Наш Афон. Инок Русского Пантелеимонова монастыря Косма - из купеческой семьи благотворителей Кенозерского прихода

Дата публикации:10.08.2016

 

1000-летию русского монашества на Афоне посвящается. 

 

 Юбилей Русского монашества – праздник жителей Кенозерья.

В 2016 г. в России на государственном уровне началось празднование 1000-летия присутствия русского монашества на Святой Горе Афон (Греция).

В плане празднования, утвержденного в целях восстановления культурного и духовного наследия Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, предусмотрены различные культурные и научные мероприятия, которые начались с визитов на Афон Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Президента Российской Федерации В.В. Путина.

Прямое отношение к этому знаменательному событию имеет и  наш край, так как  местный крестьянин из села Кенозера Константин Алексеевич Нечаев был насельником Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне.

Об истории его служения православной вере в Кенозерском приходе, на Афоне и Константинополе (Царьграде), а  также о его родственниках купцах Нечаевых, являвшихся создателями и благотворителями   кенозерских церквей, и хотелось бы рассказать их потомкам Нечаевым, а также  другим местным жителям.

История эта получила свое начало с опубликованной более 110 лет назад статьи «Освящение храма в селе Кенозере» в газете «Олонецкие епархиальные ведомости», в № 3 от 1 февраля 1903 г.  В ней написано о трехдневном праздновании освящения Никольской церкви, проходившем в Кенозерском погосте в декабре 1902 г. Эта статья была  почти полностью перепечатана ранее в районной газете «Плесецкие новости» в № 15 от 11 февраля 2006 г. под названием «Сей храм на вашем попечении» с прибавлением немногих слов автора.

 

 «Освящение храма в селе Кенозере» - статья священника Иоанна Михайловича Казанского.

Эта статья, написанная священником Иоанном Михайловичем Казанским, сообщает нам сведения о жизни православного Кенозерского прихода, которые служат свидетельством благочестия прихожан того времени.

В статье также приводится «Речь, сказанная по заамвонной молитве», священника Кенозерского прихода Владимира  Павловичем Крючкова.

Слова из этих двух текстов и стоит повторить, потому, что они очень полно и красочно описывают ход событий.

Священник И.М. Казанский написал:

«В Пудожском уезде, на берегу озера Кенозера расположен погост Кенозерский с каменной церковью в честь Успения Божией Матери с ее старинной иконою, сохранившейся после минувшего пожара, бывшего в 1875 году 17 июля. По многолюдству прихода и религиозности прихожан, эта церковь тесна и маловместительна, особенно в праздники и в великом посту, почему сознавалась необходимость иметь более обширный храм, и мысль о постройке нового храма давно зародилась. Но только недавно пожертвование двух тысяч рублей (2000) на постройку нового храма, сделанное крестьянином Кенозерского прихода Алексеем Федоровичем Нечаевым, дало возможность осуществить эту мысль. Покойный А.Ф. Нечаев состоял несколько лет ктитором приходской церкви, отличался ревностью о славе Божией и благотворительностью: им приобретен колокол в 109 пудов 5 фунтов (1750 кг), им устроено помещение для церковно-приходской школы, при его содействии выстроена кругом церкви каменная ограда, он много потрудился и по благоукрашению своего приходского храма.

Назревшая мысль о постройке храма приведена в исполнение в 1898 году 13 февраля, когда приходским священником о. Владимиром Крючковым на церковно-приходском сходе предложено было крестьянам выстроить трёхпредельный храм, именно в честь святителя и чудотворца Николая, Благовещения Пресвятой Деве Марии и мученицы царицы Александры, в память священного коронования Их Императорских Величеств Государя Императора Николая II и Государыни Императрицы Александры Фёдоровны, для сего вывести лес и составить приговор, каковой по составлении и был представлен на рассмотрение Епархиального Начальства и, с разрешения и благословления Преосвященнейшего Назария, ныне Епископа Нижегородского, положено основание храму в 1898 году 6 августа. Благодаря энергии и трудам отца-настоятеля прихода священника Владимира Крючкова и ктитора церкви Александра Алексеевича Нечаева найдены средства на постройку нового храма. Самое крупное пожертвование поступило от крестьянина Константина Алексеевича Нечаева, ныне находящегося на Афоне, именно: приобретен ценный иконостас, стоимостью в семь с лишком тысяч рублей, работа коего производилась в Санкт-Петербурге - художником Петровым.

Новый храм окончен постройкою в минувшее лето и по своим размерам и благолепию производит весьма приятное впечатление, особенно живопись иконостаса. По благословлению Преосвященнейшего Анастасия, благостнейшего нашего Архипастыря, благочинным 2-го округа Пудожского уезда, священником Николаем Тихомировым, при участии местного и окружного духовенства совершено было 16, 17 и 18-го чисел декабря 1902 года освящение новоустроенного храма. Стечение богомольцев на освящении храма было весьма значительное; несмотря на обширность храма, церковь была полна молящимися, особенно в первый день освящения. В первый день по освящении предела в честь святителя и чудотворца Николая, о. благочинным, священником Николаем Тихомировым произнесено было поучение о святости и важности храма Божия: по заамвонной молитве сказана была речь священником Владимиром Крючковым о важности храма Божия для христиан. В последующие дни освящения говорились поучения и другими священниками, принимавшими участие в освящении. В последний день освящения храма, по окончании божественной литургии, соборне отслужена была панихида и краткая лития на могиле раба Божия Алексия, положившего первую лепту в основание храма и много потрудившегося по благоукрашению своего приходского храма и частию обеспечившего наличный причт духовенства и в будущее время своими пожертвованиями.

Такое небывалое трёхдневное духовное торжество произвело весьма приятное впечатление на массу молящихся. С утра до поздней ночи народ толпился близ новоустроенного храма, радовался и благодарил храмоздателей и благотворителей. Долго местные жители будут помнить это небывалое трёхдневное торжество. Дай, Боже Милостливый, этому новоустроенному и благолепно украшенному храму Божию существовать целу и невредиму на многие лета!».

