Столичный проект Кенозерской Успенской церкви

Дата публикации:03.10.2016


Чей проект местной Кенозерской Успенской церкви?  

Помнится один случай на Кенозере, произошедший более десяти лет назад, когда в разговоре о крещении детей с одним из уважаемых местных отцов семейств,  он заявил, что не будет крестить своих детей в переданной верующим Успенской церкви, находящейся в деревне Вершинино, так как она не является столичной, а обычной - провинциальной. А будет крестить их или в кафедральном соборе Архангельска или в Санкт-Петербурге или же даже в Москве!

Для выяснения истории создания храма автором была поставлена себе цель: обнаружить чертежи проекта Кенозерской Успенской церкви и выяснить имена архитекторов, которыми она была запроектирована.   

В результате многолетних кропотливых поисков в архивных фондах Российского государственного исторического архива, национального архива Республики Карелия, архивов Нижегородской, Саратовской, Ярославской областей и других учреждений Москвы и Санкт-Петербурга эта цель была достигнута, так как были обнаружены архивные дела,  из которых получены новые ранее неизвестные сведения, раскрывающие истинную историю создания проекта Успенской церкви!

Найденные в настоящее время архивные источники свидетельствуют о том, что храм Успения Божией Матери в Кенозерском погосте был запроектирован столичными зодчими, которые в своей богатой архитектурной практике построили многие церкви в городах и селах Российской империи.

Многие жители-кенозеры знают, что Успенская церковь построена в 1875 г. на средства прихожан (в ней два престола: 1-й теплый во имя Первоверховных Апостолов Петра и Павла, освящен в 1876 году, 2-й главный, холодный, во имя Успения Божией Матери, освящен в 1880 году), их предков, но они даже не предполагают, что скромная «развалина» местной церкви относится к «русско-византийскому» стилю!    

Создателем этого стиля являлся любимец императора Николая I архитектор Константин Андреевич Тон, по проектам которого были построены главные святыни России, такие как собор Святой Екатерины в Царском Селе (г. Пушкин), храм Христа Спасителя в Москве, (а также Большой Кремлевский Дворец с его роскошным  по убранству Георгиевским залом, Оружейная палата…), а архитекторы, создавшие проект церкви Успения Божией Матери в Кенозерском погосте, были выпускниками  известных российских архитектурных школ, учениками и помощниками К.А. Тона,  впоследствии сами ставшие известными зодчими.

О создании проекта Успенской церкви и её архитекторах, а именно об Иване Ивановиче Свиязеве, Александре Ивановиче Резанове и Иоасафе Филипповиче Яровицком  и хотелось бы рассказать местным жителям-кенозерам, которые считают, что  у местной церкви нет авторов.

Ошибка, допущенная в паспорте памятника Кенозерской Успенской церкви относительно ее стиля и авторства.

Каменная Успенская церковь, находящаяся в д. Вершинино (Погост) Плесецкого района Архангельской области решением Архангельского облисполкома № 154 от 27.12.1990 г. была поставлена под государственную охрану как памятник архитектуры местного значения.

В паспорте памятника, составленном в Государственной инспекции по охране памятников истории и культуры Министерства культуры РСФСР (г. Москва) архитектором И. Соколовой в августе 1973 г., записано следующее: «датировка памятника: конец XIX века… Объемно-пространственная композиция памятника лаконична. В этой каменной церкви повторены приемы построения деревянного храма… Декоры фасадов имеют богатую пластику… Зодчие Каргополья, создавшие этот храм, имели большой опыт строительства деревянных церквей, который они применили в этой постройке… Основная библиография, архивные источники, иконографический материал: не установлены. Датировка памятника произведена на основе типологических признаков».

Написанная в паспорте «экспертом» формулировка,  за отсутствием данных по настоящей истории составления проекта, явилась «медвежьей услугой» в дальнейшей судьбе Кенозерской Успенской церкви, так как переданная 25 лет назад в ведение Кенозерского национального парка, созданного в 1991 году, она была поставлена в самый конец очереди на реставрацию среди других деревянных памятников. В настоящее время здание церкви является самым неприглядным объектом среди местных красот. Каменная церковь Успения Божией Матери по значимости не чем не меньше, чем любая из деревянных часовен Кенозерья, а значительно больше, так как в ней есть алтарь, в котором совершается Евхаристия – главное христианское таинство.

Всё это долгое время Кенозерская Успенская Церковь как будто ждала, как говорят в народе, «своего часа», чтобы по промыслу Божию открыть славную забытую страницу истории храмового строительства Российской Империи.

Итак, перейдем к истории составления проекта Кенозерской Успенской церкви.

Основатель русско-византийского стиля в архитектуре -  Константин Андреевич Тон.

В начале 1840-х годов в зодчестве Российской империи получили широкое распространение проекты церквей в форме архитектуры русско-византийского стиля, сочиненные профессором Императорской Академии художеств Константином Андреевичем Тоном (26 октября 1794 г. - 25 января 1881 г.).

В 1838 г. он издал в Санкт-Петербурге, собранные вместе свои чертежи церквей в виде отдельного атласа (альбома) под названием «Церкви сочиненные Архитектором Его Императорского Величества Профессором Архитектуры Императорской Академии Художеств и членом разных иностранных Академий Константином Тоном» и посвятил его Императору Николаю (Павловичу) I, написав на нем: «Всемилостивейший Государь! Стиль Византийский, сроднившийся с давних времен с элементами нашей народности, образовал Церковную нашу Архитектуру, образцов которой не находим в других странах. Опыты современного восстановления сего стиля, драгоценного для сердца Русского  по многим воспоминаниям, удостоены были Всемилостивейшего Вашего Императорского Величества внимания. Ободренный им, слабые труды свои по части русского зодчества, дерзает посвятить Великому Царю Русского народа верноподданный Константин Тон».

В это издание (на 20 листах) были включены проекты 11 церквей,  колокольни, двух иконостасов и часовни, выполненных К.А. Тоном в 1830-1834 годах. Среди них церкви Екатерининская и Введенская в Санкт-Петербурге, Богоявленская в Саратове, в имении Е.П. Синявина, Ачуевском укреплении, колокольня Симонова монастыря в Москве и специально сочиненные образцовые проекты церквей, а также храм Христа Спасителя в Москве.

В 1841 г. Государь Император Николай I высочайше повелеть изволил: «При составлении проектов на построение Православных церквей, преимущественно и по возможности сохранять вкус древнего Византийского зодчества, для чего с пользою могут быть принимаемы в соображение чертежи, составленные на построение Православных церквей Профессором Архитектуры Константином Тоном».

С этого времени по всей России вместо классицистического стиля стали строить церкви в русско-византийском стиле, который получил широкое распространение.

В 1844 году К.А. Тон выпустил к атласу 1838 года «Дополнение I-е с 12 чертежами», в которое вошли 12 проектов различных небольших соборов и церквей, не только каменных, но и деревянных, а также разных иконостасов. В это альбом вошли кроме образцовых проектов без имени, также проекты соборов в Ельце и Красноярске, церквей в Свеаборге и Петергофе, селе Покровском Августовской губернии  (Польша), собора монастыря в Задонске, Преображенской и Благовещенской церкви в Санкт-Петербурге.  

Таким образом, с выпуском в свет этих альбомов по всей Российской империи стали строиться церкви в так называемом «тоновском» стиле.

Начало составления нормальных чертежей церквей И.И. Свиязевым в 1857году.

Император Александр II, вступивший на престол после смерти 18 февраля 1855 г. своего отца императора Николая I, решил провести реформу строительства церквей в Российской империи.

