Иеромонах Симеон (Мазаев): Посадить страсти на тумбу

Дата публикации:19.02.2018

Как «самый умный юноша на свете» разочаровался в предметах самого умного факультета, почему судьбы человеческие — защищенный канал связи с Богом, а монашество — любовь? Об этом в интервью нашему изданию рассказывает кандидат философских наук, преподаватель Московской духовной академии и публицист иеромонах Симеон (Мазаев).

 Открой мне истину

— Отец Симеон, у вас получился интересный путь от философии  (альма-матер — философский факультет МГУ) к монашеству…

 — Многие этим путем шли, и среди моих воцерковленных друзей немало выпускников университета. Иногда мы шутим между собой, что МГУ дал Церкви больше священников и монахов, чем некоторые семинарии. До третьего курса я был неверующим, даже подсмеивался над религиозными людьми. И вот, видите, досмеялся (гость улыбается)… Господь меня смирил. А тогда мною был поставлен эксперимент. Само по себе изучение религии увлекательно, и во время учебы я исследовал этот предмет с интересом, с внешним, культурологическим интересом. Невозможно было отделаться от мысли: мы же ученые, а ученые должны проверять все на практике. В том числе и существование Бога. Я решил, что каждый день в течение недели буду коротко молиться «Господи, если Ты есть, открой мне Истину». Ну хватит же недели Всемогущему Творцу, чтобы ответить на мой вопрос!

Однако отрицательный результат тоже результат. В этом случае у меня будет право  говорить, что Бога нет, потому что я взывал, а ответа не услышал. Но Господь меня этого права лишил. Я увидел то, что называется на нашем языке Промыслом Божиим — серию удивительных совпадений. Нужно быть самым твердолобым атеистом, чтобы принять их за обычное стечение обстоятельств.

 Господь говорит с человеком языком судеб, странных совпадений. Это предельно защищенный «канал связи». Дело в том, что какие-то видения, знамения, голоса в голове могут быть результатом психического расстройства или собственной эмоциональной накачки. В языческом мире много религиозных практик, когда люди возбуждают собственное воображение и видят что-то вроде галлюцинаций. Голоса, видения, знамения — могут быть, как учит святоотеческая аскетика, прелестью. Такие необычные впечатления чаще всего результат вмешательства иных сил, которое Господь лишь попускает. А единственно по-настоящему защищенный «канал связи» — это судьбы мира и судьбы человеческие, потому что никто над ними не властен, только Сам Бог. Таким образом, когда я увидел серию поразительных совпадений, стало невозможно оставаться на прежних позициях.

А что касается монашества — это любовь. Как у юноши, который решил непременно жениться, не просто в кино сходить с девушкой, погулять с ней под луной, песенки попеть под гитару. Он смотрит на эту девушку и чувствует досаду от того, что их бытие разделено: она на дачу поехала с мамой и папой, а он — на море со своими родителями. Так вот ему и море не в радость, юноша мысленно со своей девушкой. В какой-то момент разделенность их бытия делается невыносимой. С монашеством то же самое. Однажды я увидел, как монахи Сретенского монастыря выходили из храма после Литургии, совершался чин Панагии, они прошествовали с песнопениями в трапезную. Я восхитился красотой монашества… А потом стало развиваться то чувство, о котором говорил выше. Что бы я ни делал, мысленно находился среди братии, понимая, что хочу быть одним из них, разделить вместе с ними труды и жизнь. Пока архиерейские ножницы не коснулись моей головы, пока я не провел по традиции 40 ночей в алтаре, это чувство не пропало. Теперь я спокоен и счастлив, насколько это можно во всей превременной жизни.

 Хотелось мудрости настоящей

—  Ну а как же философия, которой вы любили заниматься? Ведь именно она стала предметом изначального выбора.