Священник В.П. Крючков в своей речи сказал: «"Православные христиане!  Милостию Божиею и с разрешения нашего Владыки, Преосвященнейшего Анастасия, освящён нами воздвигнутый новый храм. Поздравляю вас с праздником, днём освящения храма! Действительно подобные торжества редки, а предполагаемое нами - трёхдневное торжество небывалое в нашем селе. На месте выстроенного нами теперь храма в 1875 году, сгорел деревянный во имя Богоявления Господня, и вот 20 с лишним лет на месте его деревянный крест указывал место бывшего престола Господня, а храма не было. Сознавали мы нужду в постройке нового храма по причине тесноты имеющегося у нас, но сознания одного мало, необходимы на постройку средства и средства немалые, которых при бедности прихожан мы не имели. И вот через 20 с лишним лет, после пожара церкви, наступил желанный день; буди же благословенно и памятно среди нас навсегда знаменательное 13-е февраля 1898 года, когда мы на церковно-приходском сходе решили увековечить память о Священном Короновании Их Императорских Величеств, постройкою храма во имя св. Николая чудотворца с пределами в честь Благовещения Богородицы и мученицы царицы Александры, что нами и совершено. Но, положа руку на сердце, должно напомнить вам, что долго бы не молиться нам в сем храме, если бы на помощь нам Господь не послал благотворителей, из коих один, покойный Алексей Федорович Нечаев положил прочное основание для постройки, пожертвовав на это дело 2000 рублей, а сын, его, проживающий ныне на Афоне, на свой счет приобрел художественный иконостас. Помилуй Господи неоцененных для нас благотворителей (продолжение см. в конце статьи)».

Для уточнения здесь стоит добавить, священник Кенозерского прихода Владимир  Павлович Крючков был из семьи церковно-служителей, родившийся, примерно,  в 1873 г. о чем написано в Ведомости о церкви за 1890 г. (лет от рождения – 17),  в семье псаломщика Кенозерской церкви Павла Марковича Крючкова,  служившего с 1867 по 1890 гг. Дед его - Марк Захарович Крючков,  дьяческий сын, был пономарем с 1822 по 1869 гг. в той же церкви.

В списке духовенства Олонецкой губернии  на 1904 г. он числился как священник Кенозерского прихода Пудожского уезда  (II благочиннический округ), заведующий и законоучитель Кенозерской церковно-приходской школы.

При перемещении Владимира Крючкова его на священническую вакансию к домовой больничной церкви г. Петрозаводска  председатель Олонецкой губернской земской управы 3 января 1907 г. в ходатайстве Его Преосвященству Преосвященнейшему Мисаилу Епископу Олонецкому и Петрозаводскому писал, что он «священствует уже 12 лет и, как по своему образованию и способностям, та и по своим нравственным качествам известен Управе с отличной стороны».

Другой священник Иоанн Михайлович Казанский (18.09.1853 г . – после 1917 г.), служивший с 22 октября 1880 г. в Кенозерской Успенской церкви помощником настоятеля, а с открытием в 1890 г. самостоятельного прихода Сретенской церкви при деревне Ряпусовой перемещен к ней, в 1913 г. возведен в сан протоиерея. Он был из знаменитой Олонецкой церковной династии Казанских, наиболее известный из которой - его двоюродный брат митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (в миру Василий Павлович Казанский), расстрелянный по приговору Петроградского ревтрибунала 13 августа 1922 г., прославлен в лике святых в 1992 г.

 

Насельник Свято-Пантелеимонова монастыря Косма (Нечаев Константин Алексеевич).

Прочитав статью В. Крючкова, автору захотелось выяснить судьбу Константина Алексеевича Нечаева, что стало одной из причин посещения Святой Горы  Афон, совершившегося в общей сложности три раза в (Рождественские пост и праздник, в конце декабря – начале января)  2010-2011, 2012–2013 и 2015-2016 гг.

 В декабре 2010 г. первый раз приехав на Афон, я обратился к духовнику Свято-Пантелеимонова монастыря иеромонаху Макарию (Макиенко) с вопросом,  не в этом ли монастыре проживал К.А. Нечаев, показав ему статью из газеты.

Отец Макарий отправил меня к заведующему библиотекой и архивом монастыря монаху Ермолаю (Чежия), который забрав у меня статью, сказал, что посмотрит сведения о К.А. Нечаеве в архиве.

Через день монах Ермолай  подготовил мне справку на основе данных, записанных в монастырской книге (Алфавитные книги братства Русского Пантелеймонова монастыря на Афоне за 1846-1946 годы. Дело №7: Книга справочная (по алфавиту мирских имен) братии Русского Пантелеймонова монастыря на Афоне 1901-1912 гг., с. 119).

 В справке было написано: «Монах Косма (Нечаев Константин Алексеевич). Крестьянин из Олонецкой губернии, Пудожского уезда, Вершининской волости, села Кенозера. Родился в 1872 году, рост средний, волосы русые, глаза серые. Принят в Руссик (так назывался монастырь на Афоне) 12 октября 1901 года, пострижен в мантию по случаю болезни на подворье в Константинополе 3 октября 1905 года. Послушание проходил в канцелярии, рухольной (кладовая монашеской и мирской одежды). Преставился в Константинополе 15 ноября 1905 года».

На мой вопрос о том, почему монах Косма прожил всего 33 года, монах Ермолай многозначительно сказал: «Видно много сделал он хорошего при жизни, поэтому Бог и забрал».

В январе 2013 г., после второго своего посещения Афона, на обратном пути из Салоник (Греция) в Санкт-Петербург я специально взял билет на самолет с пересадкой в Стамбуле (переименованный Константинополь, Турция),  чтобы посмотреть место, где нес последнее послушание Нечаев, заболел, был пострижен в мантию с именем Косма и отошел ко Господу.