В апреле 1857 г. граф Михаил Николаевич Муравьёв, занимавший должность Председателя Департамента уделов  Министерства двора и уделов,  был назначен Министром государственных  имуществ. При обозрении удельных имений он обратил внимание на то, что «по значительному отдалению некоторых селений от своих приходов, крестьяне встречают затруднение в посещении храмов и в исполнении религиозных обрядов, и поручил исправить, имевшиеся уже в министерстве государственных имуществ с 1853 г., нормальные чертежи церквей, дополнить их чертежами параллельными, а также изготовить проект новых, более подробных и определенных смет».  

Создание таких «нормальных» чертежей церквей,  по личному указанию министра и было поручено старшему непременному члену Комиссии для дел технических и строительных при Департаменте сельского хозяйства Министерства государственных имуществ статскому советнику Ивану Ивановичу Свиязеву. Им были составлены 9 из 15 в упомянутом министром и вышедшем 1853 г. в Санкт-Петербурге «Атласе проектов и чертежей сельских построек, изданном от Департамента сельского хозяйства Министерства государственных имуществ» проектов церквей и часовен, в том числе под № 1, 2, 5, 7, 11, 12, 13, 14, 15.

14 июня 1857 г. архитектором И.И. Свиязевым  были составлены три новых проекта деревянных церквей под №№ 1, 2, 3 и сметы к ним по ценам нормальных смет на постройку домов для церковных причтов в западных губерниях.

При докладе министру, он усмотрел, что для предупреждения остановки при производстве самих построек к чертежам № 1-й и 3-й изготовить еще параллельные чертежи к январю 1858 г.

31 декабря 1857 г. И.И. Свиязевым были составлены еще четыре проекта чертежей деревянных церквей № 4 (параллельный № 1), № 5 (параллельный № 2), №№ 6 и 7 (параллельные № 3).

Церковь в селе Федосьине – образец при составлении нормальных чертежей проектов каменных церквей.

Министр М.Н. Муравьев в дополнение к составленным проектам деревянных церквей посчитал необходимым составить нормальные проекты каменных церквей, «имея в виду, что прихожане, по усердию своему, могут в некоторых случаях, изыскать способы к постройке церквей более обширных, против нормальных размеров, и даже каменных, приглашать их, по возможности, к возведению таковых храмов». В циркулярном предписании министерства сообщалось, что «чертежи и сметы на постройки каменных церквей будут сообщены в последствие».

19 декабря 1857 г. по приказанию министра М.Н. Муравьева управляющий Нижегородской удельной конторы Владимир Иванович Даль (автор «Толкового словаря живого великорусского языка») в комиссию дел технических и строительных препроводил проект и смету архитектора Николая Сергеевича Забнина, по которым была построена каменная православная церковь в селе Федосьине Балахнинского  уезда (ныне село Смольки Городецкого района Нижегородской области) для выяснения «в какой степени план этот и смета могут быть приняты при сооружении церквей в тех казенных имениях, где по местным обстоятельствам окажется необходимым, или казенные крестьяне сами пожелают строить каменные церкви и сообщить свое заключение о сем, для доклада г. министру, обозначив, в чем должны заключаться изменения, если бы комиссия находила нужным допустить оные в чертеже».

Здесь стоит уточнить, что в Российском государственном историческом архиве найдены два разных чертежа проекта каменной церкви Илии Пророка в селе Федосьине:

- первый чертеж выполнен в 1843 году архитектором Николаем Сергеевичем Забниным, который подписан так: «План и фасад (на чертеже показан только фасад, плана нет) каменной церкви для постройки вновь селе Федосьине, Балахнинского Уезда. Ведомства Нижегородской Удельной Конторы. На 500 душ». На листе чертежа стоит резолюция Министра императорского двора и уделов светлейшего князя Петра Михайловича Волконского: «Исполнить. 17 Июня 1844. Министр Князь Волконский»;

- второй чертеж выполнен в 1857 г. архитектором Борисом Карловичем Пуншелем (сменившим на службе в Нижегородской удельной конторе в 1850 г. Н.С. Забнина, уехавшего в г. Саратов), на котором есть надпись: «Копия. План и фасад каменной церкви в селе Федосьине ведомства Нижегородской Удельной конторы (на 700 человек). Архитектор Б. Пуншель».

Сравнивая чертежи Федосьинской церкви вместимостью 500 человек архитектора Н.С. Забнина  с копией чертежа церкви вместимостью 700 человек, выполненного Б.К. Пуншелем, нетрудно заметить, что это проекты одного и того же здания, но в последнем проекте несколько удлинена трапезная часть, попросту, сказать, на одно окно (в первом проекте -3 окна, во втором – 4 окна). Второй чертеж и был отправлен из Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург в комиссию дел технических и строительных И.И. Свиязеву.

23 декабря 1857 г. о результате рассмотрения плана по построенной каменной церкви в селе Федосьине Нижегородской губернии архитектор И.И. Свиязев докладывал министру: «По измерениям плана, в церкви может поместиться до 700 человек; он весьма удобен для сельской церкви, но фасад, составленный с хорошим вкусом, может быть упрощен, с устройством небольших деревянных глав на крыше, а не на своде, как по фасаду следует предполагать. Что же касается до суммы, то по смете, составленной на основании урочного положения и самым умеренным ценам на рабочие силы и материалы, постройка церкви оценится более 10000 руб.».

30 декабря 1857 г. министр Муравьев при получении доклада из комиссии дел технических и строительных «о возможности принять проект и смету каменной церкви, построенной в селе Федосьине, в руководство при сооружении церквей в казенных имениях западных губерний» приказал «чтобы комиссия, соображаясь с проектом Федосьинской церкви, изготовила два новые для каменных церквей проекта вместимостью каждый на 500 человек и из них один двухпрестольный, а другой с одним престолом, и чтобы в обоих сих проектах сохранен был то самый наружный вид, какой имеет Федосьинская церковь».

Нормальные чертежи и смета каменной церкви № 9 архитектора И.И. Свиязева - основа для будущего строительства Кенозерской Успенской Церкви.

15 апреля  1858 г. старшим непременным членом  комиссии И.И. Свиязевым были направлены для печати в типографию составленные им чертежи и сметы двух проектов на постройку каменных церквей:

- с одним престолом вместимостью 500  человек по проекту № 8;

- и двухпрестольный на 700 человек по проекту № 9.

Церкви обоих проектов имели вид корабля (символ спасения), разделялись на части: притвор с колокольней, трапезная, средняя часть (основное помещение) и алтарь.  Эти  проекты были однотипны. Отличия заключались в длине трапезной части, на фасаде которой были расположены, соответственно, 2 или 3 окна, а так же во внутренней планировке, обусловленных наличием одного или двух престолов.

Нормальный проект каменной церкви вместимостью до 700 человек под № 9, и стал тем проектом, который был выбран в последующем при строительстве Кенозерской Успенской церкви.

На листе «Проект каменной церкви № 9-й, вместимостью до 700 человек» изображены чертежи: план, продольный фасад и продольный разрез церкви.

В мае 1858 г. к проекту № 9  была составлена на 15 страницах «Примерная смета на постройку каменной церкви, длиной с алтарем и колокольнею до 14 пог. саж., шириною в средней части 5,66 саж., высотою от цоколя до крыши 4,5 саж., для помещения до 700 человек» по средним хозяйственным ценам в Западных губерниях.  В ней были приведены следующие  работы: земляные, каменные, плотничные, столярные, штукатурные, печные, кровельные, малярные, стекольные, а также указано  количество необходимых материалов и потребность рабочих для их выполнения.

