Архангельские церковные байки: Бокс в подряснике

Дата публикации:05.08.2015

Промысел Божий действовал в жизни иеромонаха Симеона (назовем его так) особым образом. Талантливый молодой человек из аристократической столичной семьи. Этакий Евгений Онегин начала 1990-х с типичными для золотой молодежи того времени увлечениями: клубы, дискотеки, творческие эксперименты и наркотики. Эти люди ярко горели и быстро сгорали, но считали свой путь единственно верным. Будущий отец Симеон соскочил с несущегося в ад поезда в последний момент. Многие из его друзей отправились прямиком на кладбище, другим повезло больше - тюрьма давала надежду на исправление. О том, как диджей культового клуба стал насельником одного из северных монастырей, наверное, стоит написать книгу. Но разрешения на это я у батюшки не брал, поэтому ограничусь одной байкой.

Однажды мы с отцом Симеоном заговорили о монашеском одеянии. Батюшка с воодушевлением рассказывал:

- Вот смотри, Миша, мантия на мне. Без рукавов и пояса, облегает все тело от шеи до пят. Это символ полного отречения от всех мирских дел ради служения Господу. Монах - это живой мертвец. Он умер для мира, чтобы совоскреснуть со Христом. А еще это хороший самоконтроль: рукой лишний раз не шевельнешь, галопом не побежишь. Всегда у всех на виду, хочешь не хочешь - будешь вести себя чинно и смиренно. А уж рукоприкладство для монаха, как и любого священнослужителя, - страшный грех. Сразу запрещают в служении. Впрочем, был в моей жизни один случай...

- Однажды я на поезде возвращался в епархию из далекой поездки. Залез в подряснике на верхнюю полку купе и попытался заснуть. Моей единственной попутчицей была скромная молодая девушка, и я надеялся, что поездка пройдет спокойно. Но не тут-то было! На одной из остановок к нам подсел здоровенный подвыпивший мужик. Вытащив на стол бутылку водки, он сначала протянул стакан мне, потом девушке. Наш категорический отказ его не смутил: «Мне же больше достанется». Чем больше мужик «накачивался», тем сильнее его одолевала тоска по женскому вниманию. Наша попутчица в страхе забилась в угол и смотрела на меня как на единственную надежду. Искать спасения за пределами купе было бесполезно - вагон был полупустой, а редкие пассажиры были примерно в том же состоянии, что и мой попутчик.

На мои замечания наглый сосед реагировал агрессивно:

- Поп, не лезь не в свое дело! Еще по шее получишь!

Я слез с полки и отправился к проводнику.

- Там пьяный хам к девушке пристает. Вызовите срочно наряд!

По внешнему виду проводника стало понятно, что от обитателей вагона он нисколько не отстает. Проводник уставился на меня мутным взглядом:

- А где я тебе наряд возьму?! У меня его тут нету! Иди, ищи по вагонам!

Я вернулся в купе, залез на полку и начал думать: «Что же делать? Пока я буду милиционеров искать, неизвестно что может произойти. На разговоры это недоразумение не реагирует. За драку под запрет пойду. Иеромонах-мордобийца...»

А приставания внизу становились все настойчивее. Мужик пересел к девушке и начал откровенно распускать руки. «Эх, будь что будет! Господи, благослови!» Я спрыгнул с полки, борцовским приемом отшвырнул хулигана на его место и пробил ему классическую «двоечку»* Долгие годы занятия боксом не забудешь и в схиме.

Дальше произошло чудо. Незадачливый Дон-Жуан вместо попыток сопротивления отвернулся к стеночке и тут же захрапел. Он проспал до утра, а когда проснулся, то до конца поездки сидел молча, опустив глаза в пол. Девушка не знала, как меня благодарить.

Вот и с монахами такие истории, брат, приключаются.

***

Надо сказать, вся это происшествие отцу Симеону не давала покоя, пока он не исповедовался. Духовник покачал головой:

- Да, не больно хорошая история. Помнишь 27 апостольское правило: «...повелеваем епископа, или пресвитера, или диакона, бьющего верных согрешающих, или неверных обидевших, и чрез сие устрашать желая, извергать от священного чина»? Но есть у тебя оправдание: остановил больший грех. Вон и преподобный Сергий иноков Ослаблю и Пересвета на войну с Мамаем отправил. Как Христос сказал: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13). Ступай с миром, отпустит Господь грех, но чтобы больше никакого бокса! А то голову оторву!

* «В боксе - комбинация двух резких ударов левой,затем правой рукой»

Михаил Насонов

Фото: http://www.photosight.ru/photos/2206931/?from_category

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.