Забытая премудрость Божия

Дата публикации:11.04.2017

Хорошо помню фразу, которую часто повторяла мама: “Начало премудрости – страх Господень” (Пс.110, 10). Я, тогда пятилетний мальчишка, пытаясь перевести эти слова на свой детский язык, решил, что для того, чтобы стать умным, нужно бояться Бога. Потом, в начальной школе, читая жития святых, прочитал, что святые подвижники духовно возрастали и спасались постом, молитвой и страхом Божиим. И я подумал, что страх Божий это, наверное, боязнь наказания за совершенные грехи. А затем   из маленького рабочего поселка, где жили родители, переехал в центральную усадьбу к бабушке. Там была музыкальная школа, а средняя школа имела самый высокий в районе уровень преподавания.

Очень скоро для меня бабушка совсем по-другому раскрыла смысл слов “страх Господень”. Она была любящим, но очень строгим воспитателем. Помню ее реакцию на первую свою тройку по устному предмету, что она считала проявлением крайней лени и изощренного хамства по отношению к учителю. Ее фразы просто резали душу: «За что ты меня наказал? Что я тебе плохого сделала? Как я буду смотреть в глаза учителям на родительском собрании? Что будем говорить твоим родителям? Что бабушка замоталась по хозяйственным делам и забыла проверить уроки? Неужели я заслужила подобное обращение?». И тогда до меня быстро дошло, что самая главная боль – это когда причиняешь боль другому человеку. И как-то сразу стала четко понятна великая фраза: «Начало премудрости – страх Господень».

Страх Божий - это не боязнь наказания, а боязнь жить без воли Божией. Делать что-либо неугодное Богу, Который есть Любовь. Сколько раз потом перед исповедью я сознавал, что грешил потому, что не жил во мне страх Божий. Не боялся я нарушить Его волю, да и знать ее, порой, не хотелось. С собой договориться оказалось очень даже не сложно. Мой изощренный ум подсказывал разные «благие» варианты, почему можно грешить. А страха Божия не было, а посему желания, хоть чуть-чуть задуматься о воле Божией на ум как-то не приходило.

Оглядываясь на нашу историю можно посмотреть, к каким страшным трагедиям приводило человечество отсутствие страха Божия, желание жить без воли Божьей. Если перечислять коротко только самые страшные трагедии, то можно вспомнить, изгнание из райского сада наших прародителей, Всемирный потоп (когда волю Божию старались соблюдать всего восемь человек из всех живущих на земле людей, которые и остались живыми после трагедии), смешение языков при постройке Вавилонской башни, распятие Мессии. Если обратиться к нашей истории, то нужно вспомнить междоусобную резню русских князей, приведшую к монголо-татарскому игу, кровавую революцию 1917 года, когда люди нашей страны решили построить рай на земле без Бога. И чем все закончилось?! Когда читаешь учебники по истории, где тщательно анализируются причины происшедших трагических событий, то практически нигде не написано, что главной причиной нашей кровавой революции было нежелание жить по воле Божий, так как страха Божия у народа не стало. Тварь тогда бесстрашно восстала против воли Творца, оправдывая свои действия благими намерениями, презрев Библейскую истину: «Начало премудрости – страх Господень, и доброе разумение у всех водящихся им».

В этом году мы отмечаем столетие нашей национальной трагедии. Просматривая многочисленные статьи, слушая различные дискуссии, хорошо осознаешь, как далеко ушли мы в своем высокоумии, пытаясь найти истину и опять (в который раз!) без Бога. Воля Божия по-прежнему практически никого не интересует.   Самое странное, что очень многие участники подобных исторических споров искренне считают себя верующими людьми. Казалось бы классическая духовная аксиома:  «Смысл бытия любого творения состоит в служении Творцу в рамках Его воли». О чем же, по крайней мере, верующим людям можно спорить? Ответ заключается, видимо, в том, что воли Божией никто не знает или не хочет знать. Иссякают наши духовные источники, нет прозорливых старцев, опытных духовников. И, не зная воли Божией, мы пытаемся найти выход из все более и более сложных духовных проблем, которые ставит перед нами современная жизнь, своим лишь умом и упованием на себя и свои силы. Самое печальное во всем происходящем, что никто Божию волю понять и не пытается. Человеческие ум, сила и воля опять поставлены во главу угла при поиске решения сложных, порой, судьбоносных проблем. Премудрость Божия нам не интересна.

Но есть особые случаи в происходящих событиях, когда воля Божия явно выражена и не требуется каких-то особых прозрений для её восприятия и выполнения. То, что происходит сегодня вокруг возвращения Русской Православной Церкви Исаакиевского собора в Петербурге, вызывает просто оторопь! Храм – дом Божий. И строили его для того, чтобы люди могли в нем молиться, приобщаться к церковным Таинствам, славить Творца. Неужели хоть для кого-то не ясна в данном случае воля Божия? Неужели хоть кто-то дерзнёт сказать, что для Творца безразлично, как проходит духовная жизнь в Его доме, в храме, Ему посвящённом?

Хорошо помню свое первое посещение Исаакиевского собора в далёком 1959 году. Вместе с бабушкой мы шли в группе экскурсантов, которую вела молодая женщина, интересно рассказывая о соборе. Помню, как мы подошли к центральному приделу, и экскурсовод сказала: «А теперь войдемте в главный алтарь». Помню окаменевшее лицо бабушки и ее резкий жест:  «Стоять на месте! Не входить ни в коем случае». Вспоминаю этот случай, как характерный эпизод отношения работников культуры к нашим святыням. И странно звучат сегодня требования не возвращать Церкви дом Божий, ибо есть, дескать, другие, более достойные, хозяева. Это всё равно, как хозяину дома предлагают в его же собственном доме небольшую комнатку, а остальное простите - не ваше, потому что не ваше...

Начало премудрости - страх Господень. Неужели слова Святого Писания не вразумляют нынешних, часто считающих себя верующими людей от культуры. Опять с благими намерениями наперевес бесстрашно попираем волю Божию. Так и хочется сказать им, жителям города трёх революций: «Право, может, хватит идти против рожна? Ну, нет у вас страха Божия, но у нас он есть, хоть какие-то остатки сохранились. И страшно нам против воли Творца выступать, страшно делать неугодное Богу»   Мы же на ваши дворцы, картины и прочие культурные ценности не претендуем. Кесарю - кесарево, но Богу-то - Божье отдайте. Хватило нам вашего богохульства за прошедшие сто лет, никто же в вину вам ничего не ставит. Или нужно ждать, по поговорке «пока гром не грянет…», некоего Петербуржского потопа, чтобы опять в себя прийти?

В очередной раз творение отказывается познавать, признавать и слушать волю Творца. В очередной раз ясные и понятные слова Священного Писания попираются разными заумными философскими рассуждениями, а то и просто обычным хамством по отношению к Богу и к Его Церкви. Что же, мы помним, что «Мир на волю дан», но при этом хорошо бы еще и вам не забывать о том, что «Бог поругаем не бывает».

Протоиерей Евгений Соколов

Источник: Православие на северной земле


Возврат к списку




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.