Афонское подворье Свято-Пантелеимонова монастыря, построенное в 1880-е год ы с целью оказания помощи русским паломникам, располагалось в портовом квартале Галата (ныне Каракёй), куда раньше они прибывали пароходами из российских черноморских портов. В начале 20 века, когда началось массовое паломничество (ежегодно проезжали 8–10 тыс. паломников)  из России в Святую Землю (Палестину, ныне Израиль) с почти обязательным посещением Константинополя и Афона, подворье представляло собой пятиэтажное здание, на каждом этаже которого было несколько комнат для паломников и общая кухня.  В 1898 г. на верхнем этаже здания была освящена церковь.

В январе 2013 г. на подворье меня встретил иеромонах Тимофей (Мишин), служащий там с 2000 г., запомнившийся при общении с ним удивительной добротой и любовью к людям,  в прочем свойственной всем афонитам, показал помещения подворья и церковь, рассказал его историю.

На мой вопрос, где хоронили умерших  на подворье монахов, отец Тимофей сказал, что на одном из кладбищ Константинополя, возможно Шишли, где хоронили русских.

В третью свою поездку в декабре 2015 г.  я вновь заехал в Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, где снова подошел к духовнику монастыря иеромонаху Макарию с вопросом можно ли посмотреть оставшиеся после К.А. Нечаева документы, и который вновь отправил меня в  библиотеку к монаху Ермолаю.

Монах Ермолай сообщил  мне приятную новость, что переданные ему в 2010 году сведения о мирской жизни Нечаева Константина Алексеевича, изложенные в статье И. Казанского, вместе с данными о монастырской жизни насельника Космы из книг монастырского архива по решению главного редактора иеромонаха Макария были опубликованы в изданном в 2013 г. втором томе (всего выйдет 25 томов) серии: «Русский Афон XIX- XX веков» - «Монахологий Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на горе Афон» под порядковым номером № 2568  на стр. 399-400.

В этот справочник, составленный на базе документальных сведений из архива монастыря по книгам регистрации иноков, вошли словарные биографические статьи  о 4612 насельниках Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, выходцах из Российской империи, живших в нем в 1801-2012 годах.

В частности, в нем из Олонецкой губернии  записано всего  два человека, монах Косма (К.А. Нечаев) и другой, который вышел из обители в Россию. Из Архангельской губернии записано  6 схимонахов и один послушник, вышедший из обители на родину. Таким образом, в общей сложности, с учетом того, что Вершинино (Кенозерский погост) Пудожского уезда Олонецкой губернии отошло в советское время по административному делению к Плесецкому району Архангельской области, то из области в братство Русского Свято-Пантелеимонова монастыря были приняты 7 человек.  

Монах Ермолай также сообщил, что кости насельников Свято-Пантелеимонова монастыря, закончивших свой жизненный путь («положивших кости») на Афоне, находятся в специальном помещении монастыря - «костнице», так как останки всех умерших монахов, через год после похорон усопших, выкапывали и откладывали туда. Но останков монаха Космы (К.А. Нечаева) в монастырской костнице нет.

Я попросил посмотреть, хранящиеся в архиве документы по монаху Косме, и отец Ермолай принес регистрационную книгу с записью о нём, которую разрешил сфотографировать.

Также сообщил, что сохранился заграничный паспорт К.А. Нечаева, выданный в Одессе 21 марта 1905 г. в котором написано, что: «Крестьянин Олонецкой губернии Константин Алексеевич Нечаев отправляется на богомолье». В паспорте стоит штамп об отъезде 22 марта из г. Одессы. Монах Ермолай разрешил сделать со страниц паспорта копии.

Строительство новой Никольской церкви Нечаевыми.

4 февраля 1900 г. Олонецкая Духовная Консистория направила при отношении № 1270 в Строительное Отделение при Олонецком Губернском правлении просьбу рассмотреть проект на постройку новой деревянной церкви в Кенозерском приходе Пудожского уезда.

24 февраля 1900 г. был получен ответ: «По рассмотрении в Строительном Отделении Губернского правления, проекта на постройку церкви в Кенозерском приходе, оказалось,  что таковой составлен удовлетворительно, утвердить - сделать на нем установленную надпись и отослать в Олонецкую Духовную Консисторию».

Из журнала Олонецкой Духовной Консистории от 25 сентября 1903 г. известно, что был заслушан рапорт № 265 от 2 сентября 1903 г. благочинного священника Николая Тихомирова, с представлением акта свидетельства вновь построенной в Кенозерском приходе деревянной церкви во имя Святителя и Чудотворца Николая с приделами в честь Благовещения Богородицы и мученицы царицы Александры в память священного коронования их Императорских Величеств и комитетских книг.

В нем сообщалось, что: «Указом Консистории от 11 марта 1900 года за № 2172 разрешена постройка новой деревянной церкви в Кенозерском приходе в память Священного Коронования Их Императорских Высочеств на благотворительные средства местных крестьян по плану, утвержденному в Строительном Отделении.

Приказали: По рассмотрении представленных благочинным Тихомировым комитетских книг на постройку деревянной церкви в Кенозерском приходе оказалось, что всех сумм по денежной комитетской книге на эту постройку с 1-го июля 1900 года по 24 декабря 1902 года на приход поступило 6067 рублей 5 коп. и что кроме того на всю постройку церкви кроме леса и камня, заготовленных крестьянами, крестьянином Нечаевым пожертвовано на приобретение иконостаса 6925 рублей и на приобретение утвари 527 руб. 25 коп. и местными крестьянами ко дню освящения церкви вещами на 70 руб., так что стоимость всей церкви простирается свыше 15595 рублей 30 коп. каковая сумма полностью и употреблена в расход, запись денежных поступлений, а равно и выписка в расход ведены правильно, подчисток и поправок нет, расписки лица, получавших деньги имеются, а где таковых нет,  там приложены счета оплаченные гербовым сбором; затем самая постройка, как  видно из акта, ведена согласно данного разрешения, по плану, утвержденному где следует, а по сему приходорасходные книги с документами, по сделании надписи о рассмотрении, возвратить Кенозерскому причту для хранения в архив. Независимо же от сего, о выражении патриотических чувств крестьян Кенозерского прихода, выразившихся в построении в память Священного Коронования Их императорских Величеств новой деревянной весьма благолепной церкви во имя Святителя и Чудотворца Николая, сообщить от имени Его Преосвященства г. Обер-Прокурору Святейшего Синода для повергнутия о таковых на Высочайшее Воззрение».