— Честно говоря, мною двигали совсем смешные мотивы. Учась в школе в Пятигорске, я почему-то считал, что я самый умный на свете, как думают, наверное, многие юноши в 16-17 лет. Куда же поступать «самому умному юноше на свете», как не на самый умный факультет самого умного университета? Смешно, тем не менее, это было так. Потом я совершенно разочаровался: то, что услышал в МГУ, оказалось совсем не тем, о чем мечталось. В университете философия преподается как наука, а скурпулезный научный подход оказался мне не близок. Хотелось мудрости настоящей. Я нашел ее, скорее, в области богословия, где намного более интересных предметов для рассмотрения, способных действительно зажечь, вдохновить.

— Главная тема лекций в Архангельске — «В чем суть христианства?» Можно ли коротко изложить ее для нетерпеливых?

 — Вспомнился литературный анекдот. Лев Николаевич Толстой на просьбу вкратце объяснить основную идею «Войны и мира», сказал: «Для этого придется пересказать весь роман». А Людвиг Витгенштейн на просьбу прокомментировать «Логико-философский трактат» просто свистел. Вкратце сказать трудно, но я могу объяснить, почему именно такая идея возникла. Если бы была возможность прочитать цикл лекций, я бы построил их по-другому, но поскольку есть только одно выступление перед аудиторией, я хочу сказать о самом главном — о чем Евангелие, в чем суть нашей веры. Такой пример. Приходят люди крестить ребенка, спрашиваю: «Почему к нам? Почему не в синагогу, не в мечеть?» Отвечают: «Ну, мы же русские». Объясняю, что русские — не обязательно православные и наоборот. Чем отличается Православие от иудаизма и ислама? Не знают люди. В определенный момент Таинства крестный должен читать Символ веры, но он не понимает, что читает. Это богословская терминология, сложная для восприятия. Значит, важно рассказать о том, в чем особенность христианства, о том, как «Слово стало плотью», на языке житейских примеров, образов, близких современному человеку.

Масса вопросов сразу возникает: зачем «Слово стало плотью»? Зачем Бог воплотился? Человеку нужно показать задумку, целостную картину. Приходится подбирать другие слова и образы, не философские, а обычные, бытовые, чтобы люди понимали, что мы, например, делаем во время Литургии. Нередко слышу вопрос: «Как вы едите Тело и Кровь Бога, который есть Дух? Бога можно чтить, проявлять ему покорность, молиться Ему, но зачем Его есть?» Другой вопрос из этой серии: «Что вы празднуете на Пасху»? В пасхальном слове Иоанна Златоуста есть такие строки: «Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?» Но вы же вчера отпевали человека… Христос победил «смертью смерть», но люди после Него умирать не перестали. И очень много вопросов, как от наших критиков, так и от людей, которые не могут разобраться в том, о чем мы учим, о чем говорим. Ясности в умах нет. Так и появился у меня текст — изложение веры не языком догматов и высокой философии богословия, а языком понятных образов.

 Проповедь в современном мире

  — Почему христианство — истинная религия и что можно сказать атеистам и тем людям, которые считают, что Бог у них в душе?

 — Можно сравнить несколько религий. Я вам скажу, что в философском отношении наиболее последовательная и продуманная, наиболее совершенная — это христианство. Сложно придумать более трагический и возвышенный сюжет, чем в Евангелии. К примеру, что сделал Мухаммед, основатель Ислама? Мне представляется, что он был человеком прямодушным, правдолюбивым, но простым, неученым. Для такого психотипа характерна особенность: он не любит сложность, а где видит ее, подозревает обман. Те вопросы, о которых мы говорили выше и которые не были поняты Мухаммедом, он просто выбросил из своего учения. На мой взгляд, ислам — урезанное, доведенное до примитива христианство.

Что можно ответить тем, кто утверждает, что Бог в душе? Такое утверждение своего рода маркер, который показывает, что человек не знаком с практикой религиозной жизни. Скажем, на Афоне есть монахи-отшельники, живущие на горе, в расщелинах, скалах. Вот у них Бог в душе, это точно. Однако же они периодически покидают свои расщелины и идут в монастырь, чтобы принять Святые Христовые Тайны, поучаствовать в соборной молитве. Почему именно так, зачем это нужно? Практика религиозной жизни показывает: если прекращается соборная молитва, если человек не участвует в ней, то скоро в нем самом заканчивается личная, тайная, келейная молитва, и всякое общение с Богом прекращается. Если имя Христово уходит с уст, то оно очень скоро уходит из ума и сердца. Это показывает практика духовной жизни. Если не ходишь в храм, то и келейное молитвенное правило оставишь. Почему-то именно так.

