Проповедуешь? Предъяви документ!

Дата публикации:21.10.2015
Каждый из нас хотя бы раз сталкивался с людьми, предлагающими «поговорить о Боге», распространяющими яркие брошюрки на ту же тему, зазывающими на собрания общин с привлекательными названиями. Они не ограничиваются уличным форматом, а, предлагая «беседу по душам», устраивают поквартирные обходы, звонят по телефону, рассылают «письма счастья». 

Явление есть, понятия нет 

На первый взгляд такое «проповедничество» может показаться хоть и назойливым, но довольно безобидным – что-то вроде навязывающих свой товар коробейников или каталогов торговых фирм, обещающих миллионный выигрыш при заказе на 999 рублей. Однако ущерб от сектантской активности может быть куда больше, чем от уличных и каталожных торговцев. Ибо одно дело деньги, потраченные на ненужный товар, и другое – квартиры, переоформленные на самозваного гуру, конфликты с самыми близкими людьми, разрушенные семьи и брошенные дети, психические расстройства. 

Наряду с личными трагедиями деятельность сект несет и значительную общественную опасность. Например, в Архангельске не столь давно был осужден лидер запрещенной неоязыческой организации, собиравшейся строить в России некую «духовно-родовую державу», при этом снабжавший своих сторонников наркотиками. А такая организация, как «Свидетели Иеговы», неоднократно штрафовалась за распространение экстремистской литературы, в том числе и в нашей области. 

Некоторые религиозные объединения призывают своих приверженцев не исполнять конституционные обязанности перед государством или отказываться от переливания крови. Попытки ограничить деятельность такого рода сект и проповедников была предпринята еще в девяностые годы областными депутатами. Однако принятый ими закон был признан противоречащим федеральному законодательству. Что говорить, если само понятие в российском законодательстве отсутствует. Как нет и юридического определения миссионерской деятельности. Заполнить этот пробел решили областные депутаты. 

Миссионер без удостоверения – самозванец 

Круглый стол, посвященный новому законопроекту, собрал представителей всех заинтересованных сторон. Из областных депутатов – соавторы закона Александр Дятлов, Екатерина Поздеева, Евгений Ухин (он продвигал аналогичный закон еще в девяностые) и другие. Целая делегация от епархии РПЦ, представители правоохранительных органов, ученые, общественники. 

Были обозначены основные угрозы, исходящие от сект. К тому, что сказано выше, стоит добавить еще и такой немаловажный факт: активность заморских проповедников на арктических территориях (в частности, в НАО, среди ненцев), стремление распространить свою деятельность на Северодвинск и Мирный. 

Суть нового законопроекта в том, что лица, направляющиеся в Архангельскую область для ведения миссионерской деятельности, должны, во-первых, иметь при себе бумагу от своей религиозной организации, удостоверяющую, что данный человек действительно миссионер, а не самозванец. Во-вторых, представить план своей работы в соответствующий уполномоченный орган, который будет создан. 

Действуешь без документов – плати штраф. То есть закон на самом деле не драконовский. Чтобы запретить деструктивную секту, нужны веские основания. Как это было, например, в отношении «Ашрама Шамбалы», устраивавшего собрания не только в культурно-просветительных учреждениях, но даже в архангельской школе № 22. Да и полномочий таких у областной власти нет, нет контрольно-надзорных функций. А вот ввести наказание рублем вполне по силам. 

Кстати, все священники Русской православной церкви имеют при себе удостоверяющие документы. Так почему же представителям новых религиозных течений мы должны доверять, не проверяя? А если под маской проповедника действует обыкновенный мошенник? В-третьих, в будущем законе растолкованы понятия «миссионер» и «миссионерская деятельность». 

Аналогичный закон уже действует в Белгородской области. Правда, чтобы отстоять свое право регулировать миссионерство, пришлось пройти жернова правосудия. В итоге Верховный суд России признал право белгородских законодателей ставить правовые рамки для миссионерской деятельности. Об этом поведал сотрудник Белгородской епархии Владимир Лукин. Кстати, аналогичные законы приняты еще в ряде регионов России. Региональные законы, контролирующие публичную деятельность сект, приняты в Республике Северная Осетия-Алания, Смоленской, Воронежской, Костромской и ряде других областей. 

Впереди паровоза? 