В Пудожском историко-краеведческом музее им. А.Ф. Кораблева хранится шелковый антиминс (плат, являющийся вещественным документом, разрешающим совершение литургии) из Никольской церкви, на котором есть такая надпись: «При державе Благочестивейшего Самодержавнейшего Великого Государя Императора Николая Александровича Всея России, по благословению Святейшего Правительствующего Синода,  Священнодействован  Преосвященным Назарием Епископом Олонецким и Петрозаводским от создания мира (7400)  от Рождества же Христова (1899), месяца октября в 4 день. Преподан для Священнодействования в Храме Святителя и Чудотворца Николая, что в Кенозерском приходе Пудожского уезда. Божиею милостию, Смиренный Назарий Епископ Олонецкий и Петрозаводский».

Спустя 8 лет после постройки, была проведена 19 июня 1910 г. страховая оценка строений принадлежащих Успенской  церкви в селе Кенозере (хранящемся в  Российском Государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге). В ней записано: «Церковь во имя Николая Чудотворца деревянная на каменном цоколе, не обшита и не оштукатурена, покрыта железом, окрашена зеленою маслянною краскою. Длина церкви, считая и колокольню 16 саж.,  наибольшая ширина 15 саж., высота до верха карниза 6 саж.; на церкви имеется одна большая главка и 3 малых; больших окон 14 шт., малых 17 шт., дверей наружных створчатых 3 шт., внутренних 4 шт., иконостас длиною 42 арш., высотою 12 арш. (оценка в 5000 руб.); церковь отапливается пятью железными и 3 кирпичными печами. Колокольня в один ярус высотою до верха карниза 3 саж. Церковь построена в 1902 году, строение хорошо сохранилось. Оценка вместе с иконостасом и колокольней 10000 руб.».

Далее идут подписи: Оценку составили: Благочинный священник Николай Тихомиров, Кенозерской Успенской церкви священники Василий Ребров, Иоанн Тервинский, диакон Константин Георгиевский, псаломщик Михаил Георгиевский, представители от прихожан: крестьянин деревни Роймовой Антон Иванов Шихирин неграмотный и деревни Карповой крестьянин Павел Шалухин за себя и за него руку приложил, а также церковный староста А. Нечаев.

Нечаевы – ктиторы и благотворители Кенозерского прихода.

О многочисленных пожертвованиях Нечаевых сохранились кроме указанных в статье сведений и другие из разных архивных источников.

Известно, что крестьянин деревни Немятой Алексей Федорович Нечаев, поступив в старосты в 1887 году, был им до 1890 года. Пожертвовал 100 руб. в церковь и купил колокол в 2000 рублей (для Кенозерской Успенской церкви),  за что получил благословение от Святейшего Синода с грамотой, в 1890 г.

В Ведомости о церкви во имя Успения Божией Матери за 1890 г. написано, что в 1879 г. крестьянином Нечаевым сделано пожертвование в пользу причта на вечное пользование процентами  5%  облигация в 100 руб. 2-го Восточного займа  за № 041665.

Священник Кенозерского прихода Александр Фрязинов, в приговоре крестьян от 1 октября 1890 г. о перевыборе старосты характеризовал «крестьянина деревни Немятой Алексея Федоровича Нечаева, как человека благонадежного, честного и опытного в хозяйстве и для нашей церкви рачительного, для пользы которой в период времени его службы много пожертвовавшего, и равно и к улучшению оной способствовавшего».

Брат Алексея Федоровича – Нечаев Стефан (Степан) Федорович (умерший 15 июля 1902 г.) завещал 500 рублей в пользу Кенозерского причта, о чем записано в журнале Олонецкой Духовной Консистории от 31 июля 1903 г., по рапорту причта Кенозерской Успенской церкви от 2-го июля 1903 г. за № 130.

Попов Н.Г.           в путевой заметке «Село Кенозеро Олонецкой губернии», опубликованной в «Олонецких губернских ведомостях»  от 17 декабря 1905 года пишет:

«Рыболовные принадлежности большею частию приобретаются на Кенозерском погосте Пудожского уезда у Нечаева, снабжающего все население и прочими товарами. Вокруг озера расположено до 80 деревень… Через Кенозерский погост пролегает земский тракт на г. Пудож, а в другую сторону в северо-восточную часть уезда. На погосте две церкви: каменная во имя Успения Пресвятой Богородицы и деревянная во имя Николая Чудотворца. Деревянная церковь построена несколько лет тому назад. Одним из наследников А.Ф. Нечаева. Константин Алексеевич Нечаев, на внутреннее устройство пожертвовал десять тыс. руб. По своей красоте иконостас можно сказать первый во всей Олонецкой губернии».

В этой заметке наследником упоминается купец Александр Алексеевич Нечаев, чья фотография сохранилась в Пудожском историко-краеведческом музее им. А.Ф. Кораблева. По этой фотографии можно судить и об облике других Нечаевых, в том числе и о Константине Алексеевиче Нечаеве, ставшим монахом Космой.

Александр Алексеевич Нечаев избирался прихожанами церковным старостой с 1899  по 1911 гг. о чем есть данные в газете «Олонецкие епархиальные ведомости».

Судьба Никольской церкви в советское время.

14 апреля 1932 г.  согласно,  протокола № 11 заседания Президиума Приозерного Райисполкома было принято постановление по делу о передаче Никольской церкви Климовского сельсовета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов для культурных целей.