Приблизительная стоимость построения кирпичной церкви (с железной крышей) по проекту № 9 по средним ценам Западных губерний согласно ведомости, представленной 5 мая 1858 г. министру Муравьеву, составляла 9486 руб. 28 коп.

7 июня 1858 г. Министерство государственных имуществ по изготовлении  «нормальных чертежей, одного вместимостью до 500 душ и другого - до 700 душ на постройку каменных церквей и к ним нормальных смет» разослало в губернии Управляющим палатами государственных имуществ для руководства циркулярное предписание «По предмету постройки в казенных имениях каменных церквей» с приложением экземпляров чертежей и смет.

Образцовые проекты иконостасов архитектора А.И. Резанова для нормальных проектов церквей, в том числе каменной церкви № 9.

16 декабря 1857 г. старший член комиссии И.И. Свиязев писал в своем рапорте следующее: «По отношению к проектам и сметам на церковные постройки, я полагал бы весьма полезным определить Членом или Архитектором Комиссии известного Профессора Архитектуры г. Резанова, изъявившего на это свое согласие».

Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 6 марта 1858 г. старший архитектор Департамента уделов, надворный советник Александр Иванович Резанов, был назначен младшим членом комиссии для дел технических и строительных, где он стал заниматься составлением проектов иконостасов для девяти проектов с № 1 по № 9 спроектированных И.И. Свиязевым церквей.

В мае 1858 г. А.И. Резановым были составлены чертежи проектов девяти иконостасов под литерами (буквами) А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З, И.

Два последние из них имели названия:

- «Иконостас к проектам каменных церквей №№ 8 и 9» под литерою «З», был четырехярусный, предназначенный для холодной части церкви;

- «Проект иконостаса для церкви № 9» под литерою «И», одноярусный,  для теплой части.

16 июля 1858 г. старший непременный член комиссии технических и строительных дел статский советник И.И. Свиязев докладывал рапортом министру государственных имуществ Муравьеву: «Имею честь представить 9 проектов иконостасов, составленных, г. Младшим Членом Строительной и Технической Комиссии Резановым для церквей, предполагаемых к постройке в селениях Министерства Государственных имуществ и удельного ведомства и покорнейше просит разрешения приступить к гравированию означенных проектов и к отпечатанию описи икон, составленной мною с г. Резановым, при посредстве Правителя канцелярии министра г.г. Колежского Советника Лазаревского (Василия Матвеевича, 26.02.1817 - 28.04.1890)  и Академика Солнцева (Федора Григорьевича, 27.04.1801 – 15.03.1892)».

В «Описи иконам для иконостасов в каменных и деревянных церквах, предполагаемых к постройке в селениях министерства государственных имуществ и удельного ведомства» указаны названия икон в иконостасе и размеры их, в том числе для проектов иконостасов под литерами «З» и «И» к проекту церкви № 9.

24 июля 1858 г. Министерство государственных имуществ разослало  в губернии циркулярное предписание «Об иконостасах устраиваемых церквей в казенных имениях Западных губерний» с приложением экземпляров образцовых чертежей иконостасов в 9 видах с описью иконам Управляющим палатами государственных имуществ.

Детальные чертежи к нормальному проекту каменной церкви № 9 архитектора И.И. Свиязева.

19 августа 1861 г. по приказанию министра дополнительно к нормальным проектам каменных и деревянных церквей были составлены и напечатаны детальные чертежи на 6 листах, в том числе к проектам каменных церквей под  №№ 8 и 9 на 2 листах.

На одном из двух листов к проектам каменных церквей изображены архитектурные детали: карнизы для главок; архивольт (декоративное обрамление арочного проема) c боку над входами с пилястрами; архивольт у кокошников колокольни; галтели у пьедесталов главок; большие карнизы; карниз у ризницы; поясок под окна; база под пилястры.

На другом листе: входная часть с дверью; карниз 2-го этажа колокольни; угловая группа пилястр с капителями и карнизами; карниз 1-го этажа колокольни; плафон карниза группы пилястр.

9 сентября 1861 г. Департамент Уделов  циркуляром препроводил для руководства в губернии детальные чертежи к нормальным проектам каменных и деревянных церквей.

Окончание составления нормальных чертежей церквей И.И. Свиязевым.

Здесь стоит сообщить, что составление нормальных проектов церквей, начатое в конце 1857 – начале 1858 гг. после завершения проекта каменной церкви № 9 продолжилось составлением к 7 июня 1958 г. проекта № 10 деревянной церкви (параллельный № 2).

К 3 мая 1860 г. были составлены проекты № 11 деревянной церкви, №№ 12 и 13 каменных церквей  и деревянной церкви № 14 (исправленный,  вместо № 1).

Проект № 13 каменной двухпрестольной церкви на 1200 человек был выполнен на основе разработанного ранее проекта № 9 и отличался от него тем, что трапезная (теплая) часть была запроектирована более длинной и имела по фасаду 4 окна, а также внутри самой трапезной части напротив алтаря был выполнен с трех сторон балкон для молящихся.

Также известно, что И.И. Свиязевым кроме упомянутых 14 проектов церквей были составлены еще 3 проекта, так как они  в последствие были включены в «Атлас планов и фасадов церквей, иконостасов к ним и часовен, одобренных для руководства при церковных постройках в селениях».

Из приписки, сделанной на последней странице архивного дела, читаем, что «вновь составленный проект (деревянной на 500 человек) церкви № 15 и  инструкция по устройству в западных губерниях православных церквей находятся в деле 1863 г. № 113» (но это дело пока не удалось найти в РГИА).

Следующим стал проект каменной церкви № 16, который был аналогичен проекту № 12, но с пристроенной колокольней.

Последним проектом № 17 можно считать проект деревянной церкви на 300 человек, параллельный № 2.

Таким образом, И.И. Свиязевым было составлено 17 проектов нормальных чертежей церквей, двенадцать из которых деревянные, а пять каменные.

В общей сложности процесс составления проектов нормальных чертежей и смет, начавшийся  24 мая 1857 г. с дела «О составлении смет на постройку церквей в Западных губерниях» и закончившийся 25 октября 1861 г. делом «Об уплате денег за детальные чертежи к нормальным проектам каменных и деревянных церквей и разсылке этих чертежей», состоящий как описано выше из нескольких этапов, судя по упомянутым выше и другим не приведенным здесь архивным делам, растянулся на период более 4 лет.

Предыстория составления проекта Кенозерской Успенской церкви.

Из Формулярной ведомости за 1843 г. Кенозерской Успенской Церкви, хранящейся в Национальном архиве Республики Карелия (Петрозаводск),  известно следующее: «Церковь сия была шатровая об одном этаже; построена в 1670-м году тщанием прихожан. При ней была другая Церковь Святых Апостолов Петра и Павла с теплою трапезою, шатровая же об одном этаже; построена в 1690-м году тщанием прихожан. Зданием были обе сии Церкви деревянные с такой же колокольнею. Престолов в оных было четыре: 1-й в настоящей холодной в память Успения Божия Матери; 2-й в Церкви Апостолов Петра и Павла. 3-й в трапезе во Имя Богоявления Господня, устроен в 1700 году; и 4-й  в той же трапезе во Имя Преображения Господня, устроен в 1777 году. Все сии здания вышеписанные, как то: Церкви и при них колокольня прошлого 1842-го года мая 21-го от молнии сгорели».

В Ведомости Кенозерской Успения Божия Матери Церкви за 1846 г. сказано: «На место сих церквей построена в прошлом 1845 году вновь деревянная одноэтажная с Престолом во Имя Богоявления Господня Церковь временная без колокольни по изданному начальством плану и фасаду. Сего 1846 года марта 24 дня освящена».