Впрочем, утверждать, что все участники круглого стола выступали в унисон, значило бы погрешить против истины. Главные противники принятия закона (а он вынесен на сессию, которая состоится на будущей неделе) – это вовсе не сектанты, и у них свои юридически обоснованные аргументы. 

С критикой депутатской инициативы выступил коллега разработчиков, председатель комитета по законодательству и судебно-правовым вопросам Станислав Вторый. Его позиция: нужно дождаться, когда Госдума примет федеральный закон. Там уже создана рабочая группа. Иначе, как говорится, поспешишь – и закон будет нелегитимен. 

А руководитель правового департамента администрации губернатора и правительства области Игорь Андреечев привел примеры, когда суд отменял региональные «антисектантские» законы ввиду их несоответствия федеральной нормативно-правовой базе. Сегодня в Верховном суде решается судьба новгородского закона, заседание назначено на 21 октября – как раз накануне нашей областной сессии. А то, что белгородцам разрешили регулировать миссионерство, еще не означает, что это же самое будет принято в отношении закона архангельского. По всему по этому Андреечев считает, что не стоит бежать впереди паровоза. 

Разгорелась ожесточенная полемика, особенно между Станиславом Вторым и руководителем миссионерского отдела Архангельской епархии отцом Евгением Соколовым. Уполномоченному по правам человека в Архангельской области Любови Анисимовой пришлось даже урезонивать участников дискуссии: 

– Я бы призвала всех быть более сдержанными и терпимыми, так как затрагиваются вопросы веры. 

Можно еще добавить, что многие секты маскируются под некоммерческие, культурные, оздоровительные объединения, о чем напомнил Денис Данилов, уже около десяти лет занимающийся этой проблемой в Архангельске. И как прикажете требовать от их лидеров регистрации в качестве миссионеров? 

Прозвучало предложение образовать рабочую группу для дальнейшей работы над документом. Кроме того, решено рассмотреть возможность грантового финансирования тех организаций, которые мониторят миссионерскую деятельность в регионе, разработать программу профилактики религиозного экстремизма. А еще – «донести до представителей бизнес-сообщества муниципальных образований вопрос о недопустимости поддержки деструктивных религиозных культов и сект, а также сдачи им коммерческой недвижимости в аренду». 

Надо полагать, дебаты продолжатся на будущей сессии. 

Комментарии 
Александр Дятлов, депутат областного Собрания: 

– Люди просят на законодательном уровне оградить их от навязчивого домогательства. Человек, который приедет на территорию Архангельской области и захочет заниматься миссионерской деятельностью, должен прийти в уполномоченный орган, который может быть создан при любом областном министерстве, и сказать: я – представитель такой-то организации, у меня есть удостоверение, план ведения работы на территории Архангельской области, который также должен быть согласован, и ему будет дано разрешение на занятие этой деятельностью. 

Игумен Феодосий (Нестеров), руководитель епархиального отдела по взаимодействию Церкви и общества: 

– Мы все имеем удостоверения. Ни один священник не действует от собственного имени. Более того, миссионерствовать можно только с особого благословения архиерея. 

Владимир Лукин, юрист (Белгородская область): 

– Наличие такого закона крайне необходимо, так как, во-первых, нередки случаи, когда лица, не являющиеся представителями религиозных организаций, но выдающие себя за таковых, своими действиями вводят в заблуждение граждан и тем самым совершают различные противоправные деяния. Во-вторых, противоправные действия таких лиц дискредитируют религиозную организацию, что может способствовать ее закрытию в порядке, определенном Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях». В-третьих, закон области ограничивает противозаконную деятельность официально зарегистрированных религиозных организаций. Посылая миссионера без соответствующих документов, удостоверяющих, что он действительно является тем лицом, за которое себя выдает, религиозная организация нарушает законодательство, в рамках которого она должна действовать. В-четвертых, закон ограничивает противозаконную деятельность незарегистрированных религиозных организаций. Религиозная организация, незарегистрированная в соответствующих органах юстиции, не имеет права заниматься миссионерской деятельностью. Следовательно, с одной стороны, закон направлен на охрану религиозных организаций, а с другой – на охрану прав жителей области.

Анатолий Беднов

Фото: http://lincolncrisler.info/wp-content/uploads/2012/08/Crazy-Preacher.jpg

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.