Архангельские церковные байки: Ваше Святейшество, разрешите обратиться!

Дата публикации:23.05.2016

Ромка, армейский друг Никифора, был из той породы людей, которые постоянно ищут встречи со смертью, но смерть всегда обходит их стороной. Бравый боевой офицер, неутомимый весельчак и оптимист. Воевать он начал со срочной службы, и воевал, что называется, от души: без страха и с задором.

Война и свела Ромку с будущим отцом Никифором. По палящим солнцем, на горных перевалах, под прицелом снайпера они сошлись той настоящей мужской дружбой, которая неразрушима ни в сей жизни, ни в следующей. В миру их пути на время разошлись. Никифор начал строить семейную жизнь, работать и воцерковляться, а Ромка продолжил воевать, играя со смертью в прятки. Он смог переиграть ее там - под пулями и гранатами. Но она затаила обиду и отомстила, когда пришел нужный час.

...Отца Никифора разбудил ночной звонок на мобильный. К таким звонкам за время своего пастырского служения он уже привык. Но то, что он услышал на этот раз, повергло его в шок:

— Батюшка, у Ромы отказала поджелудка. Панкреонекроз. Он в реанимации, — плакала по телефону супруга однополчанина. 

Смерть взяла свое: прошедший пять «горячих точек» офицер отравился просроченной пищей. Но это был лишь спусковой крючок страшной болезни. Реальная причина крылась в многолетнем стрессе.

Когда отец Никифор приехал в больницу, Ромка был в глубокой коме и подключен к аппарату искусственного дыхания. Пожилой хирург, увидев священника, вздохнул:

— Через пару дней отойдет – чудес не бывает.

Отец Никифор, в жизни которого после прихода к вере чудеса происходили постоянно, ничего не ответил и лишь попросил покрестить своего армейского друга.

Чудо Господь явил. После Крещения Ромка, к удивлению всего отделения реанимации, вышел из комы. Он не мог говорить, но внимательно слушал отца Никифора, когда тот рассказывал ему о Христе, о вере, о том, что смерть — это только второе рождение. О том, что жизнь вечная начинается уже здесь, на земле, с принятия Крови и Плоти Сына Божия. 

Ромка с радостью согласился на соборование. Но через два дня после совершения Таинства его состояние резко ухудшилось: неожиданно разошлись швы. Счет шел на часы. Смерть уже пришла в палату к тому, кто посмел когда-то бросить ей вызов. По всем прогнозам, она должна была победить, если бы Господь во второй раз не явил Свою волю.

В то утро, когда боевой офицер умирал в одной из архангельских больниц, Святейший Патриарх Кирилл совершал в Архангельске Божественную литургию. На службу собрали всех местных священников, включая отца Никифора. На Литургии он просил Бога лишь об одном: дать еще Ромке время для покаяния. После службы все священники стали подходить к Патриарху под благословение.

Отец Никифор, чей армейский опыт пока еще в разы превосходил пастырский, рассудил так: рядовые попы — это солдаты и офицеры, наш владыка — генерал, а Патриарх, значит, главнокомандующий. В армии по слову главкома горы переворачиваются — в духовном мире должно быть также...

— Ваше Святейшество, разрешите обратиться! - прогремел басом отец Никифор, отвесив Патриарху глубокий поясной поклон. 

У отца-секретаря с отцом-благочинным начали шевелиться волосы на голове: Господи, помилуй... сейчас начнется жаловаться на нас всех Святейшему, потом костей не соберешь.

Предстоятель с удивлением посмотрел на бравого батюшку.

­— Ваше Святейшество, у меня сейчас друг армейский в больнице умирает. Помолитесь за него! Романом зовут.

Патриарх Кирилл тепло улыбнулся и затем произнес:

— Помяни Господи о здравии и спасении воина Романа!

Спустя час Ромка вышел из комы. Вопреки прогнозам врачей. По молитве Патриарха. По воле Того, Кто держит в Своих руках ключи от жизни и смерти.

Он жил еще месяц. Читал закон Божий, причащался из рук отца Никифора. В свои последние дни он обрел сокровище, цены которому на земле нет. Ромка не умирал, он готовился к переходу. От тьмы к свету, от страдания к радости, от смерти к жизни.

* * *

Раб Божий воин Роман скончался в день рождения отца Никифора. Так Господь соединил души своих друзей. Круг замкнулся: война прекратилась и наступил мир. «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается»  (Ин.14:27).

Михаил Насонов

Фото: https://storage.surfingbird.ru/s/14/2/24/19/r2_fE6nD1F14_orig_d25368b7.jpg




Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.