На заседании Президиума Северного краевого исполнительного комитета советов РК и КД от 19 июля 1932 г. (протокол № 75) заслушивался вопрос о закрытии Никольской церкви в Климовском сельсовете Приозерного района, где было решено:

«1. Принимая во внимание, что Никольское религиозное объединение отказалось от дальнейшего пользования молитвенным зданием, - договор с названным объединением о передаче в пользование здания Никольской церкви на основании ст. 36 закона «О религиозных объединениях» - расторгнуть.

 2. Поручить Приозерному райисполкому произвести ликвидацию Никольской церкви и находящегося в ней культового имущества в порядке ст. 40 – 42 закона «О религиозных объединениях».

3. По ликвидации церкви здание ее передать Климовскому сельсовету для устройства клуба».

Таким образом,  установлена точная дата закрытия Никольской церкви.

В Государственном научно-исследовательском музее Архитектуры имени А.В. Щусева (г. Москва) сохранилась фотография храма 50-х годов, без куполов, переоборудованного под «культурные цели».

Другая фотография из семейного архива А.А. Парфеновой показывает внешний вид церкви со стороны озера.

Из документов получается, что деревянный трехпредельный храм Николая Чудотворца отслужил как церковь прихожанам 30 лет.

Здание церкви в советское время эксплуатировалось еще 40 лет и сгорело поздней осенью 1972 г.

На запрос о причине пожара глава Муниципального образования «Кенозерское» Галина Александровна Коренева в письме от 9 августа 2014 г. сообщила, что в «администрации нет никаких сведений о пожаре. По сведениям от местного краеведа Поршнева Николая Михайловича: Церковь Николая Чудотворца в деревне Погост Плесецкого района Архангельской области сгорела в 1972 году, точную дату пожара он не помнит. В церкви тогда располагались: библиотека, клуб, склад Кенозерского сельпо. Предположительно пожар начался в помещении, где располагался клуб и по причине того, что киномеханик оставил непотушенную папиросу».

Родословная роспись Нечаевых.

Кенозерским национальным парком 12 апреля 2016 г. была получена из Государственного архива Архангельской области архивная справка  с данными о роде Нечаевых, обнаруженными в документах архивного фонда Архангельской духовной консистории в метрических книгах Кенозерского прихода Пудожского уезда Олонецкой губернии за 1880-1921 гг.

Из неё стало известно, что:

Степан  Федорович Нечаев, 1825 г. – 15 июля 1902 г., 77 лет,  от старости, крестьянин д. Немятой.

Алексей Федорович Нечаев, проживавший в Кенозерском погосте торгующий крестьянин, родился в 1839 году -  умер от порока сердца 10 мая 1900 г. Он был женат 1-м  браком на Феоктисте Петровне (девичья фамилия не указана),1849 – 13 января 1891 гг., 42 лет, от порока сердца;

2-м браком  от 12 апреля 1892 г. на Анне Петровне Бориной, проживавшей в г. Каргополе бывшей мещанской вдовы г. Онеги, 1852 - ? гг., (фамилия по 1-му браку).

От первого брака А.Ф. Нечаев имел пятерых детей:

Константин Алексеевич Нечаев (1872 – 15 ноября 1905 г. данные   взяты из справки Свято-Пантелеимонова монастыря), запасной солдат д. Немятой;

Федор Алексеевич Нечаев, купец г. Пудожа, ? - ? гг.

Евдокия Алексеевна Нечаева (1869 -? гг.), вышедшая замуж за Константина Григорьевича Серкова, купеческого сына 2-гильдии г. Каргополя, 1858 - ? гг.

Александр Алексеевич Нечаев, 1871 - ? гг., крестьянин д. Немятой, 28 лет, женился 10 февраля 1899 года на Любови Петровне Ребровой, 1878 -? гг., учительнице Почезерской церковно-приходской школы, 21 года,  от брака у них родилось 12 детей:

Алексей Александрович Нечаев, 5 февраля 1900 - ? гг.

Валентина Александровна Нечаева, 6 февраля 1901 - ? гг.

Лидия Александровна Нечаева, 10 марта 1902 - ? гг.

Николай Александрович Нечаев, 1 апреля 1903 - 18 июня 1903гг.

София Александровна Нечаева, 3 апреля 1904 - ? гг.

Константин Александрович Нечаев, 15 сентября 1906 - ? гг.

Елена Александровна Нечаева, 21 марта 1908 - ? гг.

Александра Александровна Нечаева, 21 марта 1908 - ? гг.

Виктор Александрович Нечаев, 16 апреля 1909 - ? гг.

Надежда Александровна Нечаева, 13 августа 1911 – 9 августа 1912 гг.

Вера Александровна Нечаева, 1 сентября 1913 - ? гг.

Иулия Александровна Нечаева, 29 июля 1915 - ? гг.

Мария Алексеевна Нечаева, 1879 -? гг., вышедшая замуж за учителя Булановского земского училища Пудожского уезда Константина Павловича  Крючкова (1886 - ? гг.).

Таким образом, положено начало составления родословной росписи рода Нечаевых, которой могут воспользоваться местные жители – потомки Нечаевых, которых, к сожалению, на Кенозере осталось не так уж много. Может быть, эти данные помогут сближению родственников Нечаевых и их духовному единению, обретению православной веры.

Для дальнейшего исследования родословной Нечаевых, уходящей вглубь веков, Государственный архив Архангельской области  рекомендует обратиться в Национальный архив Республики Карелия, где есть метрических книги Кенозерского погоста более ранних лет.

По поводу поиска данных о потомках  Нечаевых с начала 20 века можно обратиться в ЗАГС Плесецкого района Архангельской области, где должны храниться эти сведения.

Если же в семейных архивах Нечаевых найдутся старые фотографии этого семейства, то автор просит передать их копии приходскому совету.

 

«Из воспоминаний о путешествии в Святую Землю» священника Кенозерского прихода Владимира Крючкова.

