Церковь должна быть со своей паствой во всех трудностях

Дата публикации:22.07.2016

Выступления против агрессии Запада, критика евроатлантической политики и резкие высказывания о властях Черногории, ставших «тряпкой для стирания крови, пролитой НАТО». Всем этим известен иерарх Сербской Православной Церкви епископ Будимлянско-Никшичский Иоанникий.

Направляясь на Соловки, владыка Иоанникий посетил Архангельск. Архипастырь рассказал об отношении своего народа к Владимиру Путину и украинской трагедии, а также об известном, всенародно любимом иерархе святой жизни Патриархе Сербском Павле.  

— Владыка, вы часто бываете в России, расскажите, пожалуйста, что связывает вас с нашей страной?

— Много раз я бывал в России, был во многих местах, но в Архангельске я впервые, и это для меня очень важно и радостно, это воспринимаю как особый знаковый момент в своей жизни. С Россией нас связывает много. Это страна с большой православной Традицией, для нас значимо побывать здесь, помолиться у святынь и почувствовать, как развивалась в истории вера и как здесь живут люди в наше время.

— В одном из интервью вы, комментируя действия властей Украины, говорите: «Необходимо разговаривать с народом, слышать его голос, уважать свободу личности, свободу всякого человека». Изменилось ли что-нибудь в этом плане за последнее время? Как оцениваете ситуацию на Украине сегодня?

— Украинская Православная Церковь Московского Патриархата несет служение по окормлению своей паствы. Я уверен в том, что очень опасны духовные причины противостояния, которые существуют на Украине. Все религиозные конфессии должны заботиться о том, чтобы с их стороны это противостояние не поддерживалось, чтобы они могли успокоить междоусобную вражду между людьми, которые там проживают.

Мы говорим о церковном расколе на Украине — это большая трагедия.  Трагедия не только для Церкви, но для всех граждан страны. Когда я узнал, что так называемый патриарх Филарет (Денисенко) посещал США для того, чтобы просить оружие для убийства украинцев, я, мягко говоря, был в ужасе, думая о том, что человек, который себя провозглашает пастырем Православной Церкви, может делать такие шаги.

Русская Церковь и русский народ проявляют большое попечение и заботу о людях, живущих на Украине. И мне кажется, что самое главное, что от нас зависит, — молиться о том, чтобы остановились кровопролитие и междоусобная вражда.

Вражда в Украине появилась извне, украинцам это было не нужно, но нужно было кому-то другому.

Наш народ во всех местах, которые окормляются Сербской Церковью, глубоко сопереживает и сочувствует проблемам людей на Украине. Мы надеемся, что это все закончится ко благу людей и Православной веры.

— Сегодня как внутри России, так и за ее пределами Владимира Путина и всю нашу власть упрекают в неуважении к праву, к гражданам страны. Насколько, по-вашему, адекватны эти упреки и подобные представления о ситуации в России?

— Наш православный народ президента России Путина воспринимает как человека, который поднял Россию на ноги, восстановил достоинство русского человека, вернул патриотическое понятие любви к своей родине, Отечеству. Как это может кому-то мешать?!

— Вы часто критикуете власти Черногории, с чем это связано? Для Русской Церкви несвойственно критиковать власть, наши архипастыри редко допускают острые суждения в адрес чиновников...

— Я был бы счастлив, если б не было причин критиковать правительство нашей страны. Критикуя правительство и людей, которые находятся у власти, мы никогда не относимся к ним с враждой и ненавистью. По пастырским соображениям приходится критиковать действия властей, потому что Церковь должна реагировать на некоторые явления в обществе, быть со своей паствой во всех трудностях, во все моменты жизни. Бывают случаи, когда Церковь не может не высказать свое мнение. Например, признание независимости так называемого государства Косово, которое устроено насильственным путем, незаконно. Мы считаем, что наша страна — одна из последних, которая должна признавать его независимость.

Как мы можем не реагировать, когда наше правительство голосует за принятие Косова в ЮНЕСКО и таким образом соглашается с тем, чтобы православные святыни нашей Церкви перешли в руки албанцев, которые совсем недавно их разрушали, уничтожали. Эти святыни, если посмотреть глубже в историю, очень связаны с Черногорией, с нашим народом.

