Ни время, ни пространство не могут нас разделить...

Дата публикации:26.07.2016

В Матигорах, под Архангельском, на погосте старинной церкви в 1933 году обрел покой старец Варнава (Гоголев). Иеромонах из скита Параклит Троице-Сергиевой лавры прожил свои последние дни в изгнании на Севере. Потомки духовных детей старца отыскали место его упокоения.  Они надеются, что отец Варнава будет причислен к лику святых.

Небольшой рост, светлые добрые глаза и нрав самый добрый – за него отца Варнаву называли ангелоподобным. Не было в его жизни ни громких событий, ни кипучей деятельности, дни наполнялись молитвой и общением с духовно близкими людьми. Старец помогал им тихо, словами утешения, и в сердца снисходил мир. Любовь, которую он дарил, вновь вернулась к нему. К нему на могилку приезжают потомки тех, кому он был духовным отцом и кого любил при жизни своей. И сейчас старец помогает людям, с молитвой просящим его о помощи.

Иван Михайлович Гоголев родился в 1864 году в селе Бор в Нижегородской губернии. Монашеский постриг принял с именем Варнава и с 1927 года подвизался в лаврском скиту Параклит. Здесь, по словам монахини Серафимы (Савельевой), духовной дочери старца, он постриг в монашество будущего Патриарха Пимена. Когда скит закрыли, старец жил в Москве у своего у своего духовного сына Василия Петровича Савельева (впоследствии архимандрита Сергия). В октябре 1929 года отца Варнаву арестовали и отправили в Бутырскую тюрьму, а зимой безвинно осудили на три года ссылок в Северный край.

Прошу вас и молю, имейте между собой мир и согласие. Любите друг друга. Ибо где любовь – там Сам Бог, потому что Бог есть вечная любовь.

Всякие скорби благодушно претерпите ради Господа и ради вашего спасения. Ибо скорби ведут нас в Царство Небесное. Вот куда они нас ведут!

Радуюсь и утешаюсь вашей жизнью. Моя радость – вы о Господе.

Мир Божий да водворится в вас богатно (2 Кор.13.11). Это Апостол Павел так писал.

Такие напутствия оставил отец Варнава в духовном завещании незадолго до оставления этого мира. А пока — 1930 год, охранники, столыпинские вагоны для арестантов, архангельские бараки. И именно отсюда, из места, полного невыразимой тоски, он отправляет письмо своему духовному сыну: ни время, ни пространство не могут нас разделить…

Для Бога вся возможна (Мф.19.26)…

В тюрьме я находился пять месяцев, и великое благодарение Господу Богу, я духовно чувствовал себя хорошо. Я болел сердцем обо всех моих чадах… Ваши скорби – это мои скорби, а ваши радости, ваше преуспеяние в духовной жизни – это мое преуспеяние, так как и вы, мои чада, - едино тело о Христе Иисусе (по Рим.12.5). Утешит Господь всех моих чад небесным утешением и всех нас укрепит в терпении и в исполнении Его святейших заповедей…

Он писал, что нужно покориться Господней воле, поскольку она благая и совершенная. Мысленно пребывал со своими любимыми людьми, утешал их силой своего слова, а из его глаз текли слезы. В марте 1931 года старца ссылают в Нижние Матигоры. Все деньги, что посылают ему близкие, отдает за проживание в домике, и ничего не остается, чтобы купить хотя бы картошки. Но это было время, когда он благословлял и сам постригал в монашество своих духовных детей, вновь силой своих молитв вел их по жизни. Отца Варнавы не стало 30 марта 1933 года. Он тихо уснул под чтение Псалтири.

Местные боялись копать ссыльным могилы, поэтому копали ее семь немолодых священников, имена лишь двух из них удалось установить  в архиве – иереев Алексия и Савелия. В это время в храме служил протоиерей Апполинарий. Установили деревянный крест с надписью: Старец иеромонах о. Варнава (И.М.Гоголев) из скита Параклит, близ Троице-Сергеевой лавры.

Отца Варнаву реабилитировали в 1993 году.

Когда потомки духовных детей старца в 1998 году обновляли могилку, он словно вновь дал знать о себе. В воспоминаниях об этих днях Гурий Микита, который занимался приведением в порядок места упокоения отца Варнавы, писал: «Земля была мягкая и чистая. Попадались небольшие камушки. На глубине 0,7 метра стали встречаться косточки. Они были золо­тисто-желтого цвета и пахли землей, запаха тления от них не было… Решили устроить в могилке небольшой земляной ковчег для хра­нения найденного, что и было сделано при содействии прихожанина Петра, работавше­го около храма. Его сын Андрей — мальчик лет девяти помогал мне тем, что уже в земле высматривал кусочки золотистой косточки и предупреждал меня при копании. На этих местах были установлены лампады».

Теперь люди приходят на могилку отца Варнавы, как и много лет назад, просят помощи Божией через старца, и по милости Своей Господь многих утешает и помогает через него.

 

Использованы материалы, собранные потомком духовных детей старца Варнавы Гурием Микитой

Подготовила Людмила Селиванова

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.