Нужно присоединить византийские знамена к нашим

Дата публикации:25.01.2016

Устремленность в будущее предполагает укоренение в богатой исторической традиции. Российская государственность развивалась по византийской модели, восприняв у древней империи христианскую религию. Некоторые интеллектуалы, среди которых Петр Чаадаев и Владимир Соловьев, чрезмерно критически оценивали эту преемственность. Альтернативный взгляд на силу византийской цивилизации представляет Владимир Станулевич, секретарь попечительского совета фонда «Император».

Когда 150 тысяч турок после двухмесячной осады одолели восемь тысяч защитников Константинополя и ворвались в город, а император Константин XI погиб у ворот Святого Романа, султан Мухаммед потребовал найти его тело.

Принесли окровавленную голову, признали за императорскую, выставили на ипподроме. Лучше бы они этого не делали! Все, кто не мог узнать в бесформенной голове черты Константина, шептались, что император не погиб, а усыплен ангелом, когда-нибудь вернется и освободит империю от турок...

Уважают турки бывших хозяев Босфора и Святой Софии. Построили музей-панораму «Осада 1453», на феодосиевых стенах висят памятные доски – «29 мая 1453 года Завоеватель въехал в эти ворота...», сняли эпический «1453 Фатих», где турецкие звезды кино самоотверженно одолевают высокие стены Константинополя с двуглавыми орлами и православными крестами.

Почему-то в России «византийщина» – это символ вероломства, лицемерия, раболепства, тоталитаризма и застоя.

Застоя? Да нет же, император Юстиниан Великий, строитель Святой Софии, был из крестьян. И императоры Юстин I, и Лев III и Лев V были из крестьян. Лев I был лавочником. Фока и Маркиан — из солдат. А император Маврикий — нотариус.

Отец Михаила V строил корабли. И Михаил II, и IV были из простонародья. Что делали крестьяне на троне?

Юстиниан вернул западную, потерянную, часть Империи. Построил Святую Софию, 150 крепостей, составил Свод законов. Тысячу лет византийцы отбивались от готов, гуннов, болгар, антов, герулов, венгров, вестготов, остготов, вандалов, персов, парфян, арабов, норманнов, франков, венецианцев, генуэзцев, татар, турок, монголов, аланов... И обращали лучших в Православие, давали письменность, культуру, должности, звания.

Гордиться нечем? Святая София 700 лет была крупнейшим храмом мира. В императорской библиотеке – 120 тысяч томов. Первый университет Европы – Аудиториум – открыт в 425 году в Царьграде. В 535 году открыт бесплатный госпиталь для богатых и бедных – больница Святого Самсона. В сиротском доме Святого Павла, в центре Царьграда, жили увечные и инвалиды, в школе при нем платили и «зарплату» учителям, и «стипендии» учащимся.

Сотни подземных цистерн, одной из которых мы восхищаемся в Стамбуле, составляли коммунальное хозяйство Константинополя – с акведуками, банями, общественными туалетами.

Тоталитаризм, нет демократии? Двухпартийная система цирковых партий венетов и прасинов – «синих» и «зеленых» – была протопарламентом. Император избирался сложными внутриэлитными согласованиями, утверждался обеими партиями на ипподроме и короновался патриархом. Министр носил звание логофет – «исследователь причин», а премьер Великий логофет – звание «исследователя секретов».

Церковь – придаток государства? Патриарх Николай преградил дорогу в Святую Софию императору Льву, женившемуся в четвертый раз вопреки Православию, и ушел император в слезах – на два года. Святой Патриарх Иоанн Златоуст заступился за гонимых и сам был сослан.

Так почему такое наследие валяется невостребованным? Стыдно за «византийщину» – лживость, вероломство, измены? Угнетают убитые за власть императоры? Пока стыдимся, византийско-православная матрица, заложенная в нас, отбивается на краю пропасти от одолевшей полмира англоцентричности, стремящейся подменить выбора Владимира Святого.

Кто пытался и пытается уничтожить Византию? Вольтер, отец ужасов Французской революции, декабрист и поклонник католицизма, Петр Чаадаев, большевики первого призыва, Антанта, устроившая Февраль 1917-го – чтобы двуглавый орел не вернулся на Босфор, украинские и другие «оранжевые» деятели культуры – победители прошлых и будущих майданов (додумались: «Византия – антиукраинство!»).

По правилу «скажи, кто против тебя, и я скажу, кто ты» нужно завтра же присоединить к нашим и византийские знамена!

Неплохо бы поторопиться. Запад, продвигаясь на Восток, восстанавливает память о старой Византии – из фундамента России-Византии нынешней. Поляк Ежи Новосельский: «Византию нельзя отделить от Запада.... Византия – это Запад». Писатель Ларс Браунворт: «...Запад в неоплатном долгу перед Византией».

Запад пытается вобрать в себя Восток и на церковном уровне. На Всеправославном Соборе 2016 года Константинопольский Патриархат может вынести вопросы об экуменическом общении Православной Церкви с католичеством и автокефалии Украинской Церкви от Московского Патриархата.

Опыт Византии надо изучать, слишком много совпадений и параллелей с нашими делами скорбными. Уникальна игра на противоречиях Востока и Запада: это маневр ресурсами.

Уникально совмещение стабильности с живостью политической системы. Опыт социальных лифтов, вынос на все уровни самых эффективных, целеустремленных, но и богобоязненных. Уникален опыт создания крепчайшей общности на основе Православия, давшей после смерти Западной империи новую тысячу лет побед и поражений. Уникален опыт уравновешивания императорской власти авторитетом Церкви.

Константинополь на блестяще выбранном перекрестке путей влиял на болгар, печенегов и руссов – до Скандинавии на севере, на мадьяр, франков и германцев – до Ирландии на западе, на иудеев, египтян – до Эфиопии на юге, на армян, персов, афганцев и индусов – до Китая на востоке.

Не занимая этот перекресток физически, мы имеем полное право, мы обязаны занять византийский перекресток в культурно-историческом измерении – мы Третий Рим, наследник Второго Рима. И глубокие культурные коды народов, оплодотворенных византийской культурой, отзовутся на наш пароль! Мы русские, значит, мы – византийцы!

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.