Плесецкая епархия: два Крыма плюс два Израиля

Дата публикации:24.08.2017

Новый епископ Плесецкий и Каргопольский Александр за два месяца служения в Онегу приехал уже в третий раз. 

И, как считает сам владыка, это не «часто», а наоборот — редко. 

«Весь первый год я хотел бы посвятить тому, чтобы объехать все приходы епархии. Познакомиться. Но в Онеге на этот раз я не просто так, а по поводу. Отец Александр пригласил освятить строительство дома», — говорит владыка. 

Местный онежский священник (его тоже зовут отец Александр), настоятель Свято-Троицкого собора, пока окончательно не решил, как назвать новый дом — братский корпус или гостиница. Но в любом случае, у многочисленных паломников появится место, где можно будет остановиться. Строительство — дело непростое, и сколько оно продлится, никто сказать не может, батюшки говорят, что с Божьей помощью все справится. 

После освящения мы поговорили с владыкой, и он объяснил, почему в митрополии появляются новые епархии: «В нашей огромной Архангельской области бывали такие приходы, где владыку не видели никогда. Человек рождался, крестился, жил, венчался, умирал, а епископ так и не мог приехать. Эти квадратные тысячи километров… Архангельская митрополия — одна из самых крупных, и на территории области уже четыре епархии. Например, у нас в Плесецкой епархии один только Плесецкий район по территории равняется всему Крыму, а Онежский – Израилю, и таких районов четыре». 

Разукрупнение — идея не новая. Эта мысль была высказана еще сто лет назад на поместном Соборе Русской Православной Церкви, который проходил в 1917 году. Но последующие события не позволили воплотить в жизнь план разукрупнения больших епархий. 

По словам священников, плюс еще и в том, что проблемы можно решать на местном уровне, а не ехать для этого в Москву. Митрополит собирает архиерейский собор (то есть четырех епископов), и они предлагают Патриахии решение местного вопроса. 

«Всем нам — и светским, и духовным людям, и читателям, и писателям — хочу пожелать найти смысл жизни, — сказал в заключение беседы епископ Плесецкий и Каргопольский Александр, — встать на путь истины и прийти к Богу, который создал нас ради жизни вечной». 

*******

Справка

Митрополия теперь включает в свой состав Архангельскую, Котласскую, Нарьян-Марскую и Плесецкую епархии.

В новую, Плесецкую, входят Каргопольский, Виноградовский, Онежский и Плесецкий районы и город Мирный (который сложно вычленить из Плесецкого района, но на территории космодрома находится четыре храма).

Епископ Плесецкий и Каргопольский Александр в Архангельскую область приехал в конце мая. Он родился в Волгограде, учился в Ростове-на-Дону, служил в Тихвинском монастыре, Гатчинской епархии, а решением Синода от 9 марта был избран епископом Плесецким и Каргопольским.

Ирина ЖУРАВЛЁВА, фото автора

Источник: http://pravdasevera.ru/-4r8duk8s 

Возврат к списку




Публикации

В поисках города святого Николая
30 Ноя 2018

В поисках города святого Николая


В 2013 году Алишер Усманов подарил Русскому географическому обществу (РГО) более 70 уникальных карт XIV—XIX веков. В сентябре этого же года они были показаны широкой публике. Вероятно, среди этих экспонатов была и «Карта мира Франсуа де Бельфоре от 1575 года», содержащая загадочную информацию о городе святого Николая на Русском Севере.

 Увидеть и победить
29 Ноя 2018

Увидеть и победить


Страсти — удел каждого человека. Никто не рождается свободным от них, никто, кроме Бога. Но именно благодаря им у нас есть возможность стать святыми и приблизиться к Богу. Об этих противоречивых на первый взгляд вещах размышляет митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил.

«Назад и вверх»: возрождая лучшие традиции русской школы
28 Ноя 2018

«Назад и вверх»: возрождая лучшие традиции русской школы


Чем вредна «лабадрага» и почему современным детям не в радость учеба? О Русской классической школе и опыте семейного образования рассказывают священник Сретенского храма в Заостровье иерей Димитрий Костюченко и его супруга матушка Ирина.

Не стать врагом самому себе
27 Ноя 2018

Не стать врагом самому себе


В жизни любого человека наступают моменты, когда он говорит себе: «Зачем я это сделал?», или: «Как я мог такое подумать?», или: «Да что же со мной происходит?»