Наблюдение за ребенком — благословенная трудность

Дата публикации:23.05.2016

Все чаще в обществе звучит тема домашнего образования. Кто-то ратует «за», кто-то  —категорически «против». Руководитель комиссии Архангельской епархии по вопросам семьи, материнства и детства священник Даниил Горячев ответил на наши вопросы.  

— В чем причина такой популярности домашнего образования?

— Домашнее и семейное образование всегда было популярно. Это и есть традиционная форма воспитания детей. Ее выбрал Сам Господь: создав Адама и Еву, Он одновременно создал семью. Она предполагает воспитание разновозрастных детей, где младшие учатся у старших, а старшие заботятся о младших.

Школа и детский сад — способ избавиться от ребенка, переложить свои обязанности на посторонних. А семья — это ценность, человек должен вкладывать в домашних свои силы, несмотря на то, что общество постоянно пытается его в этом разубедить.

Есть еще один важный момент:  когда человеку насаждают знания, такое обучение не имеет большого результата. Задача родителей — позаботиться о желании, о разжении в ребенке интереса. Что же происходит в школе? Дети проводят там полдня, а потом весь вечер делают уроки, в результате свободного времени у них нет. И самый счастливый период для ребят, когда не надо идти в школу. При домашнем обучении эта проблема автоматически снимается.

Другой плюс домашнего образования — индивидуальный подход и возможность развить таланты. Муниципальные школы не работают с детьми, обладающими творческими задатками. А родители заинтересованы в воспитании своего ребенка, и они действительно помогут развить его дар.

— Но ведь советская школа выпускала хорошо подготовленных ребят, которые могли поступать в лучшие вузы. Школа изменилась?

— Все зависит от того, что брать за критерий успеха. Если получение знаний, образованность, то, конечно, советская школа отличалась фундаментальностью. Но я не идеализирую эту систему воспитания и образования. Она подавляла личность, «купировала» эмоции.  Хотелось бы, чтобы во главе стояло счастье ребенка, его уверенность в себе, гармоничное развитие, а в этом советская школа успеха не добилась.

«Школа дает знание, информацию, чем больше она вложит в головы, тем более престижной считается» — лично я бы не хотел, чтобы мой ребенок учился в заведении, где бытует такая установка. Гораздо важнее раскрыть личность, развить ее, нежели набить голову информацией.  Ребенок — это не компьютер.

Основная задача — пробудить в человеке желание учиться, потому что в век, когда вся информация есть в открытом доступе, важно лишь стремление. Если оно будет, то будет и интеллектуальное развитие.

Индивидуальный подход, наблюдение за своим ребенком — постоянная работа, благословенная трудность, которую Господь дает родителям. Неправильно устраняться от образования, все отдавая школе. На самом деле так и не получится: чем дольше родители перекладывают обязанности, тем больше проблем накапливается. Далее начинаются поиски репетиторов. И это новая ступень ухода от проблемы.

— Но родители перекладывают эти обязанности, потому что дети не воспринимают от них знания. Многие родители-педагоги, не справляясь со своими детьми,  отправляют их к репетиторам.

— Беда, если ребенок не воспринимает родителей. Это сигнал о том, что в детско-родительских отношениях не все благополучно. Хорошо, если репетитор заинтересует ребенка и тот будет с удовольствием получать знания. Но проблема контакта с родителями останется. Очень важно, чтобы мама и папа были авторитетами для детей, а если их не слышат, то и не уважают.

— А как быть с дисциплиной?  

— Дисциплина — проблема психологическая. Дети капризничают, делают все наперекор родителям, чтобы на них обратили внимание, уделили им время, подарили любовь. Другой причиной может стать немотивированность занятия. Ребенок сопротивляется, если не понимает, зачем ему выполнять то или иное задание.

И возникает вопрос: как добиться дисциплины? Если с помощью силы, то подавляется личность. Разрешить эту проблему опять же могут только родители, ведь именно их любовь нужна ребенку прежде всего. Именно они могут терпеливо раз за разом объяснять, зачем выполнять задания.

— Школа — площадка мощной социализации, там мы встречаем людей разных возрастов с разными характерами и учимся с ними взаимодействовать. Это умение очень важно для каждого человека. Оставляя ребенка дома, где ему комфортно, не лишаем ли мы его этого урока?

— С одной стороны, с этим можно согласиться. С другой — мы отдаем ребенка в детский сад, да и в школу, неокрепшим, он психологически не устоялся. По сути, мы ставим его в дикие условия. Учить ребенка плаванию можно по-разному: отдать хорошему тренеру или кинуть в море. И чаще всего, прибегая ко второму варианту, мы получаем ребенка-жертву или ребенка-агрессора.

Потом, мальчиками в садике, в школе занимаются женщины. И воспитывают в основном криком, подавлением. Эта система создает мужчин, которые привыкли бояться женщин. Кроме того, они знают, что женщина сильна, на нее можно сложить все обязанности, она выдержит.

Когда я забрал сына из садика, мне тоже говорили, что он лишается социализации. Однако давайте разберемся в этом термине: социализация — процесс усвоения человеком образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе. Чему могут научиться друг у друга дети одного возраста, например, четырехлетки!? В семье же дети разновозрастные, старшие чему-то учат младших, а что-то сами перенимают у них. Дома даже если старший ребенок будет конфликтовать с младшим, то он точно не будет записывать это на видео, а потом выкладывать в Интернет.  

Социализации избежать невозможно, мы живем в обществе. Важно, чтобы человек был готов разрешать конфликты, иначе его могут сломать в первой стычке.

Родителям необходимо научиться доверять ребенку: постоянное навязывание не приносит плодов. Важно, чтобы была свобода. «Стойте в свободе, которую даровал нам Христос» (Гал. 5:1),  говорится в Священном Писании. Дети чище, они более склонны исполнять эту заповедь. Ребенку порой необходимо и бездельничать, и сидеть в тишине. В это время тоже идет внутренняя работа.

— Хорошо, если сами родители — гармоничные люди или если они понимают, что у них есть трудности, которые не надо переносить на детей. Но ведь есть и авторитарные родители. Насколько они способны создать гармоничную среду?

— Семейное образование не для всех. Это каторжный труд, где нельзя ломать, но надо создавать обогащающую среду. Если родители не видят, что они угнетают ребенка, ничего не сделать. И все же, когда Господь дает чадо, то сердце человеческое меняется. Ребенок побуждает родителей исправлять свою жизнь, ведь он — наша лакмусовая бумажка. Я приветствую семейное образование, человек вкладывает в него много сил и сам перерождается.

Беседовала Дарья Андреева

Материал из журнала "Вестник Архангельской митрополии" №1, 2016  

 



 

 

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.