Епископ Даниил: "Будем благодарить Бога всегда и за все"

Дата публикации:29.12.2011

Проповедь епископа Архангельского и Холмогорского Даниила в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Всех вас, отцы, братия и сестры, поздравляю с этим величайшим праздником – Воздвижением Честнаго и Животворящаго Креста Господня. В этот день в IV столетии Крест Господень был обретен, и в память об этом крест выносится для поклонения в наших храмах.

Каждый человек, хочет он этого или нет, несет свой крест. Еще будучи студентом семинарии, я прочитал у митрополита Вениамина (Федченкова): в наше советское время многие сорвали крест Божий со своей груди, но от креста страданий, скорби, тяготы житейской отказаться нельзя.

Крест – это величайшее орудие нашего спасения, свидетельство милости, любви, сострадания. И вместе с тем это барьер, перед которым останавливаются многие человеческие сердца. Для одних, как мы сегодня слышали в апостольском чтении, крест – юродство, для других – безумие, а для нас, спасаемых – сила Божия. Как пишет святой Паисий Афонский, крест – это не что иное, как лестница, по которой мы восходим к небу. Крест – это, прежде всего, те невзгоды, страдания, лишения, которые сопровождают человека с самого момента его рождения. Кресты бывают, как мы знаем, внешние и внутренние. Иногда мы видим, как человек страдает, болеет. А часто человек вроде бы счастливый, но мы не знаем, что творится у него внутри.

Крест может послужить нам во спасение, а может и в погибель. Одни несут крест – спасаются, а другие погибают. Почему? Святитель Игнатий (Брянчанинов) отвечает на этот вопрос: если наш крест не соединится с Крестом Господним, мы не спасемся. Наш крест сам по себе тяжел, но когда он соединяется с Божиим, тогда исполняются евангельские слова: «Иго Мое благо, и бремя мое легко есть». Тогда человеку легко нести его, а в одиночку донести крест до конца невозможно. Что же нам делать, чтобы наш крест преобразился в Крест Господень? Для этого нужно, пишет святитель Игнатий, одно: благодарить и славословить Бога за все, что с нами происходит. Это единственный путь, который возвышает человека и возводит его на небо. Есть и другой путь – когда мы злобимся, ропщем, начинаем искать виновных, тех, через кого пришла беда на нашу голову. Но святой Игнатий напоминает: посмотрите на Христа. Он никого не проклинал, не хулил, Он не роптал, потому что горькую чашу страданий Ему дает не Пилат, не Каиафа, не первосвященники или римские воины, а Сам Отец Небесный. Кто же все эти люди? Слепые орудия Промысла Божия.

Представьте неразумную собаку на привязи: кто-то взял палку и тычет в собаку, а она не может достать человека и грызет палку. Виновата не палка, а тот, кто держит ее. Также и в нашей жизни.

Часто спрашивают: «А есть такая молитва, только краткая, чтобы мы ее читали и спаслись?» И Церковь отвечает: да, такая краткая молитва есть, и очень древняя. «А кто ее написал, когда, при каких обстоятельствах?» Написал ее человек безнравственный, преступный, даже не написал, просто произнес перед самой смертью. Это был разбойник – вот какого автора мы должны цитировать.

Будучи разбойником, на кресте он сказал удивительные слова: «Достойное по делом моим приемлю, помяни мя, Господи, во Царствии Твоем!» Он не попросил: Господи, возьми меня в Твое Царство! Он знал, что он преступник, и перед человеческим, и перед Божиим законом. Преступнику не за что ждать награды, и он просил: Господи, когда Ты придешь в Свое Царство, хоть вспомни там обо мне. Но перед этим он признал свои грехи: достойное по делам моим приемлю. Эти слова и способны соединить наш крест с Крестом Божиим. Что может быть короче и возвышеннее этой молитвы? Мы можем творить ее в любом месте, в любом состоянии.

Приходит человек к врачу и узнает страшный диагноз. И что же, жизнь на этом закончилась? Но у человека не одна жизнь. Каждый из нас знает, что земная жизнь закончится, только не знает когда. Если сказать кому-нибудь: может быть, завтра, - человек согласится: да, может быть, и завтра. Он будет спокоен, пока не придет в больницу и не услышит свой приговор: пусть не завтра, но через полгода…

Здесь сразу становится понятно, как отличается реакция верующего человека и неверующего. Верующий – это не тот, кто ходит в храм, а тот, своей жизнью стремится ко Христу и исполняет Его волю. Такой человек крестится и говорит: слава Тебе, Господи, за все. Ты так судил, и я принимаю эту чашу, этот крест, который Ты мне посылаешь.

Я вспоминаю одного человека. Ему внезапно стало плохо. Когда его привезли в больницу, врачи расписались в своем бессилии, ничего нельзя было сделать. Жить ему оставалось месяц, может, полтора. Его близкие были христианами и все ему рассказали. Недели через две его выписывали из больницы; врач, медсестры спрашивают: «Вы ему еще ничего не сказали?» «Почему вы так думаете?» «А он веселый, шутит…» «Нет, сказали, сразу же, на второй день, чтобы он готовился». «Почему же он не унывает, не ропщет?» - этот вопрос задавали и врачи, и медсестры, а ответ был прост: это настоящий христианин, который понимает, что и волос не упадет с его головы без воли Божией тем более – не случится то, что случилось с ним. Значит, Бог решил его забрать.

Бывает две крайности: когда человек впадает в отчаяние и озлобление и когда сам пытается уйти из жизни. Наш путь – путь золотой середины. Мы, православные христиане, не просим страданий, испытаний, тяжелого креста, но когда Господь нам все это посылает – не отказываемся, а принимаем с благодарностью. Если со своего креста мы будет благодарить и славословить Бога, то следующий шаг с креста будет в рай. А если, наоборот, начнем искать виновного, роптать и злобиться, то этот шаг все равно придется сделать, мы не остаемся на кресте вечно. Но куда? Мы знаем: второй разбойник не благодарил, не исповедовал свои грехи, и в результате и в этой жизни все получилось не так, и в той нет отрады.

Будем идти этим драгоценным срединным путем. Что бы с нами ни случилось в жизни, если виной тому не наша собственная глупость, будем благодарить Бога всегда и за все. Святитель Иоанн Златоуст не дожил до 60 лет, скончался не в своем доме, не в своей епархии, а в изгнании. Но его последними словами было – слава Богу за все. Будем и мы благодарить Бога за все, и тогда крест наш, тяжелый, непосильный, станет легким. Аминь.




Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.