Гимны Великого поста

Дата публикации:02.04.2021

«Исполняйтеся духом, глаголюще себе во псалмех и пениих, и песнех духовных, воспевающе и поюще в сердцах ваших Господеви» (Еф. 5:18-19). 

Святая Четыредесятница — время особого покаяния, строгого устава и длинных служб. Но, несмотря на ограничения и усталость, сердце верующего человека исполняется светлой печалью, вместе с пробуждающейся природой стряхивает с себя всё ненужное и наша душа, встречая весну духовную. Именно так называют святые отцы Великий пост. И, конечно, не последнюю роль в создании особого настроя играют великопостные песнопения. Задача музыкального сопровождения служб — затронуть сердце и пробудить покаянные чувства.

Церковь как чадолюбивая мать не сразу вводит нас на постное поприще, зная, что без должной подготовки человек может приуныть и ослабеть в любом, даже благом, деле. Поэтому перед Великим постом Устав назначает три подготовительные недели, или седмицы, которые постепенно приуготовляют душу человека к подвигу.

Для пробуждения чувств покаяния и сокрушения о грехах Церковь в подготовительные седмицы поет на воскресных утренях, начиная с недели о мытаре и фарисее и кончая пятым воскресеньем поста, умилительные стихиры (тропари) «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче», «На спасения стези настави мя, Богородице», «Множество содеянных мною лютых».

«Покаяния отверзи ми двери» — это одно из самых ярких и в то же время самых важных песнопений периода пения Постной Триоди. Оно словно объединяет период подготовки к Четыредесятнице и сам пост. Эта стихиру впервые мы слышим в Неделю о мытаре и фарисее, а затем — на каждой воскресной всенощной (вечернее богослужение в субботу вечером) вплоть до пятого воскресения Великого поста, посвященного преподобной Марии Египетской. Таким образом, мы встречаемся с ним девять раз в течение примерно двух месяцев.

Важность этого текста дополнительно подчеркивается разными выразительными средствами. Например, в некоторых храмах на время пения «Покаяния отверзи» выключают свет, люди зажигают свечи и становятся на колени. Конечно же, наиболее важным и ярким из этих средств является музыка.

Наступает второе воскресение подготовки к Великому посту, в которое читается Евангелие о блудном сыне. В это и в два последующих воскресения, вплоть до начала Великого поста, Церковь назначает петь Псалом 136 «На реках Вавилонских». 

Текст псалма повествует о страданиях еврейского народа в вавилонском рабстве при царе Навуходоносоре. Десятки тысяч израильтян лишились своего отечества после проигранного иудейского восстания в 598 году до н.э. Плененные евреи жили вне городов Вавилонского царства, среди рек, оплакивая потерянную родину. Среди ветвей они повесили свои инструменты, потому что лишь в Иерусалиме могли использовать их для богослужебных песнопений. Ради забавы и глумления иноплеменники хотели слышать священные тексты иудеев, но не ради того, чтобы научиться славить Бога. Униженные пленники отвечали отказом, чтя законы своих предков. Они возглашают в сильном исступлении, насылая на себя проклятия, если перестанут вспоминать Иерусалим: «Как они, когда лишены были города, тогда и стали искать его, так многие и из нас испытают то же, когда в тот день лишатся горнего Иерусалима», — писал Иоанн Златоуст. Новозаветная Церковь толкует псалом как плач о греховном пленении и изгнании из Рая.

Еще одно песнопение, которое можно услышать в храме только во время Великого поста — «Душе моя, восстани, что спиши». Оно исполняется после шестой песни Великого канона Андрея Критского. В это время присутствующие в храме люди молятся коленопреклоненно. В словах этого песнопения передается весь дух покаянного творения преподобного Андрея: «Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? Конец приближается, и ты смутишься; пробудись же, чтобы пощадил тебя Христос Бог, Вездесущий и все наполняющий». 

«Ныне Силы Небесныя» — песнопение, которое звучит в Церкви каждую среду и пятницу на Литургии Преждеосвященных Даров. Оно поется на Великом входе, когда освященные на «полной» Литургии Святые Дары переносятся священником с жертвенника на престол. На Литургиях Иоанна Златоуста и Василия Великого в это время исполняется Херувимская песнь, за исключением служб Великого четверга и Великой субботы, когда поются глубочайшие  по смыслу тропари «Вечери Твоея тайныя» и «Да молчит всяка плоть человеча». 

Текст песнопения говорит о том, что Ангельские чины сослужат нам незримо, а мы смиренно наблюдаем над свершившейся Евхаристией: «Се Жертва тайная совершена дориносится», то есть «вот жертва таинственная, совершенная, ими торжественно сопровождается».

В таком смиренном наблюдении проявляется особое покаянное состояние, сокрушение в грехах, это песнопение предваряет настрой Страстной седмицы: «Что еще оставалось… Спасителю сделать для нас, и Он не сделал? Не видели мы разве Бога-Слово смирившимся во образе раба, чтобы и мы сделались смиренными?», — писал преподобный Ефрем Сирин.

Вторая строфа песнопения гласит: «Верою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем», что значит «с верой и любовью приступим, чтобы быть причастниками вечной жизни» — призыв к самому причастию, так как после песнопения уже не следует Евхаристический канон (часть литургии, на которой совершается чудо пресуществления хлеба и вина в Тело и Кровь Иисуса Христа). Эти слова молитвы напоминают нам текст Евангелия от Иоанна: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:54).

