Небесный покровитель Архангельска

Дата публикации:08.12.2015

Традиционно жители столицы Поморья считают своим небесным покровителем архистратига Михаила. Однако есть еще один святой, чье имя связано с городом и кого северяне долгие годы почитали как своего заступника перед Богом — преподобный Евфимий Архангелогородский.

Жизнь после смерти

Как ни странно, но вся информация о жизни святого стала известна уже после его смерти и информации этой крайне мало. Однако об обретении мощей мы знаем достаточно. Итак, в один из июльских дней лета 1647 на дворе архангельского воеводы Юрия Петровича Буйносова-Ростовского холмогорский кузнец Евстафий Трофимов копал яму. Он собирался устанавливать горн. Однако не успел мастер углубиться в землю, как наткнулся на непонятный предмет, позже выяснилось, что это (был) старинный гроб.  Кстати, с моментом обретения связано и первое чудо: кузнец, разочарованный тем, что его мечта о кладе не сбылась, выказал непочтение к мощам и тут же заболел «трясовицей».  Мужчина исцелился лишь после панихиды, отслуженной по повелению воеводы над обретенным гробом.

Надо отметить, что двор Буйносова-Ростовского находился неподалеку от храма Происхождения честных древ Креста Господня. Его, в свою очередь, поставили на месте, где до пожара 1636 года находился Михаило-Архангельский монастырь. Обретенный гроб перенесли и похоронили как раз у этой церкви. Над захоронением поставили деревянную гробницу, у которой в скором времени стали совершаться чудеса.

Одним из первых, кто собирал информацию о новообретенном святом, был сам Буйносов-Ростовский. В ноябре того же года в воеводской канцелярии были собраны «росписи речей» посадских, служилых людей и духовенства о чудесах, связанных с новоявленным святым. К собранным материалам присоединили и свидетельства о, записанные со слов воеводы, его жены и служанки.

Однако имя святого даже тогда оставалось неизвестным: лишь через три года угодник Божий открыл его в чудесном явлении послушнику Косме Игнатьеву — Евфимий, назвал преподобный и место рождения — село Вознесение. О том, как выглядел святой, также стало известно из рассказов людей, которым являлся подвижник. Одни видели «человека светлотою одеянного, власы чермены, брада в просед велика, возрастом велик же», а другие «старца с постным лицом, борода с проседью невелика, в багряной ряске». Таким святого Евфимия и стали изображать на иконах.

Канонизация

В 1649 году, когда слава о новоявленном угоднике уже распространилась среди простого народа, Буйносов-Ростовский сообщил митрополиту Новгородскому и Великолуцкому Никону (Минову) об обретении гроба. Владыка благословил игумена Антониево-Сийского монастыря преподобного Феодосия освидетельствовать останки. Итог расследования был таковым: святость новоявленного чудотворца подтвердили, распоряжением митрополита Никона совершилась местная канонизация. Из грамоты архиепископа Холмогорского и Важского Афанасия (Любимова) известно, что игумен Феодосий после освидетельствования мощей велел написать образ святого. В тот же период были составлены тропарь и кондак преподобному, а также церковная служба. Текст ее можно найти в январском томе богослужебных Миней за 1983 год, а также в книге священномученика Никодима (Кононова) «Древнейшие Архангельские святые и исторические сведения о церковном их почитании».

Не позднее лета 1651 мощи перенесли в храм Происхождения честных древ Креста Господня. Из описи Михаило-Архангельского монастыря, производимой в 1676 году, мы знаем, что гробница стояла с правой стороны. Кстати, во время перенесения раки церковь наполнилась дымом, исходившим от гробницы. Позже служители храма видели, что от тепла, идущего от гроба, церковная стена индевела, «аки снег».

В начале XVIII века на месте церкви Происхождения честных древ Креста Господня построили другую — в честь Архистратига Божия Михаила. Она находилась в непосредственной близости от Свято-Троицкого кафедрального собора, главного храма Архангельска, и в нее перенесли мощи святого. Наверное, именно с тех пор в столице Поморья переплелось почитание обоих его небесных покровителей — архангела Михаила и преподобного Евфимия Архангелогородского.

Старообрядчество

Церковный раскол, произошедший на Руси в середине XVII века во время патриаршества Никона, как ни странно, отразился на почитании святого Евфимия. Дело в том, что пальцы правой руки у святого были сложены для крестного знамения двуперстно, также он изображался и на иконах. Очевидно, что человек, живший в XVI веке, не мог креститься иначе, однако старообрядцы на примере святого Евфимия пытались доказать свою правоту. И Церковь в лице архиепископа Холмогорского Афанасия в 1683 году запретила почитание преподобного.

Известно, что иконы святого Евфимия существовали еще в 1683 году, и когда начались прещения, владыка Афанасий потребовал «все подлинное писание» о преподобном прислать в Холмогоры, где была кафедра архиепископа. Мощи святого положили под спуд в основание храма в честь Чуда архангела Михаила в Хонех, место же особо не отметили, и постепенно оно стало сокрыто.   

Однако несмотря на все запреты северяне продолжали обращаться к преподобному с молитвами. По преданию, он исцелял безнадежных больных, спасал терпящих крушение на море, являясь на корме судна. Даже от земли, взятой от его гроба, совершались исцеления: «облежащая персть святаго твоего гроба камене сапфира дражайши, отче, показася, целебна бо и чудотворива, и паче злата верными разделяема». А в конце XIX века была записана история о том, что когда в 60-х годах в храме ремонтировали помост, то под полом в левом приделе нашли гроб, не подвергшийся тлению, находку оставили в земле.

Сохранилось немало свидетельств об исцелениях детей по молитвам к преподобному Евфимию Архангелогородскому. Так, к племяннице серебряных дел мастера Еремея Нестерова одиннадцатилетней Софии Морозовой вернулось зрение после того, как однажды, отходя ко сну, она по-детски горячо помолилась святому Евфимию о том, чтобы он уврачевал ее слепоту.

Ныне

Паломничества к храму, где покоились мощи архангельского святого, продолжались до 1917 года. В первые годы советской власти церковь разрушили, и захоронение вновь было утрачено. Хотя еще в середине 1960-х годов справа от Гостиного двора, где некогда стояла церковь Архангела Михаила, выходящая на набережную Северной Двины между улицами Воскресенской и Соборной (ныне улица Карла Либкнехта), были заметны остатки фундамента. Затем на этом месте разбили парк.

Память о святом за годы советской власти у северян практически исчезла. Лишь церковные минеи продолжают ежегодно 2 февраля (20 января) напоминать о том, что «празднует днесь Архангелов град праздник пресветлый светоносныя твоей памяти, вся созывая окрестныя его, радуется бо, яко стяжав сокровище велие — честныя мощи твоя, преподобне Евфимие, егоже сохраняй всегда молитвами твоими от всех зол, да зовем ти: радуйся, отче, благодушию тезоимените».

На фото: образ св. Евфимия Архангелогородского, иконописец Евгений Петухов, 2011 год


 

 

 

 

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.