 Люди — социальные существа, и никуда от этого не деться. Религия не личное, а все-таки общественное дело, поэтому если из общественной сферы исчезает религиозная практика, то вскоре человек приходит к полному бездействию в религиозном отношении. На вопрос «Ты верующий?» он ответит «да», но на самом деле духовная жизнь в нем замерла.

 — Проповедь в современном мире. Какой она должна быть, чтобы затронуть сердце и разум погруженных в собственный мир людей?

— Важно не что говорить, а в какой момент говорить. У Пушкина есть замечательная эпиграмма: «Нет ни в чем вам благодати; с счастием у вас разлад: и прекрасны вы некстати, и умны вы невпопад». Самое главное, не какое-то гениальное слово построить, украсив его по правилам риторики и ораторского искусства, важно найти нужный момент. Есть время в жизни каждого человека для истины. Она бесполезна, как искусство. Это если перефразировать мысль из эстетической теории Оскара Уайльда «искусство совершенно бесполезно». Вот истина бесполезна. Для нее невозможно найти утилитарное применение. Она сама по себе вдохновляет, сама по себе прекрасна.

Но настает время, когда человек готов послушать интересное, новые теории, поговорить об истине, и это, как правило, пора студенчества. Прежде всего, нужно идти в эту среду, в университеты, заинтересовывать тем, чем ты сам горишь. Не надо особенных слов, нужно время — студенческая скамья, старшие классы, когда человек стремится понять жизнь, причем не просто послушно, как первоклашка, делает уроки, а размышляет и пытается найти истину.

— Тогда что же делать людям среднего возраста, как им найти время и где услышать слова об истине?

—  В этом смысле Церковь мудра. Она дает священнику много поводов, чтобы прийти к человеку. Например, освящение квартиры. Что поменяется, если освятить квартиру? Видимым образом ничего, но это очень хороший повод прийти к человеку в дом, помолиться вместе с ним. Невоцерковленный человек, придя в храм, почувствует себя, как и любое живое существо в новом месте, немного «прибитым». Даже кошку принесите в новую квартиру, она поначалу будет чувствовать себя неуверенно. И так каждый из нас, приходя в новое место, чувствует себя неловко. А у себя дома человек раскован, он там хозяин. Допустим, освятил батюшка квартиру, и за чаем  можно поговорить о самом главном — о чем повествует Евангелие. Или освящение автомобиля. На освященной машине, конечно, колеса не будут быстрее крутиться, но это очень хороший повод, чтобы священник мог поговорить с человеком лично о важном.

 Я сталкиваюсь с тем, что люди толком не знают, для чего нужны обряды. Прихожу в квартиру, хозяин рассказывает: «Знаете, у меня был лама, почистил тут, но чувствую, что он не справился. Может, у вас получится…» Люди прибегают к помощи Церкви, зачастую не представляя, в чем она заключается. Они могут быть не религиозными, не воцерковленными, но ребенка придут крестить, потому что «ну как же иначе, это наша национальная традиция». Глуповато… но и это можно использовать священнику как повод поговорить о Боге.

Засада для ищущих не Христа

— На ваш взгляд, почему люди остывают к Церкви?

— В первую очередь они разочаровываются. Не потому что Церковь плохая, а потому, что заведомо были ей очарованы и искали там что угодно, только не Христа. Кто-то искал национальную идею, кто-то духоносных старцев.

