Новый год без метафизики?

Дата публикации:31.12.2015
Как правильно относиться к Новому году? Стоит ли давать себе какие-то зароки на начинающийся год? Стоит ли поздравлять друг друга с этим праздником? Обо всем об этом – в новогоднем слове архимандрита Саввы (Мажуко), насельника Свято-Никольского мужского монастыря города Гомеля.

Не вижу в ожидании Нового года ничего глобального и пугающего: для меня это всегда праздник детства и надежды. Ну что может произойти, кроме собственно наступления нового года? И это уже само по себе событие.

И поэтому не нужно драматизировать, искать в нем чего-то метафизического, угрожающего. Нужно просто радоваться тому, что он есть, и всё.

Ну что может быть угрожающего в запахе елки или же в волшебных огоньках на ней, или же в подарках, или же в застолье, в поздравлениях, в улыбках малышей?!

Да, в жизни страны, в жизни людей случались разного рода катастрофы. Но, если вспомнить, Новый год праздновали и в 1941 году, и в 1917-м. Да, потом было много боли и страданий. Да и вообще, жить – это больно. Но неправильно каждую минуту думать о плохом, предполагать, что будет еще хуже. Важно просто с надеждой переживать то, что дает Господь.

Да, и сегодня вокруг, в мире много скорби. Но христианин смотрит на все тревожные вести не с каким-то гипнотизирующим, или самогипнотическим оптимизмом. Мы изначально трагично смотрим на жизнь.

Нам нужно надеяться, радоваться, нюхать елки. Вот у нас в монастыре растет огромная елка. Ее собирались из-за строительства срубить и я фактически спас ей жизнь. И вот хожу ее нюхать утром, когда мне особенно грустно. Потому что запах елки несет в себе всегда столько надежды и детской радости, что даже когда летом или осенью очень грустно, ты выйдешь на улицу, вдохнешь его, и уже легче.

И, конечно же, Новый год нужно встречать в кругу семьи. Я помню, как мы в детстве ходили с родителями ночью на улицу, смотреть городские елки. И всегда это было так красиво, так радостно! Совершенно незнакомые люди здоровались, улыбались, поздравляли друг друга. Праздничную атмосферу добавлял и выпавший пушистый снег.

В праздник Нового года мы строим планы, загадываем, что хотели бы сделать. Мой опыт показывает, что это никогда не сбывается. Хотя я всё равно каждый год думаю: «Вот это и это я буду делать регулярно». Но, как потом оказывается, почти ничего из этого я всё равно не выполняю. Хотя почему бы как новогодний ритуал не загадать себе, дать оброк – больше работать, например, или не есть после шести. А потом над этим посмеяться.

Часть ритуала – это и пожелания счастья в Новый год.

Все наши тревоги последнего времени, как мне кажется, связаны не с тем, что боли стало больше, а с тем, что мы стали об этом больше знать. Всегда хватало горя и слез, это всё есть рядом, зачем куда-то далеко ходить?

Мне недавно рассказали о семье беженцев из Донбасса, которые приехали к нам в Гомель. У них внезапно дочка заболела лейкозом. И вот мы сейчас будем собирать деньги для лечения этой девочки. Вот, казалось бы, всё хорошо, они сбежали от войны и устроились, но у них совсем внезапно случилась такая беда. Поэтому горя всегда было много и будет много, но это не значит, что нужно забиться в угол и рыдать, отказать себе во всех радостях. А семья с больной девочкой, она ведь тоже будет праздновать Новый год и наверняка купит ей какие-нибудь игрушки.

Мы все носим в себе приговор к смерти, как говорил апостол Павел, но, тем не менее, всё равно продолжаем радоваться простым вещам. Тем же елкам хотя бы.

Я всем советую и к Новому году, и к таким рубежам, которые нам кажутся величественными, относиться просто, как в детстве. Так, как ребенок относится к Новому году – это самое правильное отношение. Он разве чего-то ждет сверхъестественного, глобального? Нет, он просто рад, что есть возможность собраться, веселиться, смотреть на волшебные огоньки или просто хотя бы не пойти в школу. У ребенка нам не грех поучиться бы такому простому взгляду.

У ребенка есть еще ощущение чуда, волшебства от праздника. Но разве Новый год – это не сказка и не волшебство? Разве не волшебство – сияющие, красиво украшенные елки? Разве не сказка – вечером проехаться по городу, сияющему тысячами огоньков? А надеть на себя какую-то нелепую шапейку или маску, разве это не здорово? Ночью, вместо того, чтобы спать, открываете шампанское – разве это не волшебно?

Это такое красивое волшебство, смесь юродства с безумием. Причем в положительном значении. И если есть возможность поюродствовать официально, в кругу семьи снять галстук, то почему бы не воспользоваться им? Вот и всё. И не нужно пускаться там в какие-то бесконечные метафизические размышления. Они только сушат душу.

Источник: http://www.pravmir.ru/novyiy-god-bez-metafiziki/

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.