Фиваиду Севера, ее осквернение в СССР и долг перед жертвами сталинских репрессий обсудили в САФУ

Духовное образование и катехизация11 Декабря 2017

Обителям Поморья, расцветшим во времена целостности православного миросозерцания и оскверненным в советскую эпоху, посвятили конференцию в Северном Арктическом федеральном университете.

В первой части форума «Поморская Фиваида: история, память, долг» говорили о прошлом. Доктор культурологии профессор Василий Матонин напомнил, что поэтическое название символически связывает старинные обители Архангельской земли с  древнеегипетской областью Фиваидой — местом поселения раннехристианских монахов-отшельников.

«Движение на Север, колонизация его были в значительной степени обусловлены духовными мотивами, — сказал профессор Матонин. —  Сознание средневекового человека по определению религиозно. Конечно, были и ушкуйники, которые приходили на эти земли, грабили, забирали ясак и уходили. Но были и монахи, которые находили себе место, соответствующее ландшафту их внутреннего мира. Когда нельзя жить в соответствии с идеалами на родине, тогда человек обретает новую родину. Мы видим, что вектор русской культуры ориентирован на Север во времени, поэтому возникает смутное подозрение, что противоречия, которые мы усматриваем между западом и востоком, противоречия нерешаемые, разрешаются по мере продвижения русской культуры к Северу».

По словам Василия Матонина, образ Севера в русской культуре воплощен идеалом преображения: «Движение на Север принимает различные формы маргинальности и оппозиционности по отношению к условному центру. Пространство Севера структурировалось вокруг монастырей и находило воплощение в образе мировых кругов с разными центрами, вписанными друг в друга. Центры — это монастыри, храмы, часовни, кресты. Конечно, особая роль принадлежит Соловецкому монастырю. Поморье — это инобытийная территория, связанная с образом смерти, а монах по определению неотпетый мертвец, для которого мир — истинная вдовица. Очень многое в нашей жизни, культуре, в нас самих познается через монастырь, через инобытийность. Все, что мы можем понять о себе и о том, что происходит вокруг нас, связано с идеалами, которыми мы руководствуемся, с теми ценностями, которые дифференцируются во все сферы бытия. Мы видим, что в русской культуре не сформировано иного идеала, кроме духовного. Мы восприняли христианство в его монашеской ипостаси. Образ святости предопределил представления о Святой Руси, он определил движение на Север. Жизнь познается через монастырь, через идеал святости и русскую зиму. Если в XVI веке Север был местом, не приспособленным для жизни, наделенным отрицательной семантикой, то позднее он приобрел семантику святости, это место очень удобно для монашеских подвигов».

Рассказал профессор Матонин и о причинах разрушения социо-культурного пространства Поморской Фиваиды. «В результате церковного раскола середины XVII века, реформ Петра I, секуляризации 1764 года, развития товарно-денежных отношений в XIX и начале XX века, войн, революции, коллективизации, закрытия храмов, пространство Фиваиды размывалось. После Великой Отечественной войны демографический кризис настолько усилился, что внутренних ресурсов для возрождения, по-видимому, уже нет. Этапами разрушения Фиваиды стали и перестройка, и события нулевых годов. Север обезлюдел».

Другой участник конференции, протоиерей Александр Абрамов, приехавший из Москвы, отметил, что разговор о судьбе монастырей и храмов в советской России немыслим без интеллектуальной честности и ясности моральных оценок.

«Люди, находящиеся внутри Церкви, должны отказаться от языка полунамеков, умолчаний и эвфемизмов, — сказал отец Александр. — Грех должен быть назван грехом, а преступление преступлением. И не надо ссылаться на то, что изучение сталинских репрессий и реакция на это произошла в годы перестройки. Вот, дескать, перестройка — это вакханалия, и если в то время был бум антисталинских публикаций, то теперь мы пришли к более взвешенной позиции, а сейчас эту тему, дескать, будируют некие либералы. Я же утверждаю, что обсуждение темы сталинизма это не политическое действие, а моральное и религиозное. Это тема нашего долга перед людьми, которые были казнены, высланы, лишены возможности заниматься любимым делом. Факт существования Соловков на Севере, Бутова под Москвой и Левашова под Петербургом должен быть аргументом для людей, которые хотят разбираться в истории».

