский музей выпустил каталог отреставрированных Александром Мурашовым образов XVI - XIX веков из различных уголков Севера. Работа над иконами длилась годами, а иногда и десятилетиями. Порой на стол к реставратору попадали образы, которые нельзя было поставить вертикально — они начинали разрушаться.

Одна из сложнейших работ, которую выполнил Александр Мурашов для музея, — реставрация икон из Пятницкого придела храма Воскресения Христова в Матигорах. Образы несколько десятилетий пролежали в очень сыром помещении, их деревянная основа и паволока[1] были поражены плесенью. Реставраторы к ним боялись подступиться. Когда иконы передали Мурашову, его главной задачей была консервация. Мы не ожидали, что эту работу он доведет до конца. Реставрация длилась более пяти лет. Это был уникальный процесс: живопись с грунтом отделили от доски, потом специальным раствором, уничтожающим плесень, обработали основу, тыльную сторону холста, размягчили холст с живописью и попытались , к счастью удачно, посадить все на место.

Подобным образом реставрировали иконы и прежде, однако методику именно для этих образов придумал Александр Мурашов, советуясь с коллегами. Не каждый возьмется за такую работу, потому что универсальных методов нет и каждая икона преподносит мастеру свои сюрпризы.

К иконе, как к человеку

Александр Мурашов относится к образам, как к людям. Главное для него максимально сохранить артефакт, не навредив ему. Думаете, он не может дописать несохранившиеся детали? Может. Однако знаете, никто не доделывает руки Нике Самофракийской и Парфенон не достраивает, у музейных работников другие задачи: мы обязаны сохранить руку автора произведения. Люди приходят в музей смотреть подлинные памятники. Если на табличке написано XVII век, значит, экспонат должен раскрыть эту эпоху, а не преподносить видение реставратора, дописавшего там и подделавшего здесь.   

Музей дает Александру Мурашову самые сложные образы: последний — уникальная икона преподобного Димитрия Цилибинского. Предположительно, она стояла в возглавии раки святого. Образ поздний, конца XVIII — начала XIX века, и раскрывать его можно только, как говорят реставраторы, «всухую». Используя этот метод, специалист под микроскопом миллиметр за миллиметром раскрывает поздние записи, грязь и темную олифу. Это очень долгий процесс, и он требует колоссального терпения.

Одна из тем, над которой Александр Мурашов работает долгие годы, — образы северных святых. Недавно он принес законченную икону святых Зосимы и Савватия Соловецких с необычайно подробным изображением монастыря. Хотя для нашей коллекции образ относительно поздний, конец XVIII — начало XIX века, но очень родной.

Был Евангелист, стал Иоанн Златоуст

С одной из икон, над которой работал Александр Мурашов, произошла интересная метаморфоза. Образ евангелиста поступил на реставрацию под слоем сплошной поздней записи[2]. Но кто-то давно сделал частичное раскрытие, и мы увидели красивый орнамент на нимбе, поэтому решили попытаться раскрыть икону. Однако после завершения работ вместо образа евангелиста пред нами предстал образ святого Иоанна Златоуста.

Скорее всего история  сложилась так: к концу XVI века икона прожила свою жизнь, но доска сохранилась в хорошем состоянии. Для следующего иконостаса потребовался образ евангелиста. Иконописец написал его масляными красками на той же самой доске. Поздний образ реставратор удалил, как только удостоверился, что древний образ святого Иоанна Златоуста под записью сохранился полностью.

Погасить в себе творца

Одна из интересных работ Александра — образ Рождества Господа и Бога нашего Иисуса Христа, находившийся ранее в Михаило-Архангельском монастыре. Когда икону раскрыли, оказалось, что на ней много вкраплений воска, и их решили оставить. Во-первых, образ связан с древнейшим монастырем Севера. Во-вторых, просто так такие большие вкрапления вряд ли бы стали делать. Не исключено, что это был своеобразный реликварий. Например, туда могли расплавлять свечи, связанные с каким-то праздником или привезенные из Иерусалима. Бывали случаи, когда в такие фрагменты запаивали частицы мощей. Александр Мурашов не стал скрывать эти фрагменты, они видны, но нивелированы по цвету, поэтому не бросаются в глаза. Мы имеем дело с реликвией, и в этой связи решили не нарушать историческую традицию. У реставратора есть невероятное уважение к иконе, работа над этим образом лишнее тому подтверждение. 

Мастер отреставрировал много икон для архангельских церквей: укреплял образы для Соломбальского храма, работал в Ильинском соборе, много лет помогает Сийскому монастырю. Александр прекрасно реконструирует, но даже для церквей предпочитает сохранять археологическую ценность. Настоящий художник, он сумел погасить в себе творца, в данной профессии это необходимо.

Подготовила Дарья Андреева



[1] Паволока — основа холста, на которой лежит слой живописи и грунта.

[2] Запись — подправка красками, сделанная поверх первоначального красочного слоя с целью поновления иконы. Различают частичную и сплошную запись.

Возврат к списку




Публикации

Кто есть кто в Каноне Андрея Критского? Вторник
20 Фев 2018

Кто есть кто в Каноне Андрея Критского? Вторник


Для человека, не очень хорошо знакомого со Священным Писанием, затруднительно понять, в чём мы каемся во время чтения Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского. Упоминаются люди и события из Священной истории, о которых кто-то, может быть, слышит впервые в жизни. Кто все эти люди, что с ними происходило, и как это связано с нашей жизнью? Вот о ком мы слышим во вторник первой седмицы Великого поста...

Иеромонах Симеон (Мазаев): Посадить страсти на тумбу
19 Фев 2018

Иеромонах Симеон (Мазаев): Посадить страсти на тумбу


Как «самый умный юноша на свете» разочаровался в предметах самого умного факультета, почему судьбы человеческие — защищенный канал связи с Богом, а монашество — любовь? Об этом в интервью нашему изданию рассказывает кандидат философских наук, преподаватель Московской духовной академии и публицист иеромонах Симеон (Мазаев).

Кто есть кто в Каноне Андрея Критского? Понедельник
19 Фев 2018

Кто есть кто в Каноне Андрея Критского? Понедельник


Для человека, не очень хорошо знакомого со Священным Писанием, затруднительно понять, в чём мы каемся во время чтения Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского. Упоминаются люди и события из Священной истории, о которых кто-то, может быть, слышит впервые в жизни. Кто все эти люди, что с ними происходило, и как это связано с нашей жизнью?

Святой наших дней
14 Фев 2018

Святой наших дней


Старчество — явление не только древнехристианской и старорусской, но и современной жизни в Церкви. Это своего рода руководство, когда достигший высочайшей духовности и мудрости старец делится этими дарами с монахами и мирянами. Архимандрит Кирилл (Павлов), живший в Троице-Сергиевой лавре, был одним из наиболее почитаемых старцев конца XX — начала XXI века.