Эта церковь была построена по проекту Олонецкого губернского архитектора Василия Васильевича Тухтарова (1804 или 1805 г. - 24 февраля 1861 г.), хранящемуся в Национальном архиве Республики Карелия.

После пожара 1842 г. и как следует из приведенной выше ведомости за 1846 г. о постройки в 1845 г. деревянной одноэтажной временной без колокольни церкви с престолом во имя Богоявления Господня, освященной 24 марта 1846 г., долгое время в Кенозерском погосте не было второй церкви.

Но она была необходима местным жителям, поэтому они пожелали  восстановить церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, при этом  построить вновь церковь не из дерева, а из кирпича.

Для получения средств на постройку каменной церкви  крестьяне составили несколько приговоров  на добровольную складку денег, о чем подробно описывается  в обнаруженном в Национальном архиве Республики Карелия «Деле о пожертвовании крестьянами Кенозерского прихода Каргопольского уезда в 1856 - 1868 гг. денег на постройку новой каменной церкви во имя Успения Пресвятой Богородицы вместо сгоревшей в 1842 г.».

Применение нормального проекта и сметы церкви № 9 архитектора И.И. Свиязева при составлении чертежей и сметы Кенозерской Успенской церкви в 1867 г. архитектором И.Ф. Яровицким. 

В «Деле о пожертвовании…» также имеются сведения о составлении проекта на постройку новой каменной церкви во имя Успения Пресвятой Богородицы архитектором Иоасафом Филипповичем Яровицким.

28 апреля 1867 г. в  Строительном отделении Олонецкого Губернского Правления рассматривался этот проект, о котором сообщалось, что:  «Олонецкая Духовная Консистория при отношении от 6 апреля за № 2023, препровождая в Губернское Правление проект и смету на постройку в Кенозерском приходе новой каменной церкви, вместо таковой же сгоревшей в 1842 г., просит по рассмотрении оных, если они окажутся составленными правильно, возвратить в Консисторию с надлежащими надписями, для последовательного распоряжения, исчисленных по смете на ее постройку. Из приложений видно, что смету составлял Архитектор Яровицкий. По рассмотрении  в Строительном Отделении Губернского Правления плана и сметы, оказалось, что хотя план и смета скопированы верно с нормальных, но по важности постройки и согласно циркуляра Министерства Внутренних Дел, распубликованного в официальных прибавлениях к Северной почте  к № 34, Строительное Отделение находит необходимым приложить поперечный разрез церкви и показать конструкцию стропил. Для пополнения таковых недостатков следовало бы проект возвратить обратно в Консисторию, но для выигрыша времени, отделение полагает удобнее препроводить таковые к составителю их Г. Яровицкому для пополнения, а потому постановили: Присланные при отношении Консистории проект и смету на устройство новой каменной церкви в Кенозерском приходе препроводить Архитектору Яровицкому, предписать по дополнении…представить обратно в Губернское правление».

18 сентября 1867 г. архитектору И.Ф. Яровицкому в Строительное отделение поступило распоряжение от исправляющего дел Губернского инженера Калитовича: «Губернское правление поручает Вам о скорейшем исполнении Указа Губернского Правления от 28-го апреля сего года за № 394, по предмету дополнения проекта и сметы на устройство новой каменной церкви в Кенозерском приходе, присовокупив, что за ним собственно исчисляя в решении дело по сему предмету, начавшееся ещё в бывшей Олонецкой Палате Государственных Имуществ в 1860 г.».

23 сентября 1867 г. в Олонецкое Губернское Правление от Архитектора Яровицкаго поступил рапорт под № 40, в котором сказано: «Имею честь представить при сем в Губернское Правление детальные чертежи вместе со сметою на постройку каменной церкви в Кенозерском погосте к проекту под № 9 и покорнейше прошу об истребовании откуда следует следующих мне за составление проекта и сметы 30 руб. сделать распоряжение».

Рассмотрев рапорт Яровицкого, представившего вместе с ним и чертежи каменной церкви Кенозерского прихода, Строительное  отделение Олонецкого Губернского правления  4 октября 1867 г. сообщало, что  «Олонецкая Духовная Консистория при Отношении от 6 апреля… присовокупила, что работы по устройству церкви имеют быть произведены хозяйственным образом под наблюдением Особого Комитета и технического Чиновника, который будет назначен Строительным Отделением… По рассмотрении означенных документов Строительное Отделение Губернского Правления находит, что они составлены правильно, смета согласно урочного положения, а план и детали нормальных чертежей, изданных для постройки сельских церквей. По смете исчислены суммы: на материалы - 5286 р. 751/4 коп., на работу 2038 р. 673/4 коп., на устройство лесов кругом церкви и внутри ее, разобрания их по окончании работ, уборку мусора 5 % всей суммы 368 р. 243/4 коп., на разъезды Архитектору при наблюдении за работами  220 р., за составление сметы и проекта 30 руб. и на сделание  иконостаса 800 руб; кроме сего согласно Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета  29 октября 1864 г. следует внести 4 %  в пользу техников Строительного Отделения, если работы будут производиться чрез одного из них 340 руб. 52 коп., а всего 9104 р. 193/4 коп».

Таким образом, сметная стоимость строительства Кенозерской Успенской церкви, рассчитанная И.Ф. Яровицким, не превысила сметы, составленной И.И. Свиязевым.

Далее Строительное Отделение в Отношении постановляет: «сделав на плане и смете надлежащую надпись, представить на утверждение  Г. Начальника Губернии, по утверждении их препроводить в Олонецкую Духовную Консисторию, прося ее показанные по смете деньги за составление её, истребовать откуда следует и выдать Яровицкому по месту служения в г. Ярославль Губернским Архитектором».

Вот такая интересная история составления проекта Кенозерской Успенской церкви.

Теперь остается только сообщить краткие биографические данные архитекторов И.И. Свиязева, А.И. Резанова и И.Ф. Яровицкого, дополнив их известными сведениями, относящимися по сотрудничеству всех троих архитекторов с основоположником русско-византийского стиля К.А. Тоном, а также неизвестными сведениями, связанными с составлением И.И. Свиязевым чертежей  и сметы нормального проекта двухпрестольной церкви № 9 и составлением А.И. Резановым к ней иконостасов под литерами «З» и «И».

Биография архитектора Ивана Ивановича Свиязева.

Иван Иванович Свиязев (как сообщает исследователь его биографии А.С. Терехин)  родился в 1797 г. в селе Верхние Муллы, находившемся в семи верстах от губернского города Перми в семье крепостного. Отец его был дворовым человеком княгини В.А. Шаховской, урождённой Строгановой.

Свиязев окончил полный курс Пермской гимназии в 1815 г. и был отправлен в Санкт-Петербург в Академию Художеств, где был принят вольным пенсионером.

В 1818 г. он был вынужден покинуть Академию, так как по распоряжению царя Александра I с этого года не были принимаемы в число воспитанников люди, не имеющие от своих господ увольнения. Свиязев устроился на строительство Петергофской бумажной фабрики, где работал помощником архитектора, составляя различные проекты по ней.

 В 1820 г. Академия Художеств «выкупила» его от крепостной зависимости, а в 1821 г. Совет Академии присвоил ему звание художника-архитектора, после чего для И.И. Свиязева открылось широкое поле деятельности.

В 1822 г. И.И. Свиязев был определён архитектором в Уральское (Пермское) горное правление, где занимался проектированием и возведением заводских построек, а также публичных зданий и церквей.