«Да исправится молитва моя» — эти стихи из 140-го псалма Давида исполняются обычно на каждой вечерне. Но во время Великого поста их поют на Литургии Преждеосвященных Даров, которая совершается по средам и пятницам и в первые три дня Страстной седмицы. По традиции во время этого песнопения все молящиеся становятся на колени, а певчие выходят в центр храма к солее.

Протоиерей Дмитрий Смирнов так объяснял смысл этой молитвы: «Кадило — это такой прибор, куда кладется уголь и ладан. И каждение этим благовонным дымом является образом нашей молитвы. Как кадильный дым возносится вверх, к небесам, так и молитва возносится к Богу. Мы люди грешные и наша молитва "неисправна". И мы просим у Бога, чтоб Он исправил нашу молитву».

«Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя. Господи, воззвах к Тебе, услыши мя. Вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе. Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих. Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех», — поется во всех храмах.

Перевод этой стихиры следующий: Да исправится молитва моя, как кадило пред Тобой, поднятие рук моих – как жертва вечерняя. Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня! Услышь голос моления моего, когда взываю к Тебе. Охраняй, Господи, уста мои и ограждай двери уст моих. Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым, оправдывающимся от грехов.

Вот мы уже подошли к песнопениям, которые исполняют на Страстной седмице. В Великий Четверг хор поет «Вечери Твоея тайныя» вместо «Иже Херувимы». В этот день Церковь вспоминает Тайную Вечерю — последнюю трапезу Христа с апостолами. Именно тогда Спаситель установил главное Таинство Церкви — Таинство Святого Причащения, Евхаристию. Каждый христианин стремится в этот день прийти в храм и причаститься.

«Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем», — молятся православные.

Стихиру можно перевести так: «Сын Божий! сделай меня ныне участником Твоей тайной вечери (удостой причаститься), потому что я не расскажу тайны врагам Твоим, не дам такого Тебе целования, как Иуда (не буду изменять Тебе худою жизнью), но, как разбойник, исповедаю Тебя: помяни меня, Господи, во Царствии Твоем».

В Великую Субботу на Литургии вместо херувимской песни хор исполняет стихиру «Да молчит всякая плоть человеча…».

Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет: Царь бо царствующих, и Господь господствующих, приходит заклатися и датися в снедь верным. Предходят же Сему лицы Ангельстии со всяким Началом и Властию, многоочитии Херувими, и шестокрилатии Серафими, лица закрывающе, и вопиюще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.

Иеромонах Амвросий (Тимрот) перевел ее текст на русский: «Да умолкнет всякая плоть человеческая, и да стоит со страхом и трепетом, и ни о чем земном в себе да не помышляет, ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклаться и дать Себя в пищу верным. Пред Ним шествуют сонмы Ангелов со всяким их начальством и властью, многоокие Херувимы и шестикрылые Серафимы, закрывая лица и возглашая песнь: аллилуия, аллилуия, аллилуия».

Великая Суббота — день молчания всего творения, «сей есть упокоения день, воньже почил от всех дел Своих Единородный Сын Божий» — так поется в стихире на вечерне. Это день скорби и радости, Бог погребен и сошел в ад, чтобы его разрушить, поэтому служба исполнена и потаенной радости и скорби. Но в эту службу вкрапляются воскресные тропари и стихиры, читается множество ветхозаветных пророчеств о Восстании Спасителя. И вместо «аллилуйя» на литургии поется торжественный прокимен «Воскресни, Боже, суди земли», а священство облачается в белые одежды, символизируя свершенную победу Христа и начало Пасхи.

В контраст этому ликованию звучит песнопение «Да молчит всякая плоть». Тайна нашего спасения страшна и велика, поэтому всё творение Божие в этот день трепетно хранит молчание.

Господь отдает себя в Жертву и вкушаем верными — его последователями-христианами — через таинство Причастия, «приходит заклатися», как непорочный Агнец. «Как овца, веден был Он на заклание и, как агнец пред стрегущим его безгласен, так Он не отверзает уст Своих. В уничижении Его суд Его совершился. Но род Его кто разъяснит, ибо вземлется от земли жизнь Его» (Деян. 8: 32-33).

Традиция петь этот гимн вместо «Иже херувимы» появилась с 1545 года, после издания типикона преподобного Саввы Освященного. Вопрос авторства этих строк остается открытым. Возможно, стихира принадлежит к гомилетической традиции, впервые отраженной в «Слове о Пасхе» епископа Мелитона Сардийского. Продолжением этой традиции являются пасхальное слово святого Епифания Кипрского, начинающееся фразой «Что сие днесь безмолвие много, яко Царь спит» и кондак Романа Сладкопевца «Торжество Креста». Отдельные темы и мотивы гимна «Да молчит всякая плоть» встречаются в произведениях палестинских святых — Иоанна Дамаскина и Феофана Исповедника (в их стихирах на Великую пятницу и Великую субботу).

Несмотря на строгость устава и длинные богослужения, порой рождающие усталость, нельзя не любить Великий пост. Это время сугубого покаяния, коленопреклонных молитв и долгого чтения удивительным образом рождает в душе верующего человека состояние тихой радости и светлой печали. И, конечно, не последнюю роль в создании особого настроя во время поста играют великопостные песнопения. Музыкальный язык богослужения откликается на содержание молитвословий. Ведь в этом и состоит его задача — помочь передать смысл, довести его до сердца, пробудить в душе покаянные чувства.

Священник Александр Григорьев

Фото пресс-службы Архангельской епархии

Фото к публикации:

Возврат к списку




Публикации