Также мы не смогли поддержать решение власти о присоединении к санкциям против России. Потому что мы считаем, что это не является волей нашего народа. Люди, которые представляют Церковь, должны иногда реагировать на явления в обществе, которые приходят от власти. Есть моменты, когда по человеческим слабостям происходит то, что должно быть подвергнуто критике. В то же время мы сами подвергаемся критике и должны стараться жить так, чтобы у нас было меньше грехов и ошибок в жизни.

Конечно, дай Бог, чтобы у нас не было причин критиковать власти, и мы сами хотим хороших церковно-государственных отношений, и сами готовы внести в это свой вклад.

— Вас рукополагал Патриарх Сербский Павел. В нашей стране многие люди почитают этого архипастыря за особый аскетизм его жизни, подвижничество, безраздельную любовь к Богу и людям. Расскажите, пожалуйста, о вашем общении с этим человеком. 

— Патриарх Павел — уникальное явление в нашей Церкви, в нашей истории, человек, которому трудно подражать в жизни. Однако ему приходилось в жизни летать на самолете, садиться в дорогие машины, не потому, что он этого желал, а потому что из-за сильной загруженности не успевал ездить общественным транспортом.

Он никогда не спешил критиковать кого-то, просто своей жизнью,  аскетизмом свидетельствовал о Православии. Это человек, который в самой большой мере достиг согласия между тем, что он проповедовал, и тем, как он жил.

Про Патриарха Павла можно говорить много, надо вспомнить его служение в Косово, где он больше тридцати лет был пастырем в самых непростых условиях. Живя там, он своей жизнью показывал хороший пример, его уважали не только паства Православной Церкви, но и католики, и мусульмане, живущие там.

Он был человек святой жизни. Придет время, когда мы сможем прославлять его в лике святых угодников Божиих. Я много общался с ним, и всякий раз он находил возможность меня выслушать. Он был как отец, принимал, всегда был готов посоветовать, помочь.

Но самой главной была сама встреча с ним, не важно, сколько она длилась; важно было просто встретить его, благословиться, поговорить. Эти моменты вспоминаются с особой радостью. 

Беседовал Марк Полосков

 

Возврат к списку




Публикации

Храм преподобного Серафима: из Архангельска в Канаду
15 Май 2018

Храм преподобного Серафима: из Архангельска в Канаду


Храм преподобного Серафима Саровского в Роудоне будут строить совместно на двух континентах — в России и Канаде.  Канадские строители в ближайшее время осуществят нулевой цикл работ, а сам сруб из северного круглого леса изготовят в Архангельске и затем  доставят на Северо-Американский континент в разобранном виде.

Игумен Феодосий (Нестеров): Развивать Север без участия государства невозможно
9 Май 2018

Игумен Феодосий (Нестеров): Развивать Север без участия государства невозможно


О причинах коррупции, демографических проблемах и воспитании молодежи рассуждает член Общественной палаты Архангельской области, руководитель епархиального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества игумен Феодосий (Нестеров).

Как в раю
26 Апр 2018

Как в раю


Рай в представлении ранних христиан — город, Небесный Иерусалим. Откровение святого Иоанна Богослова рисует его образ через городскую символику — стены, украшенные драгоценными камнями, золотая улица, озаренная божественным светом. В Средние века появилось пасторальное представление о рае: луг, нежные животные, плеск речушек. Образ Небесного Царства стал одной из главных тем мировой культуры на протяжении многих столетий. Об этом рассказывает доцент кафедры культурологии и религиоведения Высшей школы социально-гуманитарных наук и международной коммуникации САФУ Ирина Фельдт.

Хвала владычествующему с благостию!
25 Апр 2018

Хвала владычествующему с благостию!


Шестьдесят секунд в минуту, час за часом, из года в год. Механически и порой бездумно мчимся мы от дольнего мира к горнему, зачастую полагая свое странствие бесконечным и ориентируясь на фантомные маяки. Между тем, вариантов будущего не так уж много — а именно два!