В 1832 г. Свиязев переехал в столицу и поступил на службу в институт корпуса Горных инженеров, где читал курс лекций горнозаводской архитектуры.

В 1833 г. И.И. Свиязев, которому было всего 35 лет, издал двухтомный учебник «Руководство к архитектуре», который стал первым в России пособием для подготовки архитекторов и строителей и выдвинул автора как теоретика русской архитектуры.

К.А. Тон так оценивал «Руководство» Свиязева так: «Это не просто компиляция, не перевод какого-нибудь, чуждого нашему быту и климату, иностранного сочинения, но самобытное и отчетливое изложение нашей русской практики, с краткою и ясной системой общих оснований архитектуры… нет сомнений, что это национальное по своему содержанию сочинение имело значительное влияние на успех строительного искусства в России».

В 1839 году К.А. Тон приглашает И.И. Свиязева на работу в Москву на строительство храма Христа Спасителя, где он работал по 1846 г. в должности старшего советника и инспектора работ. Автор проекта храма К.А. Тон отзывался о его деятельности с восторгом.

И.И. Свиязев обладая писательским талантом, в 1945 г. в предисловии к альбому «Практические чертежи, по устройству церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы в Семеновском полку в С. Петербурге, составленные и исполненные архитектором Его Императорского Величества, профессором архитектуры Императорской Академии Художеств и членом разных иностранных академий Константином Тоном» художественным языком описал, что же собой представляет для русского человека русско-византийский стиль, который основал К.А. Тон.

«Что язык русский есть родное чадо славянского языка, в том никто, кажется, не сомневается; откуда-же берет свое начало язык словенский — это скоро откроют наши московские славянофилы. Но откуда-бы ни происходил, каков-бы ни был наш русский язык, Пушкин о том много не заботился, а взял его в том виде, как он был до него, положил в горнило своей поэтической души; переплавил его там и вылил в форму стихов текучих, быстрых, игривых, искрометных, гармонических, высоко-художественных! И Пушкин стал поэтом народным, потому что глубоким взглядом Крылова проникнул в русскую душу, подсмотрел в ней все былое, сердечное, родное, заветное, и все русские и мировые (как говорят) идеи выразил, словно всякому по плечу, языком знакомым и уху и сердцу русскому, и при всем том глубоко современным.

Тоже чувство, тот-же дух, тот-же меткий русский толк, навели К.А. Тона на мысль выразить идею православной церкви архитектоническим (архитектурным) языком, с-издавна русскому народу знакомым и слившимся со всеми его стихиями. Это не тот язык, которым говорила с ним итальянская архитектура, которого он нисколько не понимал; да и не хотел понимать, потому что тот не выражал заветных его дум и потребностей, и который сам свободно, разумно и художественно нигде не мог выразить величественной идеи христианского храма, — но тот; который усвоили мы вместе с Евангельским учением; над которым столько веков работали мы; сближая с своим климатом, вливая свой дух; свою особность; и который храмам православного исповедания придал свой отличительный характер. Тон весьма хорошо уразумел, что в наше время не выдумывают новых языков, но совершенствуют и обогащают существующие наречия; он видел, что такое экзотическое растение, как итальянская архитектура, никогда не свыкнется с нашим климатом, не укоренится на нашей почве и, изучив до совершенства всю классическую архитектуру, предался потом изучению наших памятников, столько веков противостоявших напору времени, климата, огня и других разрушительных деятелей. Он нашел на Руси все готовые материалы, разобрал их по родам и качествам, освободил от посторонних им, наносных примесей, обработал по древним формам, очищенным влиянием новейшей образованности, и воссоздал, таким образом; русское церковное зодчество. Я смело говорю русское, потому что сам русский народ с-издавна усвоил и проникнул своим духом основания этого зодчества, которого простое; безъискуственное и, можно сказать, младенческое выражение в древних памятниках, — оставленное, забытое, — Тон воззвал к новой жизни и в своих произведениях возвел на степень современного искусства. Да, русское и потому, что образцов подобного зодчества вы не найдете ни у какого другого народа, а наш мудрый Царь и его народ, в проектах Тона, с первого взгляда опознали что-то знакомое, родное и, без всякого постороннего отношения, по одному русскому сочувствию с художником, потребовали от него национальных проектов на церкви во все концы неизмеримой России».

В 1846 г. И.И. Свиязев возвращается в Санкт-Петербург и поступает на службу в Министерство Государственных Имуществ в Департамент Сельского хозяйства в Комиссию для дел строительных и технических младшим, а в 1851 г. становится старшим непременным членом.

Как сказано выше И.И. Свиязев в 1857-1861 годах составлял проекты нормальных чертежей церквей, а также свидетельствовал иконостасы и образа, приготовлявшиеся для западных губерний.

За это он был награжден, о чем есть следующая запись в его формулярном списке: «за участие в составлении проектов для постройки церквей в западных губерниях получил, с разрешения Г-на Министра Государственных Имуществ 377 руб. 76 коп., из капитала, ассигнованного на церковные постройки, 21 июня 1858 г.».

Эти проекты были отправлены циркулярами в губернии за подписью графа М.Н. Муравьева, занимавшего должности в двух министерствах: министра государственных имуществ и председателя департамента уделов  министерства двора и уделов, без указания архитектора, составившего их, а именно, И.И. Свиязева. Поэтому в среде  историков русской архитектуры факт составления нормальных проектов церквей И.И. Свиязевым до сих пор считался неизвестным.

Дела, показывающие процесс составления нормальных чертежей в министерстве государственных имуществ, были сданы в архив в начале 1860-х годов и около 155 лет пылились на полках и только в 2015 г. были обнаружены благодаря поиску данных о Кенозерской Успенской церкви.

Таким образом, на основе найденных архивных материалов можно считать И.И. Свиязева не только основоположником промышленной архитектуры, но и законодателем храмового зодчества в Российской империи XIX века!

Среди многих заслуг И.И. Свиязева следует подчеркнуть также, что в 1867 году И.И. Свиязев издал первый в России труд по отоплению зданий - «Теоретические основания печного искусства».

Министр М.Н. Муравьев, рекомендуя Свиязева (как написано в его формулярном списке в 1875 г.) товарищу своему А.А. Зеленому (Александр Алексеевич Зеленой в 1862 г. занял пост министра государственных имуществ), сказал: «Вот архитектор, который, по словам Константина Владимировича (К.В. Чевкин - Главноуправляющий путями сообщения и публичными зданиями с 1855 по 1862 гг.), не ворует и не берет взяток. И заслуживает всякого уважения по своей примерно усердной и полезной службе; особая Его заслуга по составлению нового Урочного о работах Положения (сборник строительных правил, 1869 г.)».

И.И. Свиязев, бывший в начале своей жизни крепостным, за 50 лет службы был награжден чином тайного советника, многими орденами и медалями, неоднократно поощрялся деньгами, ему объявлялось Монаршее Его Величества благоволение, был пожалован бриллиантовыми перстнями с вензельным изображением Имен Их Величеств: Николая I и Александра II, окончил жизнь, состоя в звании члена ученого комитета по строительным и техническим делам в Министерстве государственных имуществ, профессора архитектуры в Горном Институте.

Умер он 27 октября 1875 г. и был похоронен на  Смоленском православном кладбище в Санкт-Петербурге.

Портрет И.И. Свиязева, к сожалению, обнаружить не удалось.

Вот такой замечательный архитектор составил проект Кенозерской Успенской церкви!

Таким образом, описанная история составления проекта Кенозерской Успенской церкви дополнила биографию архитектора И.И. Свиязева 17 новыми проектами церквей, а также стала причиной открытия ранее неизвестной страницы в истории храмоздательства Российской империи XIX века.

