Забвение — страусиная политика ухода от реальности

Дата публикации:24.03.2016

В Госдуму РФ внесен законопроект о мемориализации мест массовых захоронений и увековечивании памяти жертв политических репрессий советского периода. Мыслями о важности принятия этого документа поделился председатель попечительского совета фонда сохранения исторического наследия «Император» Владимир Станулевич.

Общественность расценивает законопроект о мемориализации скорее как попытку либералов в правительстве очернить советский период. В блогосфере так и звучит: закон принимать не следует, поскольку он послужит разрушению государственности, у нас и без того слишком много проблем, к чему ворошить прошлое?

На мой взгляд, это неправильная позиция. Почему? Проблема в земле. Могу сказать со знанием дела: из котлованов новостроек еще долго не прекратятся извлечения черепов с пулевыми отверстиями в затылках… Места, которые использовались для казни и захоронения политических противников, раньше располагались за городом, а сейчас находятся в городской черте. Причем каждый случай страшной находки — резонансный. Самый известный в Архангельске произошел в 1989 году, когда рабочие, рывшие траншею под трубы на пересечении улицы Гайдара и проезда Приорова, нашли кости около ста мужчин и женщин в возрасте от 14 до 70 лет, все они были убиты выстрелом в затылок. Экспертиза установила, что захоронение, очевидно, было наспех сделано в 1920 году, в то время, когда подразделения Красной Армии, войдя в город, «чистили» тюрьмы и карали поддерживающих прежний режим. Фотографии, сделанные в наши дни при извлечении останков, производят тяжелое впечатление.

Но что же должны сделать мы, нынешнее поколение? Противники внесенных в Госдуму документов считают, что наилучшим будет путь забвения. Но он невозможен, потому что у людей, которые этот вопрос политизируют, есть определенная задача — связать с репрессиями действующее руководство страны и таким образом его дискредитировать. Кроме того, противодействие извлечению останков они также хотят приписать власти и таким образом вызвать кумулятивный эффект переноса на действующую власть, на нынешнее поколение работников ФСБ тени преступлений, за которые они в любом случае не отвечают.

Повторю, забвения не получится. Этой темы можно не касаться какое-то время, но в будущем нарыв, зреющий и увеличивающийся, прорвется и зальет СМИ своим гноем. Политику «не обращать внимания» нужно заменить на хирургический путь, то есть вскрыть нарыв и очистить рану. Этой точки зрения придерживается Православная Церковь. Она никогда не политизировала ситуацию, связанную с репрессиями, и очень взвешенно ее оценивала, хотя больше, чем люди церковные, в те времена никто не пострадал, ни одна из социальных групп.

В начале 2000-х годов прокуратура Архангельской области издала несколько томов «Книги памяти жертв политических репрессий», один из них посвящен семьям священников. Согласно этой книге физически были уничтожены процентов 95 священников и близких им людей. А поводом для расстрела могла быть просто молитва. Поскольку люди были верующие, еще старой закалки, которые искренне верили в Бога, не лукавили, не умели приспосабливаться к обстоятельствам, не молиться они не могли, на этом попадались и рано или поздно сходили в могилы.

Забвение — страусиная политика ухода от реальности. И противоположная ей политика — вскрытие нарыва. Заявить честно: да, был период репрессий. Причины его вряд ли нужно анализировать, потому что тогда мы снова погрузимся в противостояние, начнем предъявлять друг другу обвинения. Причем обвиняют друг друга не те, кто реально совершал эти преступления или пострадал от них, а их потомки через несколько поколений. Этот конфликт консервируется. И кому он на пользу? Консервация конфликта не в интересах общества. Нужно встретиться лицом к лицу и снять все острые вопросы.

Главное не допускать строительства жилых домов, развлекательных центров, дач на костях людей, то есть вывести эти земли из хозоборота. Это, безусловно, необходимо. Несколько лет назад по инициативе некоторых товарищей, связанных с Юрием Лужковым, в Москве чуть не началось строительство правительственного квартала (администрация президента, Госдума, Совет Федерации) на Коммунарке. Пустырь, на котором раньше находилась дача народного комиссара внутренних дел Ягоды, стал местом упокоения около 50 тысяч расстрелянных людей — все правительство Монголии, пять маршалов, красные командиры, офицеры и генералы, работники Коминтерна. Говорят, мол, работники Коминтерна сами виноваты во всем, что произошло; но мы должны подходить к ним, как к людям, созданным по образу Божию. Чекист он или работник Коминтерна — это душа человеческая, ушедшая без покаяния.

В Госдуме тогда организовали слушания по строительству правительственного квартала, нашлись и лоббисты этого строительства, в частности заместитель Лужкова Ресин. Представляете, какой был бы политический резонанс в наше конфликтное время: власть уселась в кабинетах зданий, под которыми находились человеческие кости с дырками в черепах.

Такого допускать нельзя, поэтому нужно вывести эти земли из оборота, дабы не было искушения — раз пустырь, значит, его надо использовать. Поставьте на нем поклонный крест или памятник. Законопроект о мемориализации мест массовых захоронений как раз и сводит необходимые действия в основном к этому. В документе также говорится о музеях. В Архангельской области, в Новодвинске, такой музей уже есть. Его экспозиция на фактическом материале, без обвинений в чей-то адрес рассказывает о том, что были люди, которые служили Церкви и погибли за свою веру.

То, что законопроект оказался на рассмотрении в Госдуме, — хорошее событие. Принятие этого документа нужно сделать актом примирения «красных» и «белых», всех сторон конфликта, государственников и либералов, потому что в могилах лежат белые офицеры и красные офицеры, чекисты и белогвардейские контрразведчики, купцы и кулаки, священники и секретари обкомов… Вот он, повод объединиться, помолиться в храме за упокой душ этих людей вместо того, чтобы устраивать идеологические побоища и пляски на костях.

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.