В Церкви все преходяще, кроме Христа. Когда-то жили апостолы, которые исцеляли, воскрешали, творили чудеса, но их время прошло. Затем появились подвижники. Трудно поверить, что человек способен выдержать такие труды и подвиги, которые являли, например, святые Антоний Великий, Симеон Столпник, но и их время прошло. Наступило время старцев. Схиархимандрит Зосима (Сокур) предрек (впрочем, возможно, ему эти слова приписали): «Мы последние, за нами уже никто не идет», то есть времена старчества тоже проходят. Возможно, настанет пора людей, обладающих даром рассуждения, но и она закончится. Таким образом, если человек ищет в Церкви не Христа, а нечто другое, рано или поздно он будет разочарован.

Второй момент — это разочарование в себе самом: вот, я 20 лет в Церкви и лучше не стал ни на йоту, те же грехи и страсти, значит, не работают Таинства, Церковь не работает. Дело в том, что она и не должна работать так, как ты думал, потому что в духовной жизни поставил заведомо недостижимые задачи. Дорогой мой человек, если бы ты сам, усилием воли, упражнениями, практиками смог бы победить в себе страсти, тогда и Христу не надо было бы воплощаться, страдать, распинаться, умирать, воскресать. Если бы человек мог своим усилием воли победить страсти, Евангелие было бы другим, Священная история была бы другой. Если ты сам можешь, зачем Христу тебе помогать? Потому не надо ставить себе недостижимые задачи и разочаровываться от того, что ты их не достиг.

В духовной жизни задача состоит не в том, чтобы победить страсти, а в том, чтобы не дать им окончательно загрызть нас. Это как братья Запашные дрессируют тигров. Но, послушные и дрессированные, они не перестают быть тиграми. Это по-прежнему свирепые, мощные, страшные существа. Дрессировщики не изменяют их природу, но в какой-то мере подчиняют себе — сажают на тумбу. Задача христианина состоит не в том, чтобы страсти в себе изжить, а в том, чтобы «посадить их на тумбу», не дать им воли, большего мы сделать не можем.

Если бы человек мог изжить страсти, Богу не нужно было бы подвергать его болезненной и страшной операции — смерти и воскресению. Господь воскрешает через Себя, пропускает через Себя, как через дверь, возле которой Он Сам стоит охранником: все хорошее, что есть в человеке, проходит, а зло просочиться не может.

В конце разговора мы возвращаемся к тому, с чего начали. Путаница в голове относительно собственной веры, отсутствие четкого представления о написанном в Евангелии и о самом христианстве приводит к тому, что человек допускает жестокие ошибки в своей духовной жизни. Вот засада: поставить себе заведомо неисполнимую цель, естественно, ее не добиться и разочароваться в Церкви.

 

Беседовала Людмила Селиванова

Источник:  "Вестник Архангельской митрополии", №6/2017 

Возврат к списку




Публикации

В поисках города святого Николая
30 Ноя 2018

В поисках города святого Николая


В 2013 году Алишер Усманов подарил Русскому географическому обществу (РГО) более 70 уникальных карт XIV—XIX веков. В сентябре этого же года они были показаны широкой публике. Вероятно, среди этих экспонатов была и «Карта мира Франсуа де Бельфоре от 1575 года», содержащая загадочную информацию о городе святого Николая на Русском Севере.

 Увидеть и победить
29 Ноя 2018

Увидеть и победить


Страсти — удел каждого человека. Никто не рождается свободным от них, никто, кроме Бога. Но именно благодаря им у нас есть возможность стать святыми и приблизиться к Богу. Об этих противоречивых на первый взгляд вещах размышляет митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил.

«Назад и вверх»: возрождая лучшие традиции русской школы
28 Ноя 2018

«Назад и вверх»: возрождая лучшие традиции русской школы


Чем вредна «лабадрага» и почему современным детям не в радость учеба? О Русской классической школе и опыте семейного образования рассказывают священник Сретенского храма в Заостровье иерей Димитрий Костюченко и его супруга матушка Ирина.

Не стать врагом самому себе
27 Ноя 2018

Не стать врагом самому себе


В жизни любого человека наступают моменты, когда он говорит себе: «Зачем я это сделал?», или: «Как я мог такое подумать?», или: «Да что же со мной происходит?»