Биография архитектора Александра Ивановича Резанова.

Александр Иванович Резанов  родился 10 августа 1817 г. в г. Санкт-Петербурге в семье аудитора в чине 9 класса. При крещении восприемником его от купели был Император Александр I.  Рано лишился отца, умершего лет сорока.

15 октября 1826 г. девятилетний мальчик был определен в Императорскую Академию художеств на архитектурное отделение в класс К.А. Тона.  

 1 января 1838 г., оставив временно Академию, поступил рисовальщиком в чертежную комиссию построения в Москве Храма Христа Спасителя, где работал под непосредственным наблюдением главного архитектора К.А. Тона. При торжественной закладке Храма, бывшей 10 сентября 1839 г., вместе с прочими чиновниками комиссии, удостоился получить Всемилостивейшее награждение ассигнациями 1000 руб.

В 1839 г. он возвратился к академическим занятиям,  окончил курс учения и за хорошие успехи и особенно признанное в нем добронравие  и честное и похвальное поведение, возведен в звание художника 14 класса.

Затем он возвратился на службу в чертежную комиссию, где служил до 1 июля 1842 г. Также с 28 мая 1840 г. по 2 июля 1842 г. он работал архитекторским помощником при главном архитекторе К.А. Тоне на сооружении Кремлевского Дворца.

28 октября 1842 г. он в качестве пансионера Академии отправился в заграничную поездку в Италию, Испанию, Германию и Францию, где находился до 19 апреля 1849 г.

По возвращении в Россию, в 1850 г. Резанов был определен старшим архитектором Департамента Уделов, где служил до конца своей жизни.

В 1850 г. Академия художеств удостоила его звания академика, а в 1852 г. звания профессора архитектуры. В 1854 г. ему поручено преподавание в землемерном училище Департамента Уделов, а в 1855 г. в Академии художеств, где в 1857 г. он стал профессором по части строительного искусства.

В 1858 г. А.И. Резанов был назначен младшим членом строительной комиссии Министерства Государственных имуществ, тогда он и составил проекты 9 иконостасов для нормальных чертежей церквей (составленных И.И. Свиязевым), что  является неизвестным фактом его биографии в отличие от других многочисленных проектов его архитектурной практики.

В 1864 году он назначен  архитектором Высочайшего двора. 8 мая 1871 г. он стал  ректором архитектуры в Академии художеств.

25 декабря 1872 г. А.И. Резанов по просьбе  главного архитектора Храма Христа Спасителя К.А. Тона был назначен ему товарищем (помощником) и в течение 8-ми лет занимался отделкой храма, представляющего образец беспримерной красоты, гармонии и величия. Здесь он, главным образом, руководил внутренней отделкой здания, орнаментной живописью на стенах и сводах, исполнением мозаичных полов и мраморных частей. Ему принадлежит исполнение двух малых иконостасов на хорах и проект главного мраморного иконостаса.

2 мая 1881 г. после смерти К.А. Тона, был назначен на должность главного архитектора при сооружении храма, с успехом завершив главное дело жизни своего учителя, торжественное освящение которого состоялось 26 мая 1883 г.

Великие заслуги архитектурной и служебной деятельности А.И. Резанова перед отечеством, дослужившего до чина тайного советника, были при его жизни оценены  по достоинству многими наградами и знаками отличия.

Он умер 18 ноября 1887 г. Место захоронения «№ 47 Резанова Ал-дра Ив. рект. и проф. Архит. Ак. Худ.» указано на плане Смоленского православного кладбища, помещенном в ежегоднике «Весь Петербург на 1914 г., адресная и справочная книга г. С-Петербурга», но к большому сожалению в настоящее время полностью разрушено.

Биография архитектора Иоасафа Филипповича Яровицкого.

Яровицкий Иоасаф Филиппович родился 12 мая 1832 г. Из дворян. Православного исповедания. Высшее образование получил в 1853 г. в Строительном Училище Главного Управления Путей Сообщения и Публичных Зданий (ныне Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет), окончив полный курс со званием архитекторского помощника и чином X класса (коллежский секретарь).

Приказом № 125  от 11 июля 1853 г.  господина Главноуправляющего Путями Сообщения и Публичных Зданий назначен в Олонецкую Губернскую Строительную Дорожную Комиссию Столоначальником Искусственного стола, а 2 мая 1855 г. приказом № 109 назначен Архитектором для производства работ.

4 июля 1857 г. получил медаль темной бронзы на Владимирской ленте, в память войны 1853-1856 гг.

6 августа 1857 г. вследствие представления Олонецкого гражданского губернатора за безвозмездные труды  при наблюдении за постройкой каменной церкви при Тивдийских Мраморных Ломках, Императором Александром II ему был пожалован бриллиантовый перстень с гранатом.

Церковь иконы Казанской Божией Матери, о которой идет речь, была возведена в селе Белая Гора по инициативе при личном обозрении мраморных ломок министром уделов графом Львом Александровичем Перовским в 1853 г.

 Построена эта церковь была в 1856 г. по проекту архитектора К. А. Тона в русско-византийском стиле.

Таким образом, можно заключить, что Яровицкий Иоасаф Филиппович был знаком  с особенностями русско-византийского стиля, поскольку строил здание церкви, спроектированной его основателем.

В 1865 г. он был назначен младшим архитектором при Строительном отделении Олонецкого губернского правления.

В 1867 г. как сказано выше, он спроектировал Кенозерскую Успенскую церковь. В том же году он был переведен на должность Губернского архитектора в Ярославль.

16 ноября 1868 г. коллежский советник Яровицкий был удостоен получения звания инженер-архитектора за представление в Конференцию Строительного Училища «Проекта плашкоутного моста чрез реку Неву в г. С. Петербурге на 10 листах, пояснительной к нему записки, сметы и таблицы расчетов». 26 Ноября 1868 г. Техническо-Строительный Комитет Министерства Внутренних Дел нашел заключение Конференции одобрительным и полагал возвести Яровицкого в звание инженер-архитектора и выдать диплом по его изготовлении, который был ему препровожден 23 ноября 1872 г.

За время службы им было произведено в г. Ярославле и в различных уездах губернии множество разнообразных построек в особенности церковных сооружений, о чем сообщается в его краткой биографии, размещенной в «Юбилейном сборнике сведений о деятельности бывших воспитанников института гражданских инженеров (строительного училища) 1842-1892 г.», написанном в 1893 г. к 50-летию училища Г. В. Барановским. В сборнике представлен и портрет И.Ф. Яровицкого.

Яровицкий Иоасаф Филиппович скончался 27 февраля 1887 г. и был похоронен на Леонтьевском кладбище в г. Ярославле.

Автор, побывав в июле 2014 г. на Леонтьевском кладбище в г. Ярославле, не нашел могилы Иоасафа Филипповича Яровицкого, она утрачена.

5-ти кратное переиздание нормальных чертежей И.И. Свиязева и иконостасов А.И. Резанова.

Здесь стоит сказать, что нормальные и детальные чертежи церквей, составленные И.И. Свиязевым и иконостасов к ним А.И. Резанова в 1857-1861 годах, отпечатанные в типографиях вольного литографа Рудольфа Гундризера (о чем стоят надписи на чертежах) и Министерства государственных имуществ и отправленные циркулярами в губернии, многие годы являлись образцами строительства церквей для провинциальных архитекторов.

Во второй раз эти чертежи, в том числе и нормальный проект церкви под № 9 (он стал числиться под № 25), были изданы, когда их включили в «Атлас планов и фасадов церквей, иконостасов к ним и часовен, одобренных для руководства при церковных постройках в селениях». Издание Святейшего Синода – Б. м.: Синодальная типография. Б. г. (место его выхода и год остались невыясненными).