В сознании нормального человека, нешизофренически мыслящего, не могут сосуществовать Соловецкий архипелаг и почитание Сталина, отметил московский гость: «Невозможно любить святителя Филиппа и почитать Ивана Грозного. Об этом со всей определенностью говорил покойный Патриарх Алексий и многие другие. Но выясняется, что об этом надо говорить. Мы столкнулись с совершенно уродливым феноменом православного сталинизма, с очень позорной, аморальной, постыдной попыткой ползучей ресталинизации общества, в том числе через кино и телевидение. Мы столкнулись с массированной фальсификацией отечественной истории, где Сталин предстает как человек верующий, общающийся с блаженной Матроной, открывающий храмы и сохраняющий свое семинарское образование как основу личного мировоззрения».

За последние пять лет в нашей стране открыты по частной инициативе граждан 132 памятника вождю. По словам отца Александра, разговоры о добром Сталине связаны с системой людских симпатий. «Людям нравится не только Сталин как таковой, но идет апелляция будто бы к справедливости, к порядку, солидарности общества. Тогда как в действительности эти ценности целенаправленно разрушались большевистскими руководителями, в том числе и Сталиным. Сейчас многие готовы рассказывать, будто Сталин претерпел серьезную метаморфозу и из красного руководителя стал видным государственником, возвращающим в армию дореволюционные погоны и восстанавливающим память об Александре Невском и Дмитрии Донском. Попытки приписать Сталину религиозное мировоззрение являются кощунственными и недопустимыми. Нигде,  никогда и ни при каких обстоятельствах разрушительная антицерковная деятельность по закрытию храмов, истреблению духовенства при Сталине не прекращалась», — отметил столичный священник.

Нужно не лениться полемизировать с мифами, действуя в духе исторической ответственности, призвал отец Александр: «Удивительно, что мы забываем не только о моральном праве, но и о необходимости давать оценку произошедшему. Однако каждый живет в многоплановой ответственности перед Богом, народом и историей нашей страны».

Далее отец Александр рассказал, как в одном известном фильме излагается легенда о Сталине как о добром, мягком, темпераментном человеке, бессребренике, находившемся на пути к святости и очень эффективно управлявшем страной в творческом тандеме с начальником своей охраны.

«Существует в Москве режимный объект — ближняя дача Сталина, где он умер, — продолжил протоиерей Александр Абрамов. — Для определенной публики там время от времени проводятся экскурсии. Их идеология примерно такова: "Вот, дорогие друзья, эта малая столовая. Вот здесь он и окончил свои дни, лежал бедный, в маленьком заношенном френче, в валеночках, у него же ничего своего не было, он был неприхотлив". Так уходит представление о преступном характере политической деятельности Сталина, а для церковного сознания — о греховном характере его деятельности».

Завершая выступление, московский гость призвал православных христиан не бояться дискуссий о недавнем прошлом: «Да, будет шум, что мы якобы раскачиваем лодку. Но не надо этого бояться!  Потому что не будет никакой лодки, если не ясно, куда она движется!»

Также на конференции прозвучали доклады, посвященные прошлому и настоящему Сийской обители,  Соловков и увековечиванию памяти жертв репрессий XX столетия. 

Пресс-служба Архангельской епархии




Публикации

Священник Алексей Уминский: Мир становится хрупким
10 Июл 2018

Священник Алексей Уминский: Мир становится хрупким


Когда появляется образ врага, неминуемо начинается схватка. Но откуда эта идея взялась сейчас, в благополучное время? Что произошло сто лет назад и как это повлияло на наш народ? Почему продолжается гражданская война в умах?

Владимир Легойда: «Христианство — это всегда подвиг»
9 Июл 2018

Владимир Легойда: «Христианство — это всегда подвиг»


Владимир Легойда в интервью «Известиям» оценил риски предоставления автокефалии Украинской Церкви, рассказал о том, как Русская Православная Церковь относится к пенсионной реформе, и ответил на другие актуальные для Церкви и общества вопросы.

Праздник личного бессмертия
9 Июл 2018

Праздник личного бессмертия


«Праздников праздник и торжество из торжеств». Именно так православная святоотеческая традиция характеризует масштаб события Воскресения Христова.

Поток злых слов взял верх...
9 Июл 2018

Поток злых слов взял верх...


На Пинежье в Архангельской области почти в каждой деревне есть братские могилы 1918-1919 годов. На Пинеге в красных и белых частях служили партизаны-добровольцы, которые бились до последнего и всеми способами стремились уничтожить противника.