Священник Владимир Павлович Крючков, перемещенный из Кенозерского прихода 7 февраля 1907 г. к Петрозаводской больничной церкви в числе немногих писателей рубежа XIX - XX вв., опубликовал статью «Из воспоминаний о путешествии в Святую Землю» в газете «Олонецкие епархиальные ведомости» в №№ 3-9 за 1912 г., совершенном  в 1901 году, то есть спустя 11 лет после него, которую можно рассматривать как предисловие  к статье И. Казанского «Освящение храма в селе Кенозере»  В  статье он оригинально и просто описал путешествие на богомолье по святым местам России, Палестины, Константинополя и Афона вместе со своим товарищем.

Приведем некоторые выдержки из текста его повествования, не сильно останавливаясь на подробностях, кроме мест его служения и двух эпизодов, произошедших с ним и его спутником:

«5-го сентября прибыл я в г. Кронштадт испросить напутственных молитв приснопамятного о. Иоанна Сергиева (Святой Праведный Иоанн Кронштадский), который принял меня благосклонно в Андреевском соборе, намерение мое одобрил, просьбу исполнил; 6-го сентября участвовал я в служении с ним Литургии в Андреевском соборе, после чего в Доме трудолюбия, где я остановился, о. Иоанном был отслужен общий для всех желающих молебен. На пути от С.Петербурга побывал я в Киеве, Курске, поклонился мощам Святителя Феодосия Черниговского и 10 сентября прибыл в Одессу, остановившись в подворье Русского Пантелеимоновского монастыря – Афонского…в 4 часа вечера 19 сентября на пароходе «Нахимов» выбыл из Одессы. 21 сентября в 8 часов утра прибыл в Константинополь, где пароход стоит полторы сутки. В Константинополе побывал в храме Софии… Посетил также некоторые греческие храмы, напр. Живоносный источник, Влахернский Храм и патриархию… Из Константинополя выбыл 22 сентября в ½ 5 часа вечера…».

Далее Владимир Крючков рассказывает: «В 5 часов 29 сентября прибыл я в Св. град Иерусалим, на подворье Палестинского православного общества…и пробыл в нем две недели – до следующего рейса парохода…

За время двухнедельного пребывания во Св. Граде мне привел Господь служить не раз на Гробе Господнем, Голгофе, храме Воскресения, гробнице Богоматери, Вифлееме – на месте Рождения Христова, Иерихоне, Иордане и Дуба Маврийского…

1 октября с разрешения Начальника Русской миссии служил я литургию в церкви Св. Равноапостольной Марии Магдалины, Гефсимании, на русских постройках.

Далее он приводит пару интересных случаев,  произошедших с ним вместе с его товарищем, описывая их так:

«Нищенство в Иерусалиме слишком развито, на каждом шагу встречаются турки и греки, которые, упоминая на ломаном нашем языке «Христа», «Марию», выпрашивают подаяние – бакшиш, - и слишком назойливо; причем турки забегают вперед, касаясь двумя пальцами земли, своего лба, рта, не отстанет до тех пор, пока не получат удовлетворения своей просьбы. Одного из таких попрошаек, немного понимающего по-русски мы (я был с товарищем – своим крестьянином, прихожанином) пригласили себе в проводники по Иерусалиму, но потом раскаялись, что взяли его. Дело в следующем. За гробницею Богоматери за городом лежит много прокаженных. Захотелось нам взглянуть на этих страдальцев, и действительно страдальцы: лежит их человек 30, у кого пальцы на руках отгнили, у кого на ногах, кто без руки, без ноги, без носа. За нами собралось к этим несчастным много и нищих из города. Товарищ мой дал нашему проводнику денег с просьбою оделить больных и нищих, но он часть денег утаил, что заметили его сотоварищи, из-за чего у них с проводником нашим завязалась драка и мы должны были одни ускоренным шагом добираться до Русской миссии».

О другом случае, произошедшем в поездке в Вифлеем,  он пишет так:

«3 октября прибыли мы в 3 ч. веч. в г. Вифлеем от Иерусалима не более 5 вер. Город живой, торговый. По приезде в Вифлеем мы поклонились прежде всего вертепу Рождества Христова. Над вертепом Рождества Христова православный престол, под которым серебряная звезда, а вокруг нее латинская надпись: «здесь от Девы Марии родился Иисус Христос». Позади православного престола – в правую руку – находятся «ясли» Спасителя, они принадлежат католикам…

4 октября в 2 часа по полуночи арабом священником отправлена была утрення, в храме над вертепом Рождества Христова. После полуторачасового отдыха началась Литургия… После литургии моего товарища священники пригласили в восприемники при крещении младенца. Несмотря на все наши отказы, что мы спешим к Дубу Маврийскому – уже заказаны мулы, они уговорили, что не задержат. Товарищ мой изъявил тогда согласие. Захотелось и мне заглянуть во храм, где совершалось таинство крещения; действительно не обманули и арабы-священники; захожу в храм, вижу – три иерея священнодействуют зараз: один при входе в храм читает молитвы жене-родильнице, другой воду святит, а третий у иконы Спасителя совершает чин отречения от диавола и сочетание со Христом восприемника. Простоял я не более 3-х - 4-х минут, ушел в гостиницу – поряду с храмом, смотрю: идут все – восприемник, все священнодействующие, женщина с младенцем и муж ее. Зашли в гостиницу и, поздравляя товарища с крестником, заявляют, что нужно теперь рассчитаться: за ризки (были взяты в храме у арабов же) 3 рубля, за крестины 5 рублей и за зубок новорожденному – что желаете дать (пришлось дать 10 рублей). Потом священники предложили синодик из храма вертепа Рождества Христова (догадались с собой взять) записать имена родных о здравии и за упокой, что сделал мой спутник, уплатив им три сторублевых ренты. С благодарностью и пожеланием всякого добра они выбыли из гостиницы. Архиепископа Вифлеемского и Назаретского Стефана не было в то время в Вифлееме, потом 7-го октября он послал в русскую миссию своего келейника со благодарностью за жертву на поминовение, поклоном и приглашением еще побывать и послужить на вертепе Господнем, но время у нас было мало,  - и исполнить это так и не удалось».

В. Крючков далее сообщает, что «7-го октября в ½ 6 часа отбыли мы к реке Иордану, на пути ночевали в городе Иерихон… 8-го октября в 7 часов утра прибыли к Мертвому морю… Захотелось нам покупаться в нем, но потом раскаялись: вода в нем настолько жгуча-едкая, что мы думали, что не открыть будет и глаз, а на теле, где была хотя маленькая ссадина, был такой зуд, что терпеть было трудно, волосы же слепли, как бы замазанные гуммиарабиком. Хорошо, что рядом река Иордан, через час мы прибыли к ней и с пением тропаря «во Иордане крещающуся Тебе, Господи» омылись после купания в Мертвом море и несколько освежились… Набрав воды Иорданской в захваченные из Иерусалима бутылки, посетив греческий монастырь Иоанна Крестителя и место Крещения Господня, где одне только развалины храма, мы направились к горе искушения».

Также отец Владимир сообщает, что: «11-го октября служил я литургию на горе Елеонской, в храме на русских постройках; после литургии посетил турецкую мечеть, где указывают камень с отпечатком на нем стопы Спасителя, оставшейся после вознесения Его на небо….Перед отъездом в Россию захотелось мне последний раз послужить на гробе Господнем и, несмотря на то, что 12-октября было в Пятницу, когда литургии… не служится на Гробе Господнем, а совершается она на Голгофе, Архимандрит Евфимий, заведующий храмом при гробе Господнем, исполнил мое желание – разрешил служение литургии на самом Гробе Господнем… …после литургии отправил я молебен Иисусу Сладчайшему с молитвою о хотящих по водам плыти и 13 октября, в 8 часу утра выбыл из Иерусалима».

Далее он сообщает, что: «На Афон мы прибыли 22 октября в 1 часу по полуночи с довольно порядочными остановками в городах: Бейруте, Триполи, Мексике, Хиасе, Смирне и Солуне…На Афонской пристани в Дафне – верст в 5 от Афонского Пантелеимоновского монастыря… Отдохнув на Дафне,  в  10 часов утра прибыли мы в Пантелеимонов монастырь. В монастыре очень много каменных корпусов для братии, в которой насчитывается до 2000 человек с живущими в подворьях; отдельных храмов в монастыре два-три; но в корпусах много небольших церквей, называемых «параклисами», иные очень малы – 2-3 сажени длины и ширины с алтарем. В главном храме во имя Целителя Пантелеимона хранятся мощи его – честная глава; но храм тесен; богослужения  - общие для братии – больше всего совершаются в Покровском храме сравнительно обширном, в одном из корпусов. Ежедневно в монастыре совершается 18 литургий; иеромонахов насчитывается до 60 человек… На Афоне я пробыл две недели. – Был на бдениях в Пантелеимоновском монастыре и скитах: Андреевском и Ильинском. Строго-уставным совершением Богослужения отличается особенно Пантелеимоновский монастырь, где всенощное бдение продолжается 9 часов (по словам монахов на дванадесятые праздники бдение продолжается 12 часов, а на Целителя Пантелеимона – 18 часов, в скитах бдение продолжается от 7 до 8 часов;  после бдений зараз же отправляются и ранние литургии, начало поздней литургии всегда в 12 часов.

Все афонские обители отличаются гостеприимством, из них особенно Пантелеимоновский монастырь. На горе Афонской есть много «сиромахов», т.е. монахов, которые не живут в монастырях, а скитаются в утесах гор, скудно питаясь, чем Бог прислал. Каждую среду на ночь приходят сиромахи в Пантелеимонов монастырь, где их исповедуют (еженедельно собирается от 300 до 400 человек), а в четверг причащают Св. Тайн, готовят для них трапезу, наделяют неимущих одеждою и обувью, а каждого пищею и деньгам («черек» каждому, кажется 40 к.), после чего они расходятся по своим местам целую неделю».

Далее он пишет: «За время пребывания на св. горе афонской посетил я некоторые греческие монастыри и храмы, напр. Иверский монастырь, где чудотворная икона Иверской Божией Матери, собор в Карее (это маленький как бы город), где приложился к чудотворной иконе Божией Матери «Достойно есть». Посетил также и некоторые русские келлии,  напр. Иоанна Златоуста, Иоанна Богослова, Николая Чудотворца, они носят только название келлии, имея по несколько храмов и братии от 100 до 200 человек.

6-го ноября, напутствуемый молитвами Пантелеимоновского монастыря, оставил я св. Афонскую гору (товарищ мой – крестьянин, прихожанин мой остался навсегда в Пантелеимоновском монастыре, принял там монашество с именем «Козьмы» - мирское имя его – Константин и года через три скончался)».

Вот и разгадка этой непростой истории, показывающей дорогу спутника и благочестивого товарища священника Владимира Павловича Крючкова – Кенозерского прихожанина  Константина Алексеевича Нечаева на Афон, чтобы в конце жизни стать монахом Космой!

Заканчивая свое повествование, священник Петрозаводской больничной церкви  В. Крючков сообщает: «В Одессу прибыл 11 ноября…через двое суток (без пересадки) был я в СПБ, а затем 22 ноября прибыл к месту своего служения, от всей души благодаря Создателя за совершенное великое путешествие».

  Дай Бог, чтобы и ныне живущие  жители Кенозерья, как священники так и прихожане, смогли посетить святые места по протоптанной тропинке Константином Алексеевичем Нечаевым (монахом Свято-Пантелеимонова монастыря Космой) и священником Кенозерского прихода Владимиром Павловичем Крючковым, написавшего эту статью о паломничестве по святым местам местных жителей-кенозеров, в память о своем товарище (ведь они были почти одногодки), по всей видимости, понесшим и все расходы этого поистине великого путешествия.

Многие из местных жителей Кенозерья нигде не бывали, да и не стремятся никуда, считая, как, например, жительница деревни Усть-Почи Анна Александровна Парфенова любит повторять слова своего мужа, капитана, побывавшего во многих местах России, изображенного на фотографии 60-х годов с видом с озера на стоящую на берегу Никольскую церквь: «лучше Кенозера места нет!».

Наверно оно так и есть, поэтому мы должны любить наш край, в котором мы живем, заботиться о нем,  и, уезжая куда-либо обязательно возвращаться туда, чтобы сделать его лучше, ведь лучше Кенозера места нет!

Если Бог не позовет в другие обители.

Сей храм на Вашем попечении!

Закончить это исследование хотелось бы словами священника Кенозерского прихода Владимира  Павловичем Крючкова из речи, сказанной по заамвонной молитве в Никольской церкви при ее освящении 16 декабря 1902 года: «В самом деле, что на земле нужнее и важнее храма Божия, места селения Божия? Но помните, братия, что с этого времени сей храм должен быть на вашем попечении, необходимы нам ваши заботы о нем. Что же необходимо дому Божию? Дому Господню подобает святыня и благолепие. Относитесь же к сему святому храму, как к некоей святыне. В самом деле, что может быть для нас святее дома Божия - жилища самого Бога! В храме всю жизнь получаем благодать. В храме Божием человек падший возвращает мир своей совести, покой душе в таинстве покаяния; в таинстве св. причащения соединяются с Самим Христом; здесь благословляется наш брачный союз; отсюда износится благословление на наши жилища и поля; отсюда понесут нас по смерти на кладбище. Но и после смерти в храме будут возноситься за нас поминовения и моления. Будем же, братия, помнить важность св. храма, будем посещать совершаемое в нём богослужение, будем любить храм, как святыню, позаботимся о благолепии его, порадеем о благоукрашении места своего спасения. Заботясь о благоукрашении внешнего храма, порадеем о благоукрашении и внутреннего храма своей души, украсим её добрым христианским житием, благочестивым поведением, и тогда благодать Божия предстательством Пречистой Богородицы и молитвами святителя Николая и мученицы Александры пребудет с нами. Аминь».

Чувствуется, что сказаны были эти слова под впечатлением о поездке его в Святым местам вместе с Константином Алексеевичем Нечаевым в 1901 году.

Давайте же вместе все жители Кенозера, отбросив всю мирскую суету, обратим свой взор к Богу, восстановим разрушенные наши храмы, так как эти храмы, построенные нашими благочестивыми предками,  находятся сейчас на нашем попечении!

Память о насельнике Свято-Пантелеимонова монастыря монахе Косме (Нечаеве Константине Алексеевиче).

Эта тема, связанная с поиском сведений о монахе Косме - крестьянине Константине Алексеевиче Нечаева и его роде, бывших благотворителями Кенозерского прихода на протяжении нескольких десятилетий  19 и 20 веков дореволюционной России, так вдохновили автора, что возникло желание  оставить память о нашем земляке,  молившемся на Святой Горе Афон в Свято-Пантелеимоновом монастыре за местных крестьян.

По этому поводу может быть высказано предположение об обращении с просьбой к Священноначалию монастыря о написании иконы для Кенозерского прихода, в честь того святого, чье имя он носит – небесного покровителя Русской обители Святого Великомученика и Целителя Пантелеймона.

Если это будет возможно, то в Кенозерском приходе в год 1000-летия русского присутствия на Афоне может появиться икона Святого Великомученика и Целителя Пантелеймона.

Думаю, что это будет хорошим подарком к празднику, у  которой можно будет молиться всем  местным жителям,  прося у святого Целителя Пантелеимона здравия души и тела для всех верующих Кенозерской общины, Плесецкого района и Архангельской области в целом  для их укрепления в православии и  восполнения сил по восстановлению сохранившегося до наших дней, но требующего  капитального ремонта приходского каменного храма Успения Божией Матери в д. Вершинино.

Заключение

Константин Алексеевич Нечаев, совершивший вместе со священником Владимиром Павловичем Крючковым паломничество по Святым местам, молившийся за всех местных крестьян Константинополе, Иерусалиме и на Афоне, является примером благочестия для всех православных христиан Кенозера, первым 114 лет назад проложившим путь на Афон, ставший насельником Свято-Пантелеимонова монастыря, и принявший монашеский постриг с именем Косма,  должен остаться в памяти у потомков как пример служения  Богу.

Род же Нечаевых - бывших на протяжении нескольких десятилетий  церковными старостами  и благотворителями, на чьем попечении были  церкви Кенозерского погоста, являет собой пример бескорыстного служения во Славу Божию и не должен быть забыт, их дело должно быть продолжено современными потомками Нечаевых.

Было бы также неплохо,  как делали наши земляки ранее, на месте построенного Нечаевыми в 1902 году храма Николая Чудотворца в Кенозерском погосте, и сгоревшего потом в 1972 году, поставить деревянный крест, который бы «указывал место бывшего престола Господня».

Стоило бы также выяснить местонахождение художественного иконостаса из Никольской церкви, приобретенного Константином Алексеевичем Нечаевым  в Санкт-Петербурге у художника Петрова, так как иконостас, судя по восторженным отзывам о нем  современников, представлял большую ценность, поэтому мог быть вывезен после закрытия церкви в какое-нибудь музейное хранилище, если он не был уничтожен на месте.

В заключение хотелось бы выразить особые слова благодарности за оказанную помощь в поиске информации о монахе Косме (Нечаеве Константине Алексеевиче),  духовнику Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря иеромонаху Макарию (Макиенко), заведующему библиотекой и архивом монаху Ермолаю (Чежия), настоятелю подворья в Стамбуле иеромонаху Тимофею (Мишину), без которой невозможно было бы установить судьбу нашего земляка.

Вот такая история, связавшая неразрывной духовной связью село Кенозеро со Святой Горой Афон, с монастырем небесным покровителем которого является Святой Великомученик и Целитель Пантелеимон.

Святый Великомучениче и Целебниче Пантелеймоне! Моли Бога о нас!

 

Член приходского совета Кенозерской Успенской церкви,

Калитин Владимир Александрович  (Санкт-Петербург,  д. Мыза).

 

   

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.