В изданный Святейшим Синодом Атлас были включены 32 проекта церквей и часовен, в том числе:

-        15 проектов часовен и церквей из вышедшего в Санкт-Петербурге 1853 г. «Атласа проектов и чертежей сельских построек, изданном от Департамента сельского хозяйства Министерства государственных имуществ», в том числе 9 составленных И.И. Свиязевым проектов под № 1, 2, 5, 7, 11, 12, 13, 14, 15 (о чем писалось выше);

-        17 проектов церквей составленных И.И. Свиязевым в 1857-1861 гг., причем нумерация проектов была продолжена с № 16 и заканчивалась № 32.

Таким образом, в Атласе было напечатаны нормальные чертежи 26 (двадцати шести) проектов церквей и часовен составленных И.И. Свиязевым!

Также в этот Атлас были включены:

- детальные чертежи к нормальным проектам каменных и деревянных церквей на 5 листах (6 лист не был включен), составленные И.И. Свиязевым, в том числе 2 листа по проекту № 25 (бывшему 9);

- образцовые проекты 9 иконостасов архитектора А.И. Резанова для  нормальных проектов церквей;

- опись иконам, составленная И.И. Свиязевым и А.И. Резановым при посредстве В.М. Лазаревского и Ф.Г. Солнцева.

 «Атлас планов и фасадов церквей, иконостасов к ним и часовен, одобренных для руководства при церковных постройках в селениях» был издан без изменений от предыдущего в третий раз, но уже с указанием места и года: «Издание Святейшего Синода, Москва. Синодальная типография. 1899 г.».

В 1911 г. этот же «Атлас …» был переиздан также без изменений в четвертый раз.

В 2003 г. в альбоме «Образцовые проекты церковных строений: материалы альбомов XIX в.», вышедшем по инициативе Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры под авторством священника Александра Витальевича Берташа, «Атлас…» выпуска 1899 (1911) г. был полностью включен в него.

Проект каменной церкви № 25 (бывший № 9) вместимостью 700 человек был  помещен в нем на странице 54, детальные чертежи на стр. 65-66, опись иконам на 54 стр., иконостасы на стр. 74-75.

Таким образом, чертежи И.И. Свиязева и А.И. Резанова в  общей сложности переиздавались пять  раз, и по ним можно считать с полной уверенностью, было построено больше всего церквей в России!

Но, к большому сожалению, никто не вспомнил об авторах – составителях нормальных проектов церквей И.И. Свиязеве и иконостасов к ним А.И. Резанове!

Эта « тайна за семью печатями» 1858 года была разгадана автором только в 2015 г., и будет открыта (благодаря этой публикации) широкому кругу историков церковной архитектуры в этом - 2016 году, то есть, спустя 158 лет.

И до настоящего времени эти нормальные чертежи церквей  не потеряли своей актуальности в связи тем, что многие церкви, построенные в царское время в различных приходах по всей России по этим чертежам, полностью разрушены, а немногие сохранившиеся стоят полуразрушенными в плачевном состоянии, и поэтому эти чертежи могут быть архитектурной и исторической основой для их воссоздания.

К сожалению, этот период церковного зодчества (1857-1861 гг.) никак не был освящен в научной литературе, а имена создавших нормальные чертежи проектов церквей – И.И. Свиязева и А.И. Резанова практически   не упоминаются, а в настоящее время совсем забыты!

Об этом можно сделать вывод на основании того, что расположенные на Смоленском кладбище  г. Санкт-Петербурга могилы И.И. Свиязева и А.И. Резанова  (строителей Храма Христа Спасителя!) сейчас совершенно заброшены. По справке № 202 от 25.02.2016 г. (выданной автору) Санкт-Петербургского ГУП «Ритуальные услуги» о том, что «согласно Ведомостям инвентаризации надгробий, захоронений Смоленского православного кладбища, по натурным обследованиям, выполненным Санкт-Петербургским обществом геодезии и картографии в 1993 году, надмогильные сооружения на месте захоронения Свиязева Ивана Ивановича 1797 года рождения, умершего 27 октября 1875, похороненного вместе с супругой Таисией Максимовной и  Рязанова Александра Ивановича 1817 года рождения, умершего 18 ноября 1887 года, не зафиксированы».

Такая же картина и на Леонтьевском кладбище в Ярославле по надгробью И.Ф. Яровицкого (о чем упомянуто выше), так много сделавшего для архитектуры Олонецкой и Ярославской губерний.

Пусть память об архитекторах И.И. Свиязеве, А.И. Резанове и И.Ф. Яровицком сохранится в запроектированных ими церквях, в том числе к предполагаемой к полному восстановлению церкви Успения Божией Матери в Кенозерском приходе, подобно тому,  как были восстановлены величайшие произведения творения их учителя К.А. Тона такие как Храм Христа Спасителя в Москве, а также Собор святой Екатерины в г. Пушкин (бывшее Царское Село) под Санкт-Петербургом, где имеет жительство автор статьи (в зимний период), являясь его прихожанином.

История Кенозерской Успенской церкви в советское время и в наши дни.

В списке церковных зданий по Приозерному району Архангельской области на 15 июня 1951 г. значилась: «Успенская церковь Климовского сельсовета – не функционирует по решению верующих с 1933 года, в настоящее время не занята».

 В отношении Архангельского облисполкома от 26 августа 1959 г. за № 931/7 председателю Приозерного райисполкома указывалось следующее: «Исполком не возражает бывшее каменное здание Успенской церкви в д. Погост Климовского сельсовета переоборудовать под интернат».

При переоборудовании церкви были утрачены колокольня, пятиглавие, иконостасы.

В 1992 году ТОО «Кенозеро» (Москва), руководимое архитектором Виктором Эдуардовичем Яндовским, по заданию Кенозерского национального парка провело архитектурно-археологические обмеры и эскизный проект реставрации памятника.

В 2006 году предварительные исследования Успенской церкви провел Архитектурно-проектный центр (Архангельск) под руководством архитектора-реставратора Надежды Алексеевны Подобиной.

А в 2007-2008 гг. архитектор Владимир Александрович Титов (Архангельск) осуществил комплексные научные исследования, выполнил обмерные чертежи и подготовил рабочий проект реставрации памятника.

Таким образом, проектные работы по Кенозерской Успенской церкви, направленные на восстановление ее, продолжились в XXI веке.

Выводы.

В конце исследования можно сделать следующие выводы:

- благодаря поиску проекта Кенозерской Успенской церкви автору удалось обнаружить ранее неизвестные архивные сведения о составлении нормальных чертежей проектов церквей в России, открывающие новую страницу церковного зодчества в начальный  период царствования императора Александра II;

- архитекторы Иван Иванович Свиязев и Александр Иванович Резанов, обладающие высокими художественными способностями и духовно-нравственными качествами, в 1857-1861 гг. внесли неоценимый вклад в храмовое зодчество России второй половины XIX века, соответственно, Свиязев в составление архитектуры наружного вида церквей русско-византийского стиля – планов и фасадов, а Резанов внутреннего убранства – иконостасов;

- обнаруженные  архивные материалы по 17 проектам нормальных и детальных чертежей церквей, составленных архитектором Иваном Ивановичем Свиязевым, можно считать новыми в истории церковной архитектуры, так как ранее не были изучены другими исследователями и отсутствуют публикации по этой теме;

- обнаруженные  архивные материалы по 9 иконостасам к нормальным проектам церквей, составленных архитектором Александром Ивановичем Резановым, также являются новыми в истории внутреннего убранства храмов;

- биографии архитекторов И.И. Свиязева и А.И. Резанова, составивших  нормальные и детальные чертежи проектов церквей и иконостасов к ним, а также И.Ф. Яровицкого, построившего в точном соответствии с проектом  № 9 церковь Успения Божией Матери в Кенозерском приходе, тесно связаны с биографией их учителя - основателя русско-византийского стиля Констанитина Андреевича Тона.

- сохранился достаточный архивный материал, в том числе нормальные и детальные чертежи проекта церкви № 9, смета, проекты двух иконостасов, опись иконам, а также выявлен список архивных дел, на основе которых в последующем может быть составлена историческая справка о проектировании Кенозерской Успенской церкви как памятника архитектуры середины XIX века.

- полностью восстановленное здание Успенского храма в последующем должно быть использовано в первую очередь как духовный центр Кенозерья для проведения богослужений местной православной общины, а во вторую здание может быть использоваться и как музей, являясь образцом архитектуры середины XIX века, с организованной выставкой по каменному церковному зодчеству России (дополнительно к деревянному) для  проведения экскурсий туристам, приезжающим в Кенозерский национальный парк.

Заключение

Как 158 лет назад Федосьинская церковь Балахнинского уезда Нижегородской области стала образцом для подражания при проектировании нормальных чертежей проектов церквей (к сожалению разрушенная в 1950-х годах), так и теперь Кенозерская Успенская церковь может стать тем образцом, по которому могут быть восстановлены спроектированные по проектам нормальных чертежей многочисленные каменные церкви в России.

Самое интересное то, что в Кенозерском национальном парке имеется две церкви, построенные по проектам И.И. Свиязева. Вторая, Свято-Троицкая церковь, построенная с некоторыми изменения от нормального проекта № 9,  находится в Макарьевской Хергозерской мужской пустыни. Таким образом, автору как говорится, удалось сразу «поймать двух зайцев», то есть сейчас есть основа для составления исторической справки, необходимой при восстановлении обоих церквей, чего не возможно было сделать ранее.

 На самом деле, всё обстоит более серьезно, так как церквей построенных в России по нормальным чертежам значительно больше. Уже известны каменные церкви, построенные по проекту  № 9 в других местах, например,  церковь Георгия Победоносца в Толвуе (Республика Карелия, Медвежьегорский район) или церковь Казанской иконы Божией Матери в с. Шустручей (Кипрушино, Ленинградская область, Подпорожский район), для которых обнаруженные архивные материалы могут также являться основанием для составления исторических справок при последующей реставрации.

Допущенную архитектором И. Соколовой в августе 1973 г., то есть 43 года назад, ошибку в паспорте памятника Кенозерской Успенской церкви удалось исправить в 2016 г.

Автор надеется, что обнаруженные архивные сведения о проекте, имеющем высокую художественную ценность, будут учтены заинтересованными государственными, областными, общественными и православными организациями Архангельской области и помогут восстановить в память о ее создателях Кенозерскую Успенскую церковь как образец строительства проектов церквей по нормальным чертежам.

Важно сохранить приходскую Успенскую церковь для Кенозерской православной общины, оказавшуюся причисленной по сложившимся обстоятельствам к Кенозерскому национальному парку. Храм может быть памятником архитектуры, музеем, выставкой для посещения туристов, но это никак не должно мешать проведению богослужений. Такой опыт есть в России, есть сейчас и добрая воля и у местного православного прихода и у Кенозерского национального парка, чтобы совместно восстановить храм для молитвы местных жителей и посещения туристами. А необходимость в этом уже давно назрела.

Более подробная информация об истории создания проекта Кенозерской Успенской церкви - нормального проекта церкви № 9  архитектора И.И. Свиязева, была доложена на VIII Международной научно-практической конференции «Кенозерские чтения -2016», проходившей в ФГБУ «Национальный парк «Кенозерский» 16-23 августа 2016 г., а в последующем будет опубликована статья в сборнике трудов, чтобы список архивных источников, найденных автором в Российском государственном историческом архиве и других учреждениях, стали достоянием всех.

В заключение, хотелось бы выразить благодарность всем тем, кто помогал в поиске материалов по нормальным чертежам проектов И.И. Свиязева и иконостасов к ним А.И. Резанова, а также И.Ф. Яровицкого, использовавшего проект № 9 для составления проекта Кенозерской Успенской церкви, в том числе: сотрудникам Российского государственного исторического архива, Национального архива Республики Карелия, архивов Нижегородской, Саратовской, Ярославской областей, Российской национальной библиотеки, научной библиотеки Российской академии художеств, научно-технической библиотеки Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета, музея Московского архитектурного института, дирекции Кенозерского национального парка, оплатившего расходы по копированию архивных документов из  РГИА, и многим другим.

Особую благодарность за поддержку хочется выразить председателю Санкт-Петербургской епархиальной комиссии по архитектурно-художественным вопросам, настоятелю Императорского Петропавловского собора и церкви св. Екатерины в Академии художеств, кандидату богословия, кандидату архитектуры, профессору института имени И.Е. Репина и Санкт-Петербургской Духовной академии архимандриту Александру (Федорову), а также заместителю председателя Санкт-Петербургской епархиальной комиссии по архитектурно-художественным вопросам протоиерею Александру Витальевичу Берташу, которые не дали  оставить незавершенным дело поиска авторов нормальных чертежей проектов церквей, в том числе и проекта Кенозерской Успенской церкви.

Подводя итоги проделанной многолетней работы можно с уверенностью сказать, что история составления в столице Российской империи в г. Санкт-Петербурге нормальных чертежей проектов церквей архитекторов И.И. Свиязева и иконостасов к ним А.И. Резанова полностью открыта, а проект церкви под № 9 является СТОЛИЧНЫМ!

Поэтому местным родителям можно дать совет, что им не надо ездить в столицы, чтобы окрестить своего ребенка  для приведения его к Богу, а достаточно обратиться с этим вопросом к батюшке в деревню Вершинино Плесецкого района Архангельской области,  где находится Кенозерская Успенская церковь, в которой можно окрестить (по тому же чину как в столичном храме) свое чадо так же, как крестили в ней своих детей многие-многие поколения  кенозёр!

Пусть эта церковь будет для наших душ как местный Храм Христа Спасителя!

И она должна быть восстановлена так же, как и главный московский храм и как собор Святой Екатерины в Пушкине (Царском Селе) - творения таланта Константина Андреевича Тона.

Теперь у нас для восстановления Кенозерской Успенской церкви есть всё! И чертежи проекта здания и смета, проекты иконостасов и опись иконам, а также замечательная историческая справка.

Должно иметься и желание всем вместе сохранить для нас и наших потомков храм Божий – церковь Успения Божией Матери, которая молит Бога за нас!

Пресвятая Богородице, спаси нас!

И хочется закончить эту статью задушевными словами из песни

 «Родник» (иеромонаха Романа), которую очень любят петь под гармонь кенозерские женщины:

«За родником - белый храм,

Кладбище старое.

Этот забытый край

Русь нам оставила…»

https://yandex.ru/video/search?p=1&filmId=KXyWZLeGUXI&text=За%20родником%20-%20белый%20храм%2C%20Кладбище%20старое.%20Этот%20забытый%20край%20Русь%20нам%20оставила.&path=wizard

Калитин Владимир Александрович, член приходского совета храма Успения Божией Матери, дер. Вершинино Плесецкого района Архангельской области (д. Мыза Плесецкого района -  г. Пушкин, Санкт